ЛитМир - Электронная Библиотека

Вдруг Крупину послышался нарастающий рокот моторов. Сначала подумал, что кажется, но оказалось – наяву. Встрепенулся и Орлов. Оба соскочили на ноги и побежали навстречу нарастающему гулу. Как же они были рады этому проявлению цивилизации, когда через некоторое время на поляну въехали два БМД и тягач с бочками. От радости у летчиков даже появились слезы на глазах. Они наперебой стали обнимать спрыгнувших с боевых машин десантников.

Капитан Симонов представился летчикам.

– Какая нужна помощь?

Крупин и Орлов тоже представились и доложили, что техника исправна, а горючее на исходе.

– Где второй экипаж?

– Скоро должны вернуться с охоты, – ответили летчики. Симонов распорядился своим водителям включить сирены, а бойцам помочь собрать имущество и погрузить в вертолеты.

На поляне и над лесом разнесся раскатистый вой.

Вскоре из леса уже бежали Зарубин и Киселев. От радости они тоже не находили себе места, обнимали всех подряд. Около часа ушло на сборы и заправку. Когда вертолеты были готовы к вылету, Симонов и летчики по новой карте сверили маршрут. Распрощавшись, обе винтокрылые машины и БМД отправились на полигон.

Через полчаса вертолеты уже садились на вертолетную площадку полигона. Осмотрев машины, приведя себя в порядок, экипажи проследовали в штаб. Когда зашли в кабинет Дымова, представились.

– Прошу о себе доложить и предоставить письменный рапорт, – приказал полковник.

За оба экипажа доложил происшедшее с ними командир звена Орлов.

После доклада Дымов крикнул вестового и вызвал к себе прапорщика Старцева.

Не прошло и 10 минут, как тот вошел в кабинет полковника.

– Разместите летчиков и поставьте на довольствие, – приказал Дымов.

Отпустив прибывших, полковник ходил по кабинету и про себя ругался. Ничего вразумительного от них он не услышал. День прошел, а связи с внешним миром не было.

Полковник вновь крикнул вестового и приказал вызвать к нему капитана Тиунова и капитана Курдюкова. Через 30 минут оба офицера вошли в кабинет.

– Вот что, товарищи офицеры, – начал Дымов, – нам нужна связь. Ваши предложения?

– Я могу предоставить специальный беспилотник связи, – начал Курдюков, – который летает на солнечных батареях неограниченно по времени. Если его поднять на пятикилометровую высоту и пустить по кругу в 50 км, то можно обеспечить нас электронной связью в радиусе 100 км, будут работать спецбраслеты и командирские планшеты.

– Сейчас запустили в работу местный коммутатор, – продолжил Тиунов, так что в части внутренняя связь работает, как и проводное телевидение. У нас большая, хорошая фильмотека. Личному составу есть что посмотреть. А вот с дальней связью плохо, изменений нет. Делаем, что можем.

– Ну, хоть за это спасибо, – и полковник поднял трубку телефона. Там, действительно, услышал гудок. – Капитан Курдюков, запускайте беспилотник. Все, свободны.

Офицеры развернулись и вышли из кабинета.

– Пора сходить на ужин, – решил про себя Дымов. Когда в офицерском кафе на раздаче увидел пирожки с печенью, то с тоской вспомнил свою «распрекрасную». По вкусу казенные, как ему показалось, во многом уступали ее домашним. С мыслями о Елене вернулся в свой номер и после душа лег спать. На всякий случай вновь набрал ее номер, но связи с внешним миром не было. Долго ворочался. Вспомнил с улыбкой, как в первый раз встречались с ней у него в гараже.

Как-то он предложил Елене организовать там свидание, описал ей, что внутри все прилично, нет посторонних глаз.

– Я еще по гаражам не таскалась, – услышал ее сухой, с укором, ответ.

«Ладно, отложим это предложение на следующий раз», – подумал он.

Через некоторое время, катаясь с ней на машине, он специально нашел повод заехать в гараж за какой-то вещью. Когда она из интереса зашла вовнутрь, то вслух отметила, что там недурно, чисто, обстановка прямо как в квартире. Дымов, действительно, как человек военный любил во всем порядок. Инструмент, принадлежности и всякая всячина аккуратно были разложены на стеллажах, которые закрывались шторами, сшитыми им из мешков из-под муки и сахара. Стены отштукатурены, побелены, запахов от бензина и другой химии не было. Потолок высокий, и при разговорах отдавалось небольшое эхо. Вдоль стены стоял диван, прикрытый покрывалом, рядом – два мягких кресла и журнальный столик, а в углу – холодильник. И когда он вновь предложил встретиться в гараже, Елена согласилась.

Та ночь была незабываемая для обоих. Еще днем Дымов привез в гараж и положил в холодильник разные фрукты, шампанское, коробку шоколадных конфет, засунул в диван чистый комплект постельного белья и расстелил вдоль него на полу ковровую дорожку. Вечером, забрав Елену из дома, они покатались на машине по городу, поужинали в ресторане речного вокзала, любуясь на Каму. Около 11 вечера приехали в гараж. Соседей-гаражников уже не было. Дымов заехал в гараж и закрыл за собой изнутри ворота. Пока Елена рассаживалась в кресле, он зажег на столике две ароматизированные свечи в подсвечниках, расставил фрукты, конфеты и вино с бокалами. Не забыл включить и музыку в машине. Обстановка от блика горящих свечей, лирических песен Стаса Михайлова была для обоих необычная, располагала к интиму. Выпитое шампанское ударило в голову, расслабило, сблизило их души и тела. А когда оказались на расправленном диване, то шутки ради стали считать как в футбольном матче очки, т. е. кто сколько раз кончил. Счет начала она – 1–0, затем он сравнял – 1–1. И понеслось… Камасутра «отдыхала». К утру счет довели до 5–5. Сначала Елена при совокуплении стеснялась и постанывала тихо, но когда Владимир предложил ей не сдерживать себя в эмоциях, так как ночь, и никого кругом нет, она оторвалась по полной. Ее громкие стоны эхом разносились по всему гаражу, добавляли Дымову сил, хотелось ее еще и еще. Дымов и сам громко пыхтел как паровоз, не мог не удивляться своему здоровью. Ладно, Елена молодая, и ей такой ритм идет влегкую, но такой прыти от себя он не ожидал, такого с ним не было никогда.

Под эти сладкие воспоминания он, в конце концов, и уснул.

11

Утро 14-го августа началось, как обычно, в 6.30 с сигнала трубы «подъем». Все было как в любой другой части. Пробежка, зарядка, завтрак и построение на плацу для утренней поверки. После принятия докладов от командиров рот личный состав разошелся на плановые мероприятия.

Не успел Дымов зайти в свой кабинет, как к нему зашли начальник группы картографов Напин с рулонами в руках, начальник полигона Гришкевич и оба начальника штабов.

– Так, дорогой Петр Иванович, что мы имеем? – спросил Дымов Напина.

Тот повесил на стене две карты и фотоснимки. Одна карта была рабочая, а другая – свежая, сделанная после облета беспилотниками местности.

– Вчера, – начал Напин доклад, – была проведена видеосъемка окружающей территории. Наша группа обработала полученную информацию. В радиусе пятидесяти километров нет ни одного современного населенного пункта с дорогами, магазинами, заправками и другой инфраструктурой, хотя на старой карте все это имеется. Вместо этого по берегам речушек и озер обнаружены мелкие поселения с деревянными постройками, землянками, кузницами. Люди занимаются скотоводством, земледелием, а сами выглядят как в кино про старину: бородатые мужики и бабы в длинных платьях. На ногах сплошь лапти. Наш полигон на фоне всего этого как жилой остров на неизвестной территории. Природа с лесами и полями тоже другая.

Офицеры подошли к картам и снимкам, молча их стали рассматривать. Все были в недоумении.

– Так, – заключил Дымов, – после обеда собрать весь комсостав на совещание. Будем советоваться и думать. А сейчас все свободны.

Офицеры вышли из кабинета.

– Местность неизвестная. Связи нет. Учения «на носу». Что делать? – эти тяжелые мысли снова и снова крутились в голове полковника.

Пришедшим после обеда на совещание офицерам было предложено осмотреть карты. Местные офицеры показывали разницу и вполголоса переговаривались. Когда все ознакомились с обстановкой и расселись по местам, Дымов предложил высказываться. Офицеры переглядывались между собой, но никто из них не мог что-то объяснить и предложить.

12
{"b":"582604","o":1}