ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Связанные судьбой
В магическом мире: наследие магов
Моя строгая Госпожа
Монтессори. 150 занятий с малышом дома
Соседи
Да, Босс!
Сезон крови
Другой Ледяной Король, или Игры не по правилам (сборник)
НИ СЫ. Восточная мудрость, которая гласит: будь уверен в своих силах и не позволяй сомнениям мешать тебе двигаться вперед

====== Исповедь Героя ======

У-ааа!!! Аааа! Что, опять?!

Это была юбилейная 666 жизнь. Мне уже давно все это надоело, каждый раз: пафосно/геройски/естественно (было как-то пару раз)/романтично/готично и др, и пр, и растопыр… глупо умирать и вновь осознавать себя в младенческом теле в тот самый памятный хэллоуин… 666 раз… это уже было перебором.

Я помнил почти каждый день своего существования и знал все скрытые слабости и тайные тайны своих врагов и пережил все предательства друзей, мыслимые и не мыслимые. Я был обожествляем/ обожаем/ любим/ нелюбим/презираем/ ненавидим/ изгоняем и порой считался просто аццким персом этого/того/сего/ е**ь, мать его, мира.

Я побыл в разных жизнях в разное время супругом всех своих одноклассников и однокурсников обоих полов и даже частенько вступал в браки и аналогичные союзы с большинством своих профессоров и даже с врагами – видимо с глубинной целью – отомстить по полной... надо сказать, что в большинстве случаев это удавалось. Так же время от времени это были люди со стороны, как маги и магглы, так и магики… Надо сказать, что Ференц был неплохим мужем, добрым и заботливым, но второй раз я этот эксперимент повторять не стал. От меня рожали, и я сам рожал, причем не единожды! Я даже пытался как-то побыть вампиром, но на пятой сотне лет, когда я расслабился и решил, что проблема проклятья наконец решена, меня все равно чисто случайно грохнули потомки бывших друзей, выпитых мной за их деяния когда-то, а может просто с похмелья... Как ни странно, но вампиризм никак не отразился на следующем моем возрождении, хотя я нежно и страстно полюбил свежий бифштекс с кровью.

Был я и оборотнем, но мне, естественно, довелось не вполне удачно встретиться с потомственным охотником. Как оказалось, далеко не все зельевары варят волчьелычное по рецепту, а отклонения в оном ведут к красочной и весьма кровавой охоте, завершающейся естественным окончанием существования оборотня. Либо по лицензии на устранение – руками охотников, либо под топорами местных дровосеков. Последнее интереснее, даже где-то азартнее, но неприятнее. Помнится, Драко так шла красная шапочка… ням-ням, чав-чав, трах-тибидох... что-то я не туда… Потом жизней пять пытался избавиться от рефлекса выделения слюны и голодного урчания в животе при одном запахе младшего малфоиша. Вкупе с эрекцией это проблематично, надо сказать.

Пробуждение же всевозможных иных магических сущностей в качестве активного наследия завершались еще быстрее все тем же опостылевшим одеялом в снитчах. И слюнявчиком в красно-золотых тонах. Я уже давно ненавидел это сочетание цветов.

Я пробовал сменить факультеты. Поскольку от красно золотого на двухсотой жизни начали слезиться глаза. Впрочем, к трехсотой мне опостылела сырость подземелий и запахи кухни к четырехсотой. На воронов хватило и вовсе пятидесяти рождений. На пятьдесят первом я сразу разбил горгулью и изгнал обрядом экзорцизма серую даму. Достала – дура своими тупыми шуточками и нерешаемыми заведомо ребусами!

В промежутках были Дурмстранг и Шармбаттон. Но там надоело еще быстрее. Первый я сжег трижды разными способами, второй утопил вместе с половиной Франции четырежды. Были Салем , Китеж, Хаффре и еще какой-то с мудреным восточным названием. Даже запоминать не стал. Там надоело еще быстрее. Хогвартс оказался самым сейсмоустойчивым ну и где-то привычным. Даже мой десятибалльный гнев всего лишь перебил все идиотские витражи в Большом зале и разметал совятню.

Я менял имена, перепробовав все вариации от домашнего опостылевшего «Гарри», благо их хватало, а отсутствием воображения я не страдал. Я входил в другие семьи и роды, часто даже самые неожиданные на первый взгляд, например: Филчев или Спраут. Частенько основывал собственные, или возрождал давно ушедшие в лету. Причем для новых гоблины мне всегда выбирали наиболее зубодробительные и челюстевыворачивающие имена. Наверняка от большой симпатии, но об этом позже.

На этой почве я не единожды переругался со всеми гоблинами и с ними же перебратался попутно, а было пару раз к-хм… ну да ладно, кто не без греха? Я знал все их уловки, они знали все мои слабые места и попутно эрогенные зоны. Суки зубастые.

Хотя кое-что уже и у них путалось. Они с какого-то момента вдруг пришли к убеждению, что я из их племени. Утраченный носитель. Фак им! Совсем отрицать подобное было невозможно. Поскольку явно все дело было в крови гребанных фейри, которой во мне оказалось слишком много, начиная с какого-то возрождения. Но каждый раз ее сочетание непостижимым образом варьировалось, и доминирующее наследие оказывалось иным. Хотя бы в этом был приятный элемент неожиданности. И как я ни пытался, но никак не мог вычислить, какое же было тем самым основным, которое возвращало меня обратно в это гребанное одеяло в снитчах!!!!

Я ненавидел снитчи самой искренней ненавистью, и в одной из жизней перебил даже всю популяцию сниджетов, до последней птички… но это мне не помогло. После закономерной казни за это деяние, предусмотренной законом, я вновь очнулся в окружении летающих и мельтешащих по синему фону крылатых засранцев.

Итак... Уааа…. я в очередной раз с ненавистью взглянул прямо в алые глаза Волдеморта.

В каком-то из возрождений, помнится, подобное привело к даже побегу столь мной нелюбимого (Или слишком любимого, это как рассудить, в некоторых возрождениях… помнится, был даже вариант с полным затрахиванием, учитывая наследие инкуба, так что смотрел я на него давно без малейшей боязни, а скорее плотоядно, вспоминая вкус его сексуальной магии, ничего так, пикантный) мага в шоке, прямо из Годриковой лощины. Но при том, подобное в тот раз не сильно помогло мне. Поскольку мама тоже в тот раз осталась жива и быстренько окрутила Темного Лорда, не будь дура. Он сам нарвался. Нечего бегать по спальням честных замужних ведьм среди ночи, и убивать их мужей авадами. Все тут же благодаря ее красочным показаниям и, главное: данном интервью Рите, решили, что это преступление было совершено в приступе бешеной неконтролируемой ревности. Подобный вердикт для Темного Лорда выглядел почему-то утешительнее, чем политический мотив. Даже Дамблдор был не в силах возразить моей маман. Когда хотела, она могла заткнуть любого.

В итоге Том был просто вынужден признать свое отцовство в отношении меня, сопливого. Что косвенно подтверждалось наличием парселтанга у меня, ненаглядного, и без авады. Впрочем, этот брак, (а он на моей памяти совершался раз десять) ни разу добром не закончился. Самым коротким он оказался, кажется, в пятый раз, когда Лили прибила Тома чугунной сковородкой, одолженной у Молли для какого-то кулинарного шедевра, застав мужа в кабинете за приватной деловой беседой с правой рукой. В смысле – Люциусом Малфоем. Впрочем, разница оказалась не велика. Причем Бэлла ей даже помогла. Вовремя подала сковородку и придержала дверь хрупким плечиком, не дав улизнуть виновнику...

Раз сто, кажется, все складывалось иначе, и я все же становился супругом красноглазого лича на самых разных условиях, начиная от плена и насилия, либо по принуждению света, на условиях гаранта мира, и заканчивая признанием меня истинной магической парой именно с этого самого ненавистного одеяла.

И что оно всем им далось!!!!

Впрочем, не только Том признавал меня своей парой за все это время… бывало и сразу по нескольку претендентов. Иногда я дозволял им бороться, иногда жил в полигамных союзах, как гетеро, так и гомосексуальных... я так и не решил для себя, что же лучше: когда тебя ебут или когда этим приятным, но непосильным геройским трудом занимаешься лично. Право слово, после первых трех сотен повторяющихся сюжетов активная позиция поднадоела и захотелось просто расслабиться…в этом тоже была своя прелесть.

Да, я многому научился в этой сфере! Учителей и учительниц всегда хватало. Самой дотошной была Грейнджер, самым требовательным Снейп, самым извращенным Люциус, самой слюнявой Джиневра, самым нежным – Томми... Ах. Но все уже как-то приелось к моей юбилейной дате.

1
{"b":"587416","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Тайная история
Новые правила. Секреты успешных отношений для современных девушек
Дочь лучшего друга
Поющая для дракона. Между двух огней
Нексус
Вранова погоня
Кто не спрятался. История одной компании
Нелюдь. Великая Степь