ЛитМир - Электронная Библиотека

– Хочу доложить, что электроэнергия восстановлена с запуском аварийных дизелей и генераторов. Вся инфраструктура работает в штатном режиме. Разрушений и жертв нет. Пропали столбы, дорожные плиты, железнодорожный путь за территорией части. И мне кажется, кругом природа изменилась.

Следующим поднялся начальник связи Тиунов.

– Полностью отсутствует всякая связь. Радиоэфир пустой, полная тишина.

Дымову представились заместитель начальника полигона по личному составу капитан Конев Владимир Николаевич, начальник тылового обеспечения капитан Колесников Дмитрий Николаевич, начальник штаба майор Гордеев Виктор Иванович, начальник автобата капитан Сединин Юрий Николаевич, начальник группы картографов капитан Напин Петр Иванович, командир звена беспилотных аппаратов капитан Курдюков Сергей Валентинович, командир роты охраны капитан Трофимов Сергей Николаевич, командир роты технического обслуживания техники капитан Ковин Виктор Николаевич. Офицерам полигона представились и офицеры прибывшего полка.

– Так, – сделал заключение Дымов, – сейчас главное не паниковать. Для личного состава об отсутствии связи сослаться на последствия урагана. После обеда капитану Колесникову и старшему прапорщику Старцеву обеспечить обмундированием и снаряжением прибывших военнослужащих, помочь в освоении, капитану Сединину и капитану Ковину закрепить за экипажами боевую технику, капитану Тиунову решить вопрос со связью, начальникам штабов составить планы боевой подготовки прибывшего личного состава. Больше стрельб, практических и тактических занятий. Время не ждет. Капитану Курдюкову отправить беспилотники на облет территории глубиной 50 км. Капитану Напину к утру по результатам облетов предоставить новую карту местности. Пока все. Разойдись.

Оставшись один, Дымов достал свой сотовый и убедился, что, действительно, сети не было.

В дверь постучали. После разрешения в кабинет вошел старший прапорщик Старцев с рюкзаком и плечиками в чехле:

– Форму и снаряжение принес, товарищ полковник.

– Ну, давай удивляй, Михаил Григорьевич, – с улыбкой сказал Дымов.

Старцев с явным удовольствием с плечиков снял комплект новой полевой формы «Ратник». Такую полковник еще не видел. Куртка и штаны были сплошь с карманами и кармашками различного назначения. Пуговиц было мало, в основном крючки и застежки на липах. Ткань легкая с функцией «хамелеон». Здесь же был новый легкий бронежилет «кольчуга», нижнее белье, облегченные непромокаемые берцы, камуфлированная каска с устройством внутренней связи, прицел ночного видения, браслет в котором на сенсорном экране из бронированного стекла можно было увидеть компас, часы, карту местности, встроенную систему определения «свой-чужой» и радиомаяк, бинокль с тепловизором. Кроме этого, были переданы электронный планшет, фляжка, аптечка, макияжная краска и специальный нож.

– За личным оружием пройдите в арсенал, – сказал Старцев на прощание и вышел из кабинета.

Осмотрев и примерив все обмундирование и снаряжение, Дымов убрал все в шифоньер. Затем пошел в арсенал, который представлял собой большой ангар, где его встретил прапорщик Меньших. В смотровом зале, представляющем собой оружейный супермаркет, Дымов увидел столько отечественного и импортного стрелкового оружия, сколько, наверно, бывает лишь на международных выставках. Это была, видимо, стихия прапорщика, так как с каждым образцом он обращался нежно и любовно. Передавая в руки полковника для ознакомления то или иное оружие, он рассказывал много об его истории создания и тактико-технических характеристиках. Около часа продолжалась эта экскурсия, пока Меньших не выдал Дымову положенные тому пистолет «Стриж» и автомат Калашникова АК-12.

– Изделия эти новые, на испытании, – сказал напоследок прапорщик. – Наворотов разных много, пользуйтесь-испытывайте.

Оружие было для полковника, действительно, новое, и он решил не затягивать с пристрелкой. Здесь же он повертел оба образца в руках и произвел их сборку-разборку.

Расписавшись в формулярах, Дымов взял пистолет и автомат с собой, и, возвратившись в штаб, сдал их в оружейку дежурному по части.

Согласно приказу Министерства обороны, уже к обеду был вооружен, одет и обут прибывший личный состав.

После обеда в кабинет Дымова пришел капитан Курдюков и доложил, что в 7-м квадрате в 15 километрах к югу от полигона на поляне обнаружены два вертолета МИ-8 и показал снимки, сделанные беспилотником.

– Хорошо, капитан, – сказал полковник. – Свободен.

Ввиду отсутствия внутренней связи за дверями кабинета постоянно находился вестовой.

– Вызвать ко мне командира роты разведки Симонова! – дал тому команду Дымов.

Уже через 15 минут вызванный капитан стоял перед полковником.

– Вот снимки и координаты. Берите взвод бойцов и пару БМД (боевых машин десанта). Направляйтесь к вертолетчикам. Возьмите еще тягач с авиатопливом, возможно, оно у них кончилось.

– Есть, – лихо ответил капитан и выскочил из кабинета. Уже через полчаса разведчики отправились на поиски вертолетчиков.

10

Вечерело. Штурман Крупин и его командир Орлов сидели возле костра. Один пил из кружки чай, а другой ковырялся палкой в углях. Второй экипаж Зарубина и Киселева находился в лесу на охоте.

– Бляха! – вдруг вырвалось у Орлова. – Где мы, что мы, хрен его знает. После бури вообще все ориентиры потеряли. По карте должен быть полигон, а в наличии леса и поля. Главное, компасы показывали правильно, – возмущался он. – На обоих машинах они не могли одновременно сломаться.

Крупин слушал командира, но в полемику не вступал, так как и у него не было объяснений происшедшему.

Положение летчиков было безрадостным. Всякая связь отсутствовала. За те 9 месяцев, что экипажи находились в неизвестной местности, подобные рассуждения у всех членов экипажей возникали неоднократно. Но ничего не менялось, и это пугало.

– Блин, вот сдохнем здесь, и никто не узнает, где могилки наши, – не унимался брюзжать Орлов. – Тут наши приключения и закончатся, – заключил он.

Еще 29 сентября прошлого года, экипажи Орлова и Зарубина, приняв на авиазаводе в Ростове-на-Дону вертолеты, по приказу полетели на полигон «Новоселицы». Чтобы не летели порожняком, им загрузили в одну машину продукты питания, а во вторую – часть комплекта полевого госпиталя. Вертолеты, не долетев до полигона, попали в ураган с громом и какими-то белыми шарами. Так и пришлось сесть в поле. Когда стихия успокоилась, вновь взлетели, но найти полигон не смогли. Связь с авиадиспетчером пропала, как в прочем и вся другая. Горючее кончалось, поэтому сели в подходящем месте. Поставили палатку из комплекта госпиталя, печку «буржуйку». Так и жили, ждали, когда их найдут.

Когда консервы надоели, стали по очереди промышлять в лесу различной дичью. Благо ее и других даров природы кругом было много. Рыбу ловили в ближайшей речушке, там же в ключе, набирали воду. В этот день на охоту ушел экипаж Зарубина.

– Не дрейфь, командир. Все еще может вернуться обратно, – Крупин решил сменить надоевшую мрачную тему. – А приключения могут быть и после смерти. Вот, у меня есть бабка Аня, а у нее подруга с мужем Алексеем. Всем где-то за 70. Так вот, когда умер у подруги муж, то та позвала мою бабку проститься с ним. Она в течение дня прийти не смогла и пришла к ним домой лишь под вечер. В большой комнате, как положено, посередине стоял гроб, одна старуха в изголовьях, читала молитвы, а кругом сидели родственники. Бабка подошла к покойнику и только начала креститься, как у нее от изумленья вырвалось:

– Батюшки-светы, так ведь это не Алексей!

Что тут началось?! Все сразу забегали вокруг покойника, стали рассматривать его и удостоверились, что в гробу чужой человек. Закричали:

– Кто за покойником ездил в морг?

Оказалось, зять. Тот уже в другой комнате спал в стельку пьяным. На него, спящего, вылили ведро холодной воды, растрясли, отматерили и велели покойника поменять. Тот понять не мог, как с пьяных глаз не признал тестя? Но все же побежал обратно в морг. Ладно, там стояла грузовая машина. Зять попросил водителя съездить домой за покойником и обменять на тестя. Тот с неохотой, но за бутылку согласился. Так, со скандалом и матюками, Алексея вернули домой и продолжили прощание. Если бы не внимательность моей бабки, то похоронили бы чужого человека. Позже народ долго еще подкалывался и смеялся над зятем.

11
{"b":"582604","o":1}