ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Эволюция Haier. От убыточного завода до глобальной суперплатформы
Нелюдь. Время перемен
Душа наизнанку
Судьба на выбор
Давший клятву
Дерзкое предложение дебютантки
Рубеж атаки
Французские дети не плюются едой. Секреты воспитания из Парижа
Тень горы

Начало

Принц был красивый. Ром решил, что принц ему даже нравится. Пока связанный и в обмороке. Что с ним делать, когда он очнется, Ром представлял себе мало и только в теории, потому что был ещё очень молодым драконом, едва справившим свое совершеннолетие, когда ему, как всякому уважающему себя дракону, полагалось упереть из близлежащего королевства какую-нибудь принцессу, потом ее либо сожрать (вариант на любителя), либо стоически терпеть, пока за ней не явится пылкий влюбленный рыцарь, с которым полагалось бороться не на жизнь, а на смерть (при этом внимательно следить за тем, чтоб не дай бог на самом деле этого болезненного не покалечить), прикинуться издыхающим (не очень достоверно, чтоб рыцарю не захотелось вдруг оторвать в качестве трофея чешуйку/коготь/голову) и успокоиться, с этого дня считая себя полноценным членом драконьего общества.

У Рома с этим сразу не задалось: никакую принцессу он не хотел. Ром был очень замкнутым и необщительным, очень любил свою пещеру и даже в страшном сне не мог представить, как в ней кто-то, кроме него ходит, щупает его родные стены, ступает ногами по его полу и елозит задом по его постели. А судя по рассказам, принцессы этим обычно не ограничиваются и вообще, отличаются крайне дурным характером. Поэтому Ром для себя решил, что ему совсем не обязательно подтверждать свой статус, что ему вполне комфортно и так, и в уважении и признании сородичей он не нуждается, а полноценным членом драконьего общества он станет как-нибудь потом, лет через двести-триста, когда дурацкие традиции красть монарших особ канут в лету и свою состоятельность как дракона нужно будет доказывать каким-нибудь другим способом. Его планы нарушил отец. Прилетел, нарычал, спалил вековой дуб на входе в пещеру и призвал не позорить его и мать. Мать, кстати, была бывшей принцессой, отчего Рому ещё больше не хотелось эту самую принцессу красть: а вдруг это наследственное? Вдруг ему тоже попадется такая, как мама, и ему придется на ней жениться? А жениться на такой как мама… Это лучше сразу повеситься или под копье подставиться. Но против слова отца, который, ко всему прочему, ещё и глава клана, не попрешь, вот и собрался Ром на охоту. Только ему даже крылья расправлять не пришлось, потому как жертву ему притащили прямо к пещере.

Если бы Ром был чуточку умнее, он бы сразу понял, что это неспроста, но с людским коварством ему до сих пор сталкиваться не приходилось, поэтому сначала Ром был даже благодарен людям, которые решили его лишний раз не тревожить, а сами принесли ему положенную жертву, пусть и не совсем такую, как он ожидал. Но если притащили принца, значит знают, что за ним кто-нибудь да явится. Ром ещё несколько минут поразмышлял о том, явится ли за принцем женщина-рыцарь (какое неслыханное святотатство!) или все-таки рыцарь обыкновенный (у большинства драконьих кланов отношения между самцами были нормой, но Ром слышал, что у людей это не принято и общественно порицается).

Мысленно благодарить людей Ром перестал, как только принц очнулся. К тому времени дракон уже успел освободить принца от веревок и уложить на специально приготовленное место, около костра. Ром знал, что люди существа мерзлявые. Но о том, что они такие противные и крикливые даже не догадывался.

Принц, очнувшись, повертел головой, видимо, не в силах сообразить, где он находится, потом наткнулся взглядом на настороженно поглядывающего на него Рома и разразился длинной и такой нецензурной тирадой, что дракон, кажется, немного покраснел, несмотря на изумрудный цвет шкуры. Принц абсолютно не стеснялся в выражениях и сначала подробно рассказал, где, в каких позах и с какими животными он видел своих родственников и в особенности отца, а потом переключился и на Рома, слава праотцам, ни в каких предосудительных связях его не заподозрив, зато очень четко обозначив позицию по поводу его пещеры: «что это за смердящее гнездо?!», его внешности: «да чтоб у тебя твой бугорчатый хвост отсох и только посмей на меня огнем дыхнуть!», всей ситуации в целом: «чтоб вас всех приподняло да об стенку шмякнуло!».

Рому очень захотелось сбежать, улететь и никогда не возвращаться, но он вспомнил разгневанного отца, вспомнил, что сам он дракон, высшее существо и поэтому бояться должны его, а не он, приосанился и величественно, с тщательно скрываемой паникой, спросил:

— Когда с-с-за тобой придут?

Вышло пискляво и обреченно.

— Придут? — злобно расхохотался принц. — Да они там, поди, в срочном порядке рвы на подходе к городу копают, чтоб я уж точно не вернулся.

— А может я тебя обратно принес-с-су? — с надеждой спросил Ром. — С вос-с-сздуха никакие рвы не с-с-страшны.

— А они тебя камнями закидают, — сообщил принц. — А потом меня обратно свяжут и принесут.

— Ну… — Ром поскреб когтями по полу, раздумывая, как бы это избавиться от принца. — Может, я тебя прос-с-сто отпущу?

И черт с ней, с этой драконьей состоятельностью. Пусть отец хоть до конца жизни его стыдит!

— Не получится. Отец уже все соседние королевства предупредил. Если меня кто-то увидит…

Месяц первый

Принц жил у Рома уже почти месяц. Привык он быстро: сам себе соорудил спальное место, днем выходил охотиться, сам себе готовил пищу и совершенно возмутительным образом относился к самому дракону. Так, как будто он был домашней собакой. Предлагал остатки своей трапезы, все время пытался схватить и погладить (возмутительно!), а один раз даже кинул оставшуюся после ужина кость в другой конец пещеры и требовал принести.

Дракон, к своему стыду, почти все время от принца прятался, благо в пещере было предостаточно потайных ходов, ведущих в отдельные помещения, некоторые из которых открывались только драконьему взору. В одном из таких помещений хранилась Ромова сокровищница, несмотря на юный возраст дракона, очень даже внушительная. Принц, кстати, уже успел спросить, где Ром хранит свои драгоценности и даже согласился уйти добровольно, если дракон их ему отдаст, но тут уж не согласился сам Ром.

В конце концов, если разобраться, не так уж сильно принц ему и мешал. Раздражал это да, особенно когда начинал задавать всякие глупые вопросы навроде того, умеет ли Ром превращаться в человека или он ещё до этого не дорос. Тогда дракон не сдержался, дыхнул-таки огнем на зарвавшегося принца, сомневающегося в его способностях, но тот остался цел и невредим, с победным видом демонстрируя Рому шнурок с драконьей чешуйкой-амулетом, защищающим от драконьего пламени, вместо подвески. Ром потом весь вечер разглядывал себя в зеркало, опасаясь увидеть где-нибудь на хвосте недостающую чешуйку (а иначе чего принц все время старается его пощупать?). В человека, к слову, он обращаться умел, как и все драконы, достигшие совершеннолетия. Умел, но не особо любил, потому что в человеческом обличье становился намного уязвимее и так и не научился хорошо управляться с человеческими конечностями. К тому же очень не хватало крыльев. И вообще, обращаться в человека, когда у тебя в пещере сумасшедший принц, которого даже собственные родственники и те выперли — форменное безумие.

1
{"b":"583422","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Когда извинений недостаточно
Будет сделано! Как жить, чтобы цели достигались
Медвежий сад
Барон (СИ)
Француженка по соседству
Эхо прошлого. Книга 2. На краю пропасти
Право первой ночи
Магия утра для влюбленных. Как найти и удержать любовь и страсть
Корректировщик. Блицкрига не будет!