ЛитМир - Электронная Библиотека

Дымов замер от увиденного и услышанного.

Он вспомнил показанные столбы ворот – он узнал этот город.

2

Два года назад.

8 августа в 10.00 на военный аэродром «Сокол» Екатеринбурга приземлился самолет Министерства Обороны РФ «Як-40». К нему сразу подъехал бронеавтомобиль «Рысь». Из самолета в машину пересел капитан фельдъегерской службы. Через 40 минут броневик въехал на территорию штаба Уральского военного округа.

Адъютант командующего, майор Тарачев зашел в кабинет своего шефа и доложил о прибытии фельдъегеря с пакетом. В мягком кожаном кресле в большом кабинете за столом сидел генерал-майор Сергей Валентинович Иванов.

«Да, – думал он, – если пакет из генштаба, значит, дело серьезное». Ему еще вчера о нем сообщили по спецсвязи.

– Пускай зайдет, – велел генерал адъютанту. В кабинет зашел бравый капитан, представился:

– Фельдъегерь Седых.

«Наличие у капитана усов и форма лица выделяют его сходство с артистом Панкратовым-Черным», – невольно заметил про себя генерал.

Из кожаного портфеля капитан достал бумажный пакет с сургучными печатями и передал командующему. Затем дал расписаться в его получении в спецжурнале. Покончив с процедурными формальностями, спросил разрешение идти, и, получив добро, вышел из кабинета.

Служил генерал давно, прошел, как говорят, «огонь-воду и медные трубы», начальства не боялся. Часто выезжал в части и не только в баньку сходить и грешным делом водки попить, но и проверить боевую готовность, и не на бумаге. Командиры частей об этом знали и уважали своего командующего за это. Генерал вызвал адъютанта и приказал через 30 минут собрать к нему начальников штаба и тыла и заместителя по личному составу.

Ровно в 12 в большой кабинет шефа вошли начальник штаба полковник Аксенов, начальник тыла подполковник Архипов и заместитель по личному составу подполковник Сенькин.

– Прошу садиться, – велел генерал и вскрыл полученный пакет, в котором находился приказ министра обороны. Прочитав текст, он обратился к присутствующим:

– Товарищи офицеры! Нам приказано, в связи с проведением совместных военных учений стран ОДКБ «Рубеж» на территории Республики Белорусь в период с 22 августа по 1 сентября сего года откомандировать из состава округа ограниченный контингент в количестве 500 военнослужащих десантно-штурмового полка (ДШП) ВДВ без штатного вооружения на Новоселицкий полигон Новгородской области. Доставку личного состава осуществить железнодорожным транспортом. Дата отправки 10 августа сего года, а прибытие на место 12-го.

Участие в учениях такого уровня для нас впервые. Это большая честь для округа, и мы не должны ударить в грязь лицом. Какие будут предложения?

Поднялся со своего места полковник Аксенов:

– У нас в округе два ДШП ВДВ, Дымова и Фомина. Полк Фомина год назад участвовал в общевойсковых учениях и показал неплохие результаты. Однако полк Дымова имеет опыт боевых действий и состоит на 70 % из контрактников. Я предлагаю направить на учения контингент из полка Дымова, под его же командованием.

– Я поддерживаю предложение начальника штаба, – продолжил подполковник Сенькин. – В полку Фомина в основном призывники-срочники. С поставленными задачами на учениях они могут не справиться.

– Я такого же мнения, – заключил подполковник Архипов.

– У Дымова в полку – порядок, личный состав всем обеспечен.

– Хорошо! Так и решим, – подвел итог командующий. – Начальник штаба, решите вопрос с эшелоном, а вы, – обратился он к Сенькину, – подготовьте приказ об откомандировании личного состава и вызовите ко мне сегодня на 17 часов Дымова. Всем тоже быть, еще раз все обмозгуем. Свободны.

Офицеры встали и вышли из кабинета.

3

Был час дня, когда дежурный по части нашел на стрельбище командира полка и попросил срочно прибыть в штаб. Ох, и не нравились полковнику Дымову такие вызовы. От начальника связи узнал о телефонограмме округа связаться с заместителем командующего Сенькиным. По телефону спецсвязи связался с ним. На другом конце провода Сенькин передал приказ генерала явиться к нему в 17.00. Положив трубку телефона, Дымов вызвал служебную машину. До Екатеринбурга доехал быстро. В 17.00 четыре офицера вошли в кабинет командующего.

– Товарищ полковник, – обратился генерал к Дымову, – ознакомьтесь с приказами, – и передал ему свой приказ и министерский.

Прочитав их, Дымов стал ждать дальнейших указаний. Генерал обратился к другим офицерам и велел доложить, что ими уже сделано.

– Мною достигнута договоренность с руководством железной дороги о предоставлении эшелона для переброски личного состава до станции Новгород. Бумаги все оформлены. Отправка будет 10 августа со станции «Бахаревка» в 10.00, – доложил начальник штаба Аксенов.

– В эшелоне будут два вагона-ресторана. Необходимым продовольствием будут обеспечены, – продолжил подполковник Архипов.

– Кого оставите на хозяйстве? – спросил Сенькин.

– Думаю, подполковника Ушакова.

– Хорошо. Надо отменить отпуска и отгулы личному составу. Отозвать из отпусков нужных офицеров. В числе командированных должны быть здоровые и подготовленные бойцы. Своим приказом назначьте начальника эшелона, дежурных. В каждом вагоне с солдатами должны быть командиры взводов. Составьте распорядок дня на время следования, чтобы личный состав не расслаблялся, – получил указание от Сенькина Дымов.

– Владимир Иванович, – обратился к Дымову генерал, – округ оказывает вам большое доверие. Надеемся, что поставленные командованием на учениях задачи будут выполнены с достоинством и честью. Отправляйтесь в полк, готовьте личный состав к отправке. Амуницию, оружие и технику получите на полигоне.

Все офицеры пожелали полковнику удачи, пожали руки, после чего вышли из кабинета командующего.

На обратной дороге теплый салон машины и постоянное потряхивание расслабили полковника. Он хоть и прикрыл глаза, но разные воспоминания и мысли о предстоящей командировке не давали задремать. Вспомнились и первые дни службы в полку.

Началось все с приятных неожиданностей. С подполковником Ушаковым Юрием Михайловичем они долго приглядывались друг к другу, пока, наконец, в один из вечеров, под конец рабочего дня, Ушаков не принес в кабинет нового командира фотографию, положив ее перед ним.

– Ничего, случаем, Вам это не напоминает, Владимир Иванович?

Дымов посмотрел на снимок и обомлел. На нем была изображена группа детей его детского дома во главе с воспитательницей Анной Васильевной. Дата указывалась – 1 сентября. Среди первоклашек он узнал и себя. Оторвавшись взглядом от фотографии, Дымов вопросительно посмотрел на Ушакова.

– А вот это я, – ткнул тот пальцем в худющего паренька, стоящего скромно крайним в первом ряду.

Тут только изумленный Дымов уже более внимательно посмотрел на Ушакова.

– А я-то думаю: что-то в тебе знакомое. Уже перебрал в уме училище, места службы и все не то, а тут оказывается такое. Да-а! Как время меняет людей! Был худой и щуплый пацан, а сейчас розовощекий бугай под два метра ростом и весом не меньше 120 килограммов.

– Да и ты, командир, не промах мужчина, ну в полном расцвете сил, – ответил довольный похвалой Ушаков.

Дымов встал из-за стола, и два офицера крепко обняли друг друга. На обоих нахлынули воспоминания детдомовской жизни.

– Так что, командир, сейчас без возражений едем ко мне, моя Марина Николаевна уже ужин собрала. Там и поговорим.

На служебном «УАЗике» они быстро доехали до дома, где жил Ушаков, не забыв остановиться у ближайшего универсама. «Горючее» им сегодня было необходимо.

Дверь в квартиру открыла супруга Ушакова, который представил Дымова жене. Она оказалась симпатичной женщиной лет 35-ти, среднего телосложения с прямыми русыми волосами. Одета она была по-домашнему, в легкий сарафан, на котором красовался яркий цветной фартук. Стол в кухне, действительно, был уже заставлен тарелками с салатами, овощами домашней заготовки и мясной нарезкой.

2
{"b":"582604","o":1}