ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ты иди ко мне.

Нет.

Ты болен.

Нет, только устал.

Долго ли шёл их разговор?

Шло третье лето одиночества с того дня, когда юноша потерял всех родных.

Страшная волна с берега моря смыла их кров.

Ведь видел сам, как долго плыла небольшая крыша.

Так и осталось это воспоминание.

Страх, слёзы, крик, бегство.

Вода хлёстко задевала за берега.

Одного не забыть, как чья-то рука ухватила с плеча вещевой мешок.

А что там было.

Немного посуды, латаная рубашка.

Осталось чудом то, что дороже всего.

Ближе к душе.

Закругленный небольшой талисман.

Значился-то он неправильно – синий дракон!

Оберег ему дал отец.

Что скрывалось в юной душе, а какая выпала доля?

Ну, смелее же.

Свободно и просто повторил старик.

Ему, видимо, девяносто лет.

А бодрый.

Ловкий.

Что ли, лукавый.

Его зовут Хве-Танг-Хе.

Имя, видимо, китайское?

Он молча глянул на юношу двадцати шести лет.

Замученный, что ли?

Не «озлоблен», но в глазах нет огня.

Трудности, печаль и слеза неловко следили за ним вслед.

Долго ли они шли по извилистой дороге в горы.

Тропинка сузилась в высокий застойный лес.

Здесь нет цивилизации.

Краем небольшой поляны у озерца очень маленький дом.

Низенький.

Нет ничего лишнего.

А тепло.

Сели они вдвоём.

Может, и долго молчали.

Тепло и мягкая ткань отдавали душе полный покой.

«Это что?» – невыразительным голосом спросил Хве-Танг-Хе.

Не знаю, за что, но эту пёструю ткань дал акробат?

Он быстро перешагивал на ходунках.

Как мог не упасть?

А разве это сложно?

Почему ты туда пришёл?

Наверное, угадал или повезло.

Оно, навязчивое любопытство, бежало впереди.

Одолевала страсть и людская беззаботность.

Повеселиться и сразу за радостью шли люди, так же шёл он.

Но зачем, не знает?

Наверное, захотел увидеть актёров.

Зачем так много наговорил.

Пусть будет из всего этого рубашка.

Я сошью тебе её.

Странно, но вместо иглы он взял с рыбы кость.

Вместо тонкой нити волокна из травы.

Сидел на низеньком твёрдом пеньке.

Стол укрывала старая кожа.

Видимо, отсюда начинался строиться весь дом.

У самой возвышенности.

Возле чащи высоких и низеньких деревьев.

На просторах дикой, неописуемо красивой природы.

Будь чуточку помоложе, я бы брасом пробежал по земле.

Вдруг бодро и сразу засмеялся деда.

Ты молод, силён, стань решительным!

Да, только как?

Этому надо научиться.

Для начала, пусть твоё имя станет Кхим-Го!

Видимо, тебе дано право стать хранителем ценности сокровищницы Дао-СС!

Сказать так, сразу-то не усомнишься.

А разве Хой-Ге понимал тайну имени.

В правильном переводе значится – огненный вихрь.

Мы, люди, сами правим совестью.

Стань тем, кем предназначено судьбой.

Найди себя среди всей неуверенной суеты.

Найдёшь ответ, не станет грусти и зла.

Смолчал юноша.

Только крепче привязался к старому человеку.

Отшельник знал, и в полном совершенстве владел Дао-СС!

Стиль боевого искусства Хо-с-рёк!

Надо видеть, чтобы сказать, или это вообще не дано знать?

Секреты неповторимы.

Здесь своя техника много рисует круг.

Очерченная по земле полоса лежит прямо промеж ног, разделяя шаги.

Со всего самого простого и начинается весь корейский бокс.

А как легко далось знать юноше весь стиль.

Сказано гордо, будешь непобедим.

Найден смысл, есть шанс, впереди путь.

Борьба оказалась проворной, непредсказуемой, гибкой.

Нет «неясного», пропущенного, а разобраться вся.

Неужели это богатство собиралось века?

Может, и трудно пришлось, но деда, как стать сильному духу, тщетно и мощно, как следует тренировал его.

Пробежали годы.

Прошла пора, минувшая десять лет.

Молодость очертила храбрость и спокойствие.

Буду утверждать, сто тысяч раз Кхим-Го пробежал по склонам горы.

За это время он научился читать и писать.

«Небо, ты наше!» – кричал он в небеса.

«Молодость вечна», – прислонялся он к твёрдой земле.

Пил чистую воду из ручейка.

Так научил жить великий воин Хве-Танг-Хе.

Она, жизнь, даже в камне, по крохи земли, и в воде.

А это значило, со всего взявши, он просил прощенье.

Мезга кружилась возле него.

По земле проползала земная тварь.

Мимо пробегал лесной зверь.

Пролетала в небесах птица.

И это давало сил любви.

Было много сказано добрых слов, прочитано мудрости, каждый день молодой человек искал в жизни совет.

«Самое» близкое берёг и хранил.

Часами наблюдал за всей природой и красотой.

Со спокойствием духа.

А как он любил шелест листвы.

Было много времени, но не потрачено зря.

Однажды Кхим-Го долго и внимательно рассматривал свой знак.

Он искал подтверждающий, неопровержимый ответ.

Неужели утрачен смысл, или нет действительного?

Неожиданно, гордым нравом встревожившись, встал Хве-Танг-Хе.

Кто тебе его дал?

Я всю жизнь ношу при себе этот талисман, с ним прожил всю свою жизнь.

Его передал мне отец, сказал: оберег на всю жизнь.

Это символ ордена синей звезды.

Он имеет значение – воин Дракон.

А ещё есть другое название – Семь звеньев!

Теперь Квон-Кхим-Го верил: боги отдали ему свой божественный талисман.

Семь звеньев – эти слова отразились в века.

Хой-Ге стал Кхим-Го.

Не сразу его имя стало Квон-Кхим-Го!

Хве-Танг-Хе же сам когда-то носил имя Квон-Танг-Хе.

Можно себе представить, был стражником королевского дворца.

Верноподданным Его Величества, самого короля Шань-Су-Бёо.

Именуемая техника в Хо-с-рёк, секрет самого правителя, не могла сама выйти за ворота и стены двора.

Строгая дисциплина тогда царила во всей корейской армии.

Хорошо обученные солдаты не имели права подойти близко к правителю Когё-ре Шань-Су-Бёо ближе вытянутой руки.

Творение, таившееся у него, по праву считалось божественным.

Сам непревзойденный мастер меча.

А личная охрана его – сто шесть человек.

Народ сказывал – демоны войны!

Вооружены они были не сильно, деревянной палкой и твёрдым соломенным щитом.

Говорят, каждый умел прыгать выше крыши.

Богатый опыт, заслуженный в поединках на войне, ценился не меньше.

Как говорил король: ««Рождённые» без страха».

Жил такой смысл – отвага и честь!

Искусство Дао-СС, оно вправе считается нашим, и созданное на корейской земле.

Ты его знаешь Хо-с-рёк.

Правда, она своя, и название стиля своё.

Корнем названное искусство давно пережилось.

Деда, а если я буду стиль нашего боевого искусства называть – семь звеньев?

Нет.

Никто не вправе переменить.

Искусство знается и даётся по праву избранными людьми.

Десять лет Квон-Кхим-Го учился свершенной науке боевого искусства Хо-с-рёк!

Двенадцать месяцев в году, семь дней в неделю молодой мастер продолжал тренировать несокрушимое Дао-СС!

2
{"b":"583910","o":1}