ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В. А. Шнирельман

ПРОИСХОЖДЕНИЕ СКОТОВОДСТВА

(культурно-историческая проблема)

Введение

Несмотря на то что положение о первичности экономических отношений в развитии общества является одной из основ марксистской исторической науки, применительно к первобытной эпохе эти отношения остаются еще недостаточно изученными. Вместе с тем колоссальные достижения современной науки не только позволяют решать вопросы развития первобытной экономики на конкретном историческом материале, но и делают эту задачу весьма актуальной. Определенные шаги в этом направлении уже предпринимаются как этнографами, так и археологами. К сожалению, в проводимых и теми и другими исследованиях не всегда в надлежащей мере учитываются данные смежных наук. Между тем решение кардинальных проблем первобытности настоятельно требует применения комплексного этнографо-археологического подхода, который пока еще не нашел достаточно широкого применения в нашей науке. В настоящей работе делается попытка исследования одной из существенных проблем первобытности, проблемы раннего скотоводства, с привлечением как археологических, так и этнографических источников.

Выбор предмета исследования был определен, с одной стороны, огромной важностью, которую имел переход к производящему хозяйству, создавший материальную основу для разложения родового строя и формирования классового общества, а с другой — наличием обширной фактологической базы для изучения ранних этапов эволюции земледелия и скотоводства, созданной за последние годы трудами многих ученых. Однако — появившиеся в последнее время сводки новых материалов посвящены, во-первых, главным образом земледельческому аспекту проблемы возникновения производящего хозяйства, а во-вторых, преимущественно технологической его стороне. В отличие от них в настоящей работе рассматривается гораздо менее изученная проблема — происхождение и развитие раннего скотоводства как системы хозяйства, причем особое внимание уделяется культурно-исторической функции последнего. Кроме того, в работе поднимается вопрос о различных судьбах скотоводства в разных регионах в зависимости от конкретно-исторической картины сложения скотоводства в каждом из них.

Особое значение для понимания эволюции первобытного хозяйства имеет выяснение его взаимосвязи с природной средой. Поэтому большое внимание в работе уделяется и этой проблеме, для чего помимо археологических и этнографических материалов широко используются достижения некоторых других наук (биологии, палеоклиматологии и др.).

Перед тем как перейти к рассмотрению поставленной проблемы, необходимо сделать ряд предварительных замечаний. Они касаются прежде всего определения терминов «приручение» и «доместикация». С точки зрения остеологии домашнее животное отличается от дикого своими морфологическими характеристиками. Однако последние являются следствием уже совершившейся доместикации. Весьма по-разному терминологические вопросы решаются зоологами и этнографами. Первые считают основным биологический критерий и видят главное отличие домашних животных от прирученных в том, что домашние размножаются «в неволе». Зоологи также подчеркивают, что домашние животные всегда представляют собой продукт труда человека, а их разведение имеет своей целью удовлетворение тех или иных потребностей людей [41, с. 5; 254, с. 344]. Этнографы, справедливо указывая на важные социальные и культурные последствия доместикации, придают особое значение тем новым взаимоотношениям, которые возникли между человеком и животными в ходе одомашнивания последних [534, с. 18–25].

Однако при таком подходе разница между приручением и одомашниванием исчезает. Эту разницу удается уловить лишь при условии, во-первых, учета биологических критериев, а во-вторых, рассмотрения процессов в исторической перспективе. В приручении надо видеть необходимый этап, предваряющий доместикацию и имеющий следующие особенности. В отличие от доместикации оно охватывает не только «потенциально домашних животных», но и тех, которые не могут быть одомашнены в силу своих биологических особенностей. Так, азиатский слон достигает половой зрелости только в 16–20 лет и приносит потомство раз в три года. Ясно, что разведение слонов: является трудоемким и неблагодарным делом даже для современного общества, не говоря уж о первобытном. Приручение предшествует доместикации стадиально, ибо не требует такой прочной материальной базы, как последняя. Действительно, у бродячих охотников и собирателей известны случаи приручения животных, которых полностью съедали с наступлением трудного в хозяйственном отношении сезона. Приручение, таким образом, обратимый процесс, тогда как доместикация предполагает устойчивую преемственность. В отличие от приручения непременным условием доместикации является массовость процесса, ибо превращение диких животных в домашних возможна лишь в популяции. В свете всего отмеченного попытки некоторых авторов оспорить правомерность разграничения процессов приручения и доместикации [1025, с. 113–114] представляются, неубедительными.

Поскольку в настоящей работе исследуются преимущественно ранние этапы скотоводства, вопрос об одомашнивании таких, важных животных, как лошадь, верблюд, осел и т. д., почти не затрагивается, так как их доместикация совершилась относительно поздно. В работе мало говорится о собаке, одомашнивание которой в принципе не сыграло сколько-нибудь существенной роли в сложении скотоводства. В настоящем исследовании речь идет главным образом о крупном и мелком рогатом скоте и о свиньях, игравших важную роль в Старом Свете, а также о ламах, альпака и морских свинках — в Новом, но для исследования механизма доместикации привлекаются данные и по другим, самым различным животным.

Последнее, на чем следует остановиться, касается вопроса о датировках. Когда в 1949 Г. У. Либби открыл метод радиоуглеродного датирования, казалось, что наконец-то появилась реальная возможность для построения абсолютной хронологии. Позже удалось уточнить период полураспада С14, и достоверность хронологической шкалы Либби как дающей абсолютные: показатели несколько пошатнулась. Наконец, недавно, при сопоставлении дат, полученных с помощью дендрохронологии, с радиокарбонными выяснилось, что для раннего времени последние сильно отличаются от настоящих календарных дат [155, с. 6, 7; 902, с. 48–83]. Оказалось, что радиоуглеродные даты дают более молодой возраст, чем календарные, причем по мере углубления в древность расхождение между ними нарастает. Например, по радиоуглеродным датам, Древнее Царство в Египте следовало бы относить ко второй половине III тысячелетия до н. э., тогда как на самом деле первые династии появились там значительно раньше. Поэтому использование привычных календарных дат для раннеклассовых обществ Месопотамии и Египта и наряду с ними дат по С14 для синхронных, первобытных культур их периферии ведет к искажению исторической картины. То же самое происходит и при сопоставлении первых с такими раннеклассовыми обществами, как древнеиндийское, древнекитайское, древние цивилизации Америки и т. д., хронологическая шкала для которых также построена по радиоуглеродным датам. Следовательно, применение радиоуглеродных дат для абсолютного датирования требует введения определенных коэффициентов (процедура калибрирования), над чем в настоящее время работает целая когорта специалистов. Правильность скалибрированных дат полностью подтверждается другими методами. Так, термолюминесцентные даты для бадарийских поселений в Египте и для культуры Банчиенг в Таиланде хорошо коррелируются со скалибрированными радиоуглеродными датами, полученными там же.

Таким образом, представляется необходимым уже сейчас исправлять радиоуглеродные даты по калибровочной шкале, разработанной учеными [960, с. 303–308; 902, с. 255–268; 893], несмотря на то что работы в этой области еще продолжаются. К сожалению, калибровочная шкала доведена пока лишь до начала VI тысячелетия до н. э. (по календарным датам). Правильно исправить более ранние радиоуглеродные даты сейчас не представляется возможным. Р. Брейдвуд предложил удревнять эти даты на 1000 лет [441, с. 39], однако, строго говоря, точность полученной таким образом хронологии весьма относительна, так как до 6000 г. до н. э. уровень С14 в воздухе возрастал [993, с. 319], а следовательно, менялось и соотношение между радиоуглеродными и календарными датами. И все же за неимением лучшего в настоящей работе приходится принять предложение Р. Брейдвуда[1] оговорившись, что приводимые даты имеют лишь относительное значение. Поэтому везде в настоящей работе календарные даты сопровождаются датами, полученными по С14, заключенными в скобки. Исправление дат велось по шкале, разработанной в лаборатории Пенсильванского университета [893], а учтенные радиокарбонные даты исчислялись по значению периода полураспада, равному 5570 ± 30 лет.

вернуться

1

Так и поступили, например, Р. Проч и Р. Бергер, датируя древнейшие кости домашних животных [889, с. 235–239].

1
{"b":"588115","o":1}