ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Пепел и сталь
Проклятое ожерелье Марии-Антуанетты
Разреши себе скучать. Неожиданный источник продуктивности и новых идей
Метод волка с Уолл-стрит: Откровения лучшего продавца в мире
Украшение китайской бабушки
Укрощение строптивой
Зачем мы спим. Новая наука о сне и сновидениях
Русская пятерка
Клыки. Истории о вампирах (сборник)
A
A

Дж.Э.Хасс

Я вернулся за тобой

Серия: Порочный, темный, опасный - 3

Данная книга предназначена только для предварительного ознакомления! Просим вас удалить этот файл с жесткого диска после прочтения. Спасибо.

Переводчики: Ирина

Редактор: Алена

Вычитка и оформление: Matreshka

Обложка: Mistress

Переведено для группы: https://vk.com/bellaurora_pepperwinters

18+

(в книге присутствует нецензурная лексика и сцены сексуального характера)

Любое копирование без ссылки на переводчиков и группу ЗАПРЕЩЕНО!

Пожалуйста, уважайте чужой труд!

ПЕРВАЯ ЧАСТЬ

Пролог

Саша

Прошлое Рождество

Я вижу его, но он не видит меня.

Практикуюсь на будущее. Наемники так и работают. Нужно быть хитрым.

Его друг, которого я раньше не видела, но который игнорирует меня, словно я пыль, проходит в заднюю комнату, чтобы встретиться с моим отцом. Сегодня обмен оружием, так что я не обращаю на него внимания. Но этот парень, который выглядит, будто он тоже наемник, но я его никогда раньше не видела, и это делает невозможным то, что он может быть наемником, останавливается рассмотреть вещи, когда его друг говорит ему подождать.

Он поднимает нож.

— Это отстойный нож, — произношу я со своего места. — Я бы не купила такой.

Он проверяет марку, а затем лезвие.

— Ага, дерьмовый, — он кладет его в корзину, и я делаю свой ход.

Я опускаю свою книгу «Маленький домик» и иду к нему.

— Хочешь увидеть хорошие? — спрашиваю. Он поворачивается и выглядит удивленным тем, что я подобралась к нему так близко, а он даже не услышал.

Я хороша в хитрости.

Я показываю ему хорошие ножи, и он смотрит на меня, словно я чудачка. Они все смотрят на меня так, когда я впускаю их в свой мир. Они знают, что я — другая. Этот парень — Форд, как он преставился — знает, что я другая. Он подкалывает меня чушью о взрослении. Смеется и слушает меня, когда я помогаю ему купить что-то для его мамы и девушки, которая «на самом деле, друг». Заворачиваю два подарка в подарочную упаковку и пока делаю это, кое-что понимаю.

С самого момента, как он вошел, я знала, что он хороший парень.

Его друг появляется из подсобки и говорит ему, что пора идти. Все становится сложнее. Мой желудок делает сальто от этого слова. Оно мне не нравится. Мне нравится, когда все просто. Сложность не несет ничего хорошего. Я сменяю свою хмурость на улыбку прежде, чем Форд замечает ее.

— У тебя есть время, чтобы я упаковала тебе твой нож?

— Он для меня, Саша. Его не нужно упаковывать.

— Это будто подарок для самого себя, Форд. Просто пошли.

Он смеется. Я поворачиваюсь к нему спиной и продолжаю упаковывать, когда он спрашивает, почему сегодня у меня рабочий лень.

А почему у меня сегодня рабочий день?

«Дружок, — думаю я сама по себя, — ты не поверишь, если я скажу тебе». Я тянусь в карман и вытаскиваю маленькую флешку, которую взяла у отца вчера. Он был пьян. Мой отец редко напивается так сильно. И так же, как я верю, что мой рождественский вечер закончится сном на ранчо моих дедушки и бабушки, я прекрасно понимаю, что этот день не сегодня.

Когда появляются наемники, добра не жди.

Я вытаскиваю флешку из кармана и упаковываю ее вместе с ножом Форда. Когда завтра он откроет его, то найдет кусочек пластика, покрытый стикерами. Если он вставит флешку в компьютер, то увидит фотографии. Самые лучшие моменты моей короткой жизни.

И, возможно, это будет ее концом. Возможно, он забросит ее в какой-то ящик тумбочки, смеясь над маленькой девочкой из Вайоминга, которая изображена на тех фото. Может быть, он никогда не подумает об этом снова. Не подумает обо мне.

Я могу только надеться.

Но я не думаю, что это случится.

Я думаю, к тому времени, когда все закончится, он больше никогда меня не увидит.

Глава 1

 Саша

 Настоящее время

Некоторые люди выглядят умиротворенно, пока спят.

Джеймс Финичи — не один из них.

Он не говорит во сне и не подскакивает от диких ночных кошмаров. Так делают только глупые люди. Слабые люди.

Джеймс Финичи — не слабый. Он — воплощение многого, только не слабости.

Нет. Джеймсу присущ своеобразный слабый тик. Его почти невозможно заметить, и он виден лишь на одном глазу, но он есть. Я наблюдаю за ним около часа. Я уже дважды побывала на частном самолете: в первый раз — на пути в Вегас, а второй — вот этот, домой из Калифорнии. Но позвольте мне сказать вам кое-что. Они до охренения скучные.

До охерения. До онемения. До отвращения. Мне не стоит материться. Джеймс ненавидит, когда я матерюсь, а если буду материться в мыслях, я буду материться и в жизни.

Но нахрен это. Полет в самолете — отстой. Попить нечего, потому что Харрисон был слишком занят тем, чтобы выловить меня в океане, после выстрела Джеймса, чтобы наполнить кулер.

Ага. У этого тупого самолета еще и кулер есть. Типа такой, в котором можно хранить лед. Не такой, как холодильник, или хотя бы дурацкий передвижной холодильничек, который у нас был, когда я была ребенком. А кулер. Не впечатляюще.

Так что никакой газировки. Нет даже какого-нибудь хренового, отвратительного пакетика с крендельками.

Боже, я проголодалась.

— Джеймс?

Он через ряд от меня, но это всего в полуметре передо мной. Я пинаю его, когда он не отвечает.

— Джеймс?

— Пнешь меня еще раз, я выломаю тебе все пальцы на ногах, — отвечает он, не открывая глаз.

— Я очень хочу есть.

Он приоткрывает один глаз.

— Я похож на автомат со снеками? Я сказал тебе, мы остановимся в Берлингтоне после того, как достанем грузовик, — он закрывает свой глаз, будто вопрос решен.

— Как далеко до Берлингтона?

— Иди спроси у Харрисона.

И все. Я наблюдаю за ним несколько минут, чтобы увидеть, извинится ли он за то, что у нас нет еды. Но он не извиняется. Он снова спит, потому что я опять вижу его тик.

Я не хочу разговаривать с Харрисоном. Он скажет что-то о координатах, которые ничего не значат для меня без карты. Если бы было светло, я могла бы выглянуть в окно, и увидеть, по крайней мере, пролетели ли мы уже над горами. Берлингтон расположен в долине.

Я плюхаюсь назад на свое место и выпячиваю губы. Я знаю, что это ребячество, а мне стоит повзрослеть и перестать делать это. Но я не взрослая, я до сих пор ребенок. Так что, эй, могу я насладиться этим хоть немого, пока есть возможность?

Вместо этого я думаю о Нике.

Не могу поверить, что он никогда не рассказывал Харпер обо мне. Странно ли то, что она даже не знала, что я была обещана ему? Это не странно. По крайней мере, я так думаю. Обещания должны быть секретными. Мне нельзя было знать, что меня обещали Нику. Но он сказал мне об этом в последний год, когда приезжал увидеть меня в Вайоминге.

Ну, он приезжал на встречу с моим отцом. Он проявил интерес ко мне, и было тяжело не проявить интерес в ответ, потому что Ник Тейт — тот, кого девушки называют горячим.

Очевидно, что между ними с Харпер есть сходство, потому что они близнецы. Но Ник выше, чем Харп. У него хорошо развиты мышцы для восемнадцатилетнего. Не как у Джеймса. У Джеймса мышцы мужчины. Он огромный по сравнению с Ником. Но Ник быстрее Джеймса. Харпер тоже быстрее Джеймса. Я немного видела ее в бою, когда мы были вместе.

1
{"b":"587738","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Пирог из горького миндаля
#Нескучная книга о счастье, деньгах и своем предназначении
Автономность
Суперлуние
Кишечник долгожителя. 7 принципов диеты, замедляющей старение
Держись, воин! Как понять и принять свою ужасную, прекрасную жизнь
Другой Ледяной Король, или Игры не по правилам (сборник)
Татуировка цвета страсти