ЛитМир - Электронная Библиотека

После оглашенного указания, все встали и вышли из кабинета.

Уже к обеду новость о командировке разлетелась по части. Когда в бухгалтерии военторга зазвонил телефон, там царила рабочая тихая обстановка. Трубку подняла главный бухгалтер Донцова Елена Николаевна. Звонила в контору ее подруга завмаг Ленка Ушкалова. От услышанного лицо Донцовой вначале побледнело, а затем зарумянилось, передались волнение и тревога. Ведь в командировку отправлялся ее тайная страсть – командир полка.

– Что случилось? – спросили Донцову бухгалтеры Людмила Васильевна и Людмила Александровна.

– Наши мужики направляются в командировку на учения, – последовал ответ.

Теперь и обе Людмилы запричитали. Работа бухгалтерии сразу не заладилась, и вопреки распорядку дня все побежали по домам.

Вообще в части был сплоченный женский коллектив. Жены офицеров со стажем опекали молодых, помогали, учили, вовлекали в общественные дела. Сюда же относились женщины-военнослужащие и вольнонаемные. Обычно этот женсовет организовывал различные праздники, спортивные мероприятия. Цель у женщин была одна – разнообразить жизнь мужей, детей, отвлечь служивых от пагубных привычек, крепить совместными делами семьи. Поэтому в последние годы были редкими случаи неуставных отношений, семейных скандалов и правонарушений. Так сложилось, что женскими делами в полку «заправляла» Донцова.

Она была вдовой. Прошло два года с тех пор, как на Кавказе погиб ее муж – водитель автомобильного батальона. Их колонну в Чечне обстреляли и сожгли боевики. В свои 35 лет она хорошо выглядела. Ее светлые волосы, голубые глаза и пышная фигура многим мужчинам не давали покоя. И только, когда в части появился новый командир полка, в ее сердце что-то екнуло, захотелось чаще его видеть и общаться. Детей с мужем завести не успели, поэтому она и взялась в свободное от работы время за общественные дела. Ей это нравилось, но сейчас основной причиной был Дымов, тем более что по роду общественной работы необходимо было приходить к нему и решать различные оргвопросы. Вот и сейчас мысли ее заметались в поисках ответа на вопрос: что бы сделать для него приятное, нужное? Решила испечь пирожков с печенью. Еще от Ушкаловой слышала, что Дымов в ее магазине периодически их покупает. Задумано – сделано.

Военный городок в этот вечер был весь в огнях. Оставалось около полутора суток до отправки, и жены старались, как могли, собрать, обласкать мужей. А с утра 9-го августа в штабе уже сновали по коридорам офицеры, тащили списки личного состава на распечатку и утверждение. К обеду командированный личный состав был сформирован, утвержден, и эти данные были отправлены в округ.

На совещании у командира в последний раз проверялась готовность полка к маршу на воинскую площадку станции «Бахаревка» и распределение личного состава по вагонам. Зам по личному составу подполковник Ушаков доложил, что на подъездной путь воинской площадки поставлен эшелон из тринадцати плацкартных и двух купейных вагонов. К нему прицеплены два вагона-ресторана. Начальник тыла майор Сысоев доложил о погрузке в вагоны-рестораны продовольствия и утверждении меню, а начальник штаба майор Бухин предоставил график дежурств офицеров по составу, с назначением начальником эшелона капитана Елькина.

5

Полковой плац наполнялся людьми. После завтрака строевым шагом из казарм туда же шли роты на построение. Дымов поднялся на трибуну, где уже было командование полка. Командиры рот провели утреннюю поверку, и каждый с докладом подходил к трибуне. По ее окончании командир полка подошел к микрофону. Из динамиков послышалась команда начальника штаба Бухина:

– По-о-лк, смирно! На поднятие флага – равняйсь!

Оркестр заиграл гимн, и на флагштоке стал подниматься флаг России.

К микрофону подошел Дымов.

– Полк, вольно! Товарищи солдаты и офицеры! Нашему полку доверено участвовать в международных учениях стран ОДКБ «Рубеж». В связи с этим, прошу и приказываю показать отличную выучку, профессионализм, коллективную сплоченность и братское отношение с военнослужащими других стран.

Слово вновь взял начштаба полка Бухин:

– По-о-лк, смирно! К торжественному маршу! Напра-во! Шагом м-арш!

Под бодрый военный марш роты строевым шагом пошли по плацу мимо трибуны, с последующим выходом за пределы части в сторону станции «Бахаревка». Через час, около 8 утра, контингент стоял строем вдоль эшелона. По расписанной дислокации и графику личный состав стал заполнять вагоны. У каждого вагона стояли проводники и подгоняли военнослужащих. Вокруг состава столпились близкие и родственники отъезжающих. Бухин провел Дымова в штабной вагон, в отведенное им купе. В нем было чисто и уютно. Верхние полки оказались застелеными белоснежным постельным бельем, а на накрахмаленной скатерти на столике стояли два стакана в подстаканниках, блюдце с сушками, брикетами печенья и сахара. Оба уселись на мягкие диваны нижних сидений и вздохнули.

– Такое ощущение, что сели в поезд, который везет к морю в отпуск, – со вздохом сказал Бухин, похлопывая рукой по постели.

– Да уж, лучше бы туда, – согласился с ним Дымов.

В их купе то и дело приходили командиры рот с докладами о размещении подчиненных, и в 9.30 с посадкой было закончено. В свою очередь офицеры получали указания входные двери вагонов закрывать и выставить в тамбуры дневальных.

В 10.00 прозвучал свисток электровоза, дернулись вагоны и состав медленно стал набирать ход. Провожающие и отъезжающие еще долго махали друг другу.

Среди провожающих Дымов увидел и Донцову, которая сжимая в руке «молодильное» яблочко, стояла в стороне от всей толпы и смотрела вслед уходящему поезду. С этого дня его подарок нашел постоянную «прописку» на ее рабочем столе.

Дымов поднял трубку телефона спецсвязи и доложил командующему округа об отправке эшелона. В купе постучался и с разрешения зашел бригадир поезда, представился Владыкиным Владиславом Петровичем и доложил о расстановке проводников.

– Хорошо, – сказал Дымов, – пожалуйста, проследите, чтобы они не продавали личному составу запрещенные товары и вели себя соответственно. Чтобы всегда в вагонах был чай, набор кондитерских изделий и настольные игры.

– Директор ресторана здесь?

– Здесь, здесь, – послышался ответ и в купе бочком пропихнулся невысокий, худосочный, сморщенный мужчина с красным носом. Представился Корюховым Виктором Ивановичем.

Поздоровавшись с ним за руку, Дымов указал ему на соблюдение графика организации трехразового питания.

– И качество пищи проверяйте с начальником эшелона, – закончил он.

В дальнейшем дорога была не такой суетной. Эшелон был военный, шел вне расписания, и поэтому никаких задержек во время движения не было, а стоянки были непродолжительными. Вагоны были старыми, без кондиционеров, собранными для военных нужд из «отстойников». Замкнутость пространства, как в подводной лодке, жаркая погода, – все это выводило из себя. К вечеру, с заходом солнца, становилось прохладней. Когда Дымов с Бухиным вернулись из ресторана в купе после ужина, то тот предложил сыграть в шахматы. Признаться, Дымов ярым их любителем не был, в противоположность начальнику штаба, умел только передвигать фигуры. У него не хватало терпения долго думать, но надо было чем-то вечер занять, и Дымов согласился. Бухин быстренько расставил фигуры и сделал первый ход.

– А может, командир, по рюмочке коньячку? У меня и лимончик с шоколадкой есть, а?

– Да-а, запасливый ты, Виктор Иванович, все предусмотрел.

– Так ведь не первая командировка, жена перечень вложений в дежурный чемодан четко знает. Да и день сегодня беспокойный задался, все силы и нервы вымотал.

– Хорошо, командуй.

Бухин ловко нарезал лимон на блюдце, наломал дольки шоколада, открыл бутылку коньяка и налил в чайные чашки.

– Ну, будем здоровы, Владимир Иванович, чтобы мы нормально «отстрелялись» и вернулись домой, – озвучил он первый тост.

Дружно выпив и закусив, офицеры принялись за игру.

4
{"b":"582604","o":1}