ЛитМир - Электронная Библиотека

Сара Хайнер

Свидание со Снежной Королевой

Глава 1

— Вас требует к себе Терминатор.

Кларисса подняла глаза от заковыристого контракта, в изучение которого была погружена, и поглядела на секретаршу, стоявшую в дверях.

— Простите, Паула, я не слышала, как вы постучали.

— Я вошла без стука. Когда зовет, сам Терминатор, времени терять нельзя. Особенно если нужно еще успеть привести себя в порядок.

Паула выразительно провела глазами вверх-вниз по фигуре Клариссы, показывая, что той провести пару минут перед зеркалом, прежде чем отправиться в кабинет Джека Майерса — человека со столь угрожающим прозвищем.

Однако Кларисса взяла со стола не сумочку с косметичкой, а блокнот. В отличие от юной модницы Паулы, она на работе косметикой не пользовалась. Кларисса Браун проработала в адвокатской конторе «Уолдорф, Хейнс, Грин & Майерс» уже восемь лет и надеялась в обозримом будущем быть принятой в узкий круг мужчин — основателей и совладельцев фирмы. За годы работы Кларисса привыкла быть на работе не человеком и тем более не женщиной, а только адвокатом, то есть скрывать свои чувства, и даже более того — скрывать свою истинную натуру. И эта стратегия принесла свои плоды. В то время как все прочие женщины постепенно исчезли из конторы — уволились по собственному желанию, повыходили замуж, нарожали детей или перешли на работу в суды, — Кларисса, наоборот, продвигалась вверх по служебной лестнице и теперь уже заведовала отделом недвижимости. Она была на сегодняшний день единственной женщиной-адвокатом в конторе (технические сотрудницы вроде секретарш в счет не шли), но, видит Бог, ей нелегко далось то, чего она сумела достичь в своей карьере. Не сразу она привыкла изо дня в день отрекаться от самой себя и носить непроницаемую маску Снежной Королевы: волосы зачесаны назад и собраны в строгий узел, на лице — непроницаемое выражение, по которому никто не мог и не должен был угадать, что думает и что чувствует его обладательница. Очки в толстой черной оправе со слегка затемненными стеклами как бы отгораживали глаза Клариссы от мира. Она носила строгие деловые костюмы самого консервативного покроя и скромные туфли на невысоком каблуке. Никакой косметики, никакого маникюра. В таком облачении, Скрывавшем индивидуальность и женственность Клариссы, было легче иметь дело со старшими партнерами.

Постепенно Кларисса, не только прекрасно знавшая свое дело, но и не боявшаяся отстаивать свою точку зрения, снискала уважение коллег и была принята почти на равных в совет начальников отделов… Вот именно, почти на равных. О полном равенстве пока еще говорить было нельзя, приходилось каждый день доказывать им, что она не хуже их, что она такая же, как они, а не просто «пучок перьев и тряпок».

За этим строгим фасадом скрывалась другая — вполне живая и не чуждая женских страстей и слабостей Кларисса. Поэтому сейчас колени у нее вдруг стали ватными и во рту пересохло. Джек Майерс главный специалист по разводам — вызвал ее к себе. Вы спросите, что же страшного в том, что старший коллега просит начальницу одного из отделов своей конторы зайти к нему в кабинет? А то, что Джек был не только Терминатором, то есть беспощадным разрушителем браков, но и самым сексапильным мужчиной в фирме «Уолдорф, Хейнс, Грин & Майерс». Неизвестно, чего у него на счету больше — разведенных супружеских пар или разбитых сердец его явных и тайных поклонниц.

Джек искренне не верил не только в брак, но и в возможность каких-либо прочных отношений между мужчиной и женщиной в современном мире. Это, впрочем, нисколько не пугало женщин, которые одна за другой охотно становились добычей этого льва-одиночки, причем каждая из них была убеждена, что именно ей-то удастся наконец его укротить!

Весь женский персонал конторы был без ума от Майерса, но никто не мог похвастаться успехами в «охоте на льва». Все амурные похождения Джека имели место вне фирмы, ибо всякие отношения личного характера между сотрудниками находились под негласным запретом — с тех пор, как пять лет назад Джессика Купер подала в суд на своего начальника Фрэнка Эппельбаума за сексуальные домогательства. Скандал тогда замяли, Фрэнк досрочно ушел на пенсию, Джессика тоже уволилась, но запрет был введен и сохранялся в целях профилактики. Так что страсти по Джеку Майерсу разыгрывались исключительно в воображении женщин.

От секретарш и уборщиц Кларисса отличалась только тем, что свой интерес к сексапильному коллеге внешне никак не проявляла. Она просто не могла себе позволить ни единого слова, которое могло повредить ее репутации человека, на сто процентов занятого делом.

Идя по коридору, она почувствовала, что ладони у нее вспотели. «Господи, словно девчонка перед первым свиданием!» — раздраженно подумала она. Это и в самом деле был ее первый визит в кабинет Майерса. Впрочем, когда в фирме работает семьдесят пять адвокатов, неудивительно, что один из владельцев за восемь лет ни разу не вызвал к себе в кабинет одну из сотрудниц. Тем более что Кларисса занималась недвижимостью, а Джек — бракоразводными процессами.

«Ну ничего, еще год — и я буду открывать эту дверь ногой», — решила Кларисса, когда подходила к двери, но была еще на безопасном расстоянии от нее. Главное — вести себя с Джеком по-деловому, чтобы он оценил ее профессиональные качества. От первого впечатления многое будет зависеть. Ни в коем случае не дать ему заметить, какими мягкими становятся ее колени, как потеют у нее ладони и как часто-часто бьется ее сердце, когда он на нее смотрит.

Перед дверью Кларисса на секунду задержалась, обтерла влажные руки об юбку, поправила волосы, которые и без того были зачесаны безупречно гладко, проверила, все ли пуговицы застегнуты на блузке, глубоко вдохнула — и постучала. Три раза, громко и четко.

— Заходите! — Низкий Голос хозяина кабинета донесся до нее, словно раскаты дальнего грома. От этого звука ее охватила дрожь, смесь радостного возбуждения и ужаса.

Кларисса отворила дверь и, зайдя в кабинет, закрыла ее за собой. Джек Майерс стоял лицом к окну, сцепив руки за спиной, и разглядывал панораму Манхэттена. Вид был и в самом деле впечатляющий: контора находилась на предпоследнем этаже одного из самых высоких небоскребов Нью-Йорка, так что казалось, весь мир лежит внизу, у ног этого мужчины в роскошном костюме, сшитом по индивидуальному заказу в Европе.

На щелчок двери он не обернулся, но Клариссу это нисколько не удивило. Она знала эту игру так же хорошо, как и хозяин кабинета. Ей приходилось играть в нее всякий раз, когда она впервые входила в кабинет кого-либо из совладельцев конторы. Ему было прекрасно известно, кто пришел и дожидается его внимания у дверей: ведь он сам вызвал мисс Браун из отдела недвижимости. Но если бы он сразу повернулся к ней или тем более встретил ее у двери рукопожатием, разрушилась бы иерархия, могло бы возникнуть впечатление равенства, а такого шеф никогда не допускал в общении с подчиненными. В отношениях с женщинами и подавно.

Игра эта была отражением примитивного мужского стремления к самовозвеличиванию и власти, и Кларисса научилась относиться к ней отстраненно, без обид, но и не сносить ее молча дольше нескольких секунд.

— Гм-гм. Здравствуйте, мистер Майерс. Вы меня вызывали? — сказала она вежливым, но твердым голосом.

Молчание.

«Странно», — подумала Кларисса. Обычно такой реплики бывало достаточно, чтобы начальство от игр переходило к делу. «Ну индюк! Еще одна попытка — и я ухожу. Слабину давать я не собираюсь. Если я ему в самом деле нужна, пусть кончает со своими идиотскими играми», — рассерженно подумала она и, выждав пять секунд, снова окликнула фигуру у окна:

— Мистер Майерс?

Вот, снова этот голос. Он был совсем не такой, каким Джек представлял его себе. И совсем не вязался с той славой «синего чулка», которой пользовалась в конторе Кларисса Браун. Гораздо мягче, но вместе с тем ниже, чем можно было бы ожидать от женщины ее телосложения. Слегка сипловатый и при этом сильный, звучный. «Странно, что раньше я не обращал внимания на то, какой у нее голос», — подумал Джек. Ему почему-то представился зал со множеством столиков, синие клубы сигаретного дыма в воздухе, музыка, где-то на заднем плане ярко освещенная сцена, в бокале на крахмальной скатерти — красное вино, а рядом с ним — обворожительная женщина, которая говорит вот таким голосом — низким, как бы слегка грубоватым от дыма, но полным мелодии и шарма…

1
{"b":"587986","o":1}