ЛитМир - Электронная Библиотека

– Давайте все вместе рассуждать логически, – продолжил полковник. – Начнем с вертолетчиков. Те еще прошлой осенью летели по известному маршруту на полигон. Но угодили в ураган и, потеряв ориентацию, сели в лесу в 15 км от полигона. Были организованы поисковые мероприятия, но их не нашли и, наверно, объявили пропавшими без вести. Но они по факту оказались живы-здоровы и сейчас находятся с нами. Сейчас мы вместе с полигоном в такой же ситуации. Нас тоже, думается, потеряли. И это в преддверии учений. Связи никакой нет. Какие будут выводы? Слушаю вас, – вновь обратился он к присутствующим.

Руку поднял и с разрешения встал Гришкевич.

– Я по образованию не военный. Закончил истфак Воронежского университета. Увлекался уфологией. По всей видимости, по какой-то причине мы в другом временном измерении. На это указывают данные карт, отсутствие всякой связи, окружающая обстановка. Возможен ли скачок обратно, – не знаю. Хочется надеяться, что да. Видимо, должен случиться такой же ураган со светящимися шарами. Если здесь аномальная зона, то повтор теоретически возможен.

– У кого еще есть какие мысли? – продолжал полковник.

Офицеры зашумели, все забеспокоились о семьях, родных и близких.

– Прекратить шум! Это всего лишь предположение, и не надо паниковать. У нас крупное воинское подразделение с новейшим оружием, с которым мы в любой ситуации не пропадем. Паника недопустима. Нужно в мягкой форме довести эту информацию до личного состава. Продолжать занятия по боевой и тактической подготовке. Больше стрелять, повышать мастерство управления боевой техникой. Всем научиться пользоваться индивидуальными средствами связи, браслетами. В свободное время занимать людей спортом, культурным проведением досуга. Организовать по графику выходы в лес на заготовку грибов, ягод, на охоту и рыбалку. Надо разнообразить питание личного состава.

Кстати, что у нас с продовольствием и горюче-смазочными материалами? – обратился полковник к капитану Колесникову.

– Всяких запасов лет на 5 хватит, – ответил тот.

– Капитан Орлов, подготовьте машины к вылету. Составьте маршруты на облет местности глубиной до 200 км. Завтра с утра и начинайте, и не забудьте про видеосъемку интересных мест.

– Капитану Сединину расчистить подъездные пути вокруг полигона, – приказал Дымов. – Если вопросов нет, все свободны, – закончил совещание полковник.

12

Через три дня, после отправки полка на учения, в кабинете командующего Уральским военным округом зазвонил телефон спецсвязи. Это заработал аппарат прямой связи с министерством обороны. Подняв трубку, Иванов услышал взволнованный голос начальника генштаба Воротникова.

– Сегодня в районе 10 часов утра пропала связь с полигоном. У вас есть сообщения от Дымова?

– Да, он вчера в 18 часов доложил, что эшелон прибыл на место. Его встречал начальник полигона Гришкевич.

– Хорошо, будем разбираться дальше. Буду держать в курсе, Сергей Валентинович, – завершил разговор Воротников.

После этого разговора заволновался и Иванов.

– Свяжите меня с Дымовым, – велел он адъютанту.

Через несколько минут тот зашел в кабинет к командующему и доложил, что связи с Дымовым нет.

«Округ поставленную задачу выполнил, люди отправлены, до места доехали, доложились, а что там дальше произошло, пусть разбирается Москва», – успокаивал себя генерал, хотя беспокойство его не покидало.

Уже в 12 часов командующему вновь позвонил Воротников и сообщил то, что не укладывалось в голове: Согласно данным спутника, пропал сам полигон. На его месте поля и леса. Оказывается, в том же районе в октябре прошлого года пропали 2 вертолета МИ-8. Министерство все на «ушах», создана спецкомиссия. Полк Дымова для учений срочно заменили другим. От услышанного генерал еще более забеспокоился.

– Срочно ко мне Аксенова и Сенькина, – дал он указание адъютанту.

Через двадцать минут заместитель по личному составу и начальник штаба стояли перед командующим.

– Товарищи офицеры! – начал генерал. – В преддверии учений у нас ЧП, – и он пересказал разговор с Воротниковым.

– Да, ситуация нештатная и непонятная, – начал Сенькин. – А что мы скажем родным и близким военнослужащих?

– Думаю, надо подождать результатов расследования комиссии, – продолжил Аксенов. – Может, у спутника какой технический сбой, ведь всякое бывает. Сроки командировки – две недели, так что подождем.

– Хорошо бы обошлось, – закончил генерал. – О данном разговоре – молчок. Все свободны.

Офицеры встали и вышли из кабинета.

Тревожные слухи поползли и по части. Такого раньше не было, чтобы родные и близкие никак не могли связаться со своими военнослужащими. Даже из «горячих» точек связь была. Многие стали приходит в штаб за разъяснениями. Исполняющий обязанности командира Ушаков в свою очередь связывался с округом, но и там заместитель командующего Сенькин ничего не мог прояснить. В бухгалтерии военторга тоже была нервозная обстановка. Обе Людмилы жаловались друг другу на отсутствие связи с мужьями. Елене приходилось их морально успокаивать, хотя и у самой «кошки скребли на душе». Вчера она получила от Дымова последнюю СМС-ку. Писал, что прибыли на полигон, и все у него хорошо. Особенно ей была дорога приписка в тексте «ЛЮ». Такое же «ЛЮ» и то, что скучает, она отправила ему в ответ. Больше звонков и сообщений от Дымова не было.

С каждым днем напряженность в части возрастала. Сенькин уже по секрету сообщил Ушакову об исчезновении всего полигона вместе с личным составом. Пришлось последнему тянуть время и объяснять приходящим людям отсутствие связи секретностью выполняемых полком заданий и глушилками натовцев в районе учений. Так начинался и заканчивался каждый последующий день.

13

Москва. 14 августа 10 часов утра.

В кабинете начальника генерального штаба Воротникова экстренно были собраны члены специальной комиссии.

– Товарищи офицеры! – начал Воротников. – У нас ЧП. Вчера, с 10 часов утра пропала всякая связь с Новоселицким полигоном, что под Новгородом. Туда в 18 часов 12 августа прибыл штурмовой воздушно-десантный полк из Уральского военного округа для подготовки и участия в международных военных учениях «Рубеж» стран-членов ОДКБ, проводимых в Республике Беларусь. Можно, конечно, сослаться на внезапное изменение погоды, бури и ураганы, но согласно данным спутников, пропал сам полигон вместе с личным составом. Там, где располагался полигон – поля и леса. В том же районе, в октябре прошлого года пропали два новых боевых вертолета МИ-8. Приказом министра вам поручено разобраться на месте с данной ситуацией. Кроме вас, в составе комиссии будут ученые в области химии, физики, уфологии. Они присоединятся к вам при посадке в самолет.

Вылет в Новгород через два часа. Старшим комиссии назначается полковник Смирнов Александр Константинович. Все, кроме него свободны. Идите, собирайтесь.

– Так, – обратился Воротников к Смирнову. – Вот вам снимки со спутников. Кроме этого, дан приказ командиру Ежовской войсковой части, ближайшей к полигону, об оказании вам всяческой помощи. Остановитесь тоже там. Пусть его личный состав прочешет всю территорию расположения полигона. Опыт в такой деятельности у вас есть, правда, летчиков найти в прошлый раз не удалось. Но отрицательный результат – тоже результат. Срок устанавливаю три дня, так что не теряйте времени. Если вопросов нет, свободны.

– Есть! – по уставу ответил Смирнов и, развернувшись, как положено, через левое плечо, вышел из кабинета.

Через трое суток, в назначенное время, в кабинете министра обороны по стойке смирно стояли возвратившийся с полигона полковник Смирнов и начальник генерального штаба Воротников. Министр предложил обоим пройти и присесть.

– Докладывайте, полковник, – приказал он.

Поднялся с места Смирнов, достал из папки письменный доклад и передал министру.

– Я буду читать, а вы рассказывайте о проведенных мероприятиях, – добавил министр.

13
{"b":"582604","o":1}