ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Существуют специальные бани для гомосексуалистов. Исследовавшие гомосексуальную атмосферу в пяти современных банях в разных частях США, М. Вейнберг и К. Уильяме описывают специфику этих бань и существо безличной гомосексуальной практики, осуществляемой в них. Такие бани имеют, как правило, сауну, отдельные кабинеты, комнату для массовых оргий, затемненные коридоры для наиболее стеснительных и преклонного возраста гомосексуалистов, а также бары, дискотеки, телевизоры. Каждый, посещающий баню, является потенциальным партнером, включенным в культуру безличного секса. По мнению М. Вейнберга и К. Уильямса, наличие таких бань вносит существенную поправку в традиционное понимание безличных отношений между людьми как чего-то негативного, отчужденного, патологического. Подобная традиция, подчеркивают они, игнорирует тот факт, что сами участники могут расценивать безличные отношения как забаву, приносящую удовлетворение и радость, и что социальные организации, типа гомосексуальных бань, могут быть наилучшими организациями, способствующими осуществлению безличной сексуальной деятельности.

Ряд статей сборника посвящено рассмотрению гомосексуальных гетто, роли женщин в мужских гомосексуальных коммунах, стилей жизни гомосексуальных отцов, истории гомосексуальной политики, гомосексуального движения, установлению параллелей между негритянскими и гомосексуальными организациями.

Исследования, осуществленные М. Левиным, М. Гоффманом, Б. Адамом, Т. Вейнбергом и другими авторами сборника, показывают, что гомосексуалисты объединяются в коммуны, ведут определенный образ жизни, образуют свою собственную субкультуру. Так, в Бостоне 83 % гомосексуалистов проживают на территории города, составляющей менее 2 %, в Лос-Анджелесе 78 % – на территории менее 3 %, в Чикаго 64 % – на территории менее 1 %, в Нью-Йорке 86 % – на территории менее 2 %. Большинство людей в гомосексуальных гетто одеты в черные мотоциклетные куртки и рабочие ботинки. Они носят короткую прическу, усы и имеют при себе такие непременные атрибуты, как шейные платки и ключи на металлической цепочке, прикрепленной к поясу. Гомосексуалисты имеют свой собственный язык жестов, особый жаргон, специальную, им понятную символику. Если, например, ключи висят на поясе справа, то это означает, что гомосексуалист предпочитает быть пассивным, если слева – активным. Что касается мужчин-проституток, то они обычно зазывают своих клиентов вопросом «Который час?».

Подобно неграм, гомосексуалисты открывают свои церкви, выдвигают своих кандидатов на выборах, пытаются влиять на политику. Первая церковь для гомосексуалистов была открыта священником Р. Перри в октябре 1968 г. в Лос-Анджелесе. Она имела около 25 тысяч прихожан. В последующие два года аналогичные церкви появились в Сан-Франциско, Сан-Диего, Чикаго. Наблюдается активизация и радикализация гомосексуального движения, имеющего определенную историческую традицию (в 1897 г. в Германии М. Хиршфельд основал «Научно-гуманитарный комитет», организовавший кампанию за эмансипацию гомосексуалистов и составивший соответствующую петицию, под которой подписались такие западные интеллектуалы, как М. Бубер, К. Ясперс, Г. Гессе, Т. Манн). Если некоторые негритянские организации выдвинули политический лозунг «Власть черным!», то приверженцы гомосексуальной ориентации подняли на щит лозунг «Власть гомосексуалистам!». Гомосексуальное движение вышло из подполья на улицы, осуществляя борьбу за легализацию гомосексуальных отношений в американском обществе.

Таковы, по мнению многих авторов публикации, происходящие в настоящее время в США сдвиги в отношении признания прав гомосексуалистов и распространения гомосексуализма как одной из форм сексуальной деятельности человека.

Литература

Levine M. (Ed.). Gay Men. The Sociology of Male Homosexuality. N. Y., Hagerstown, San Francisco, London, 1979.

1980

Психоанализ и история

I. Психоаналитические идеи и концепции широко используются Западной Европе, США, странах Латинской Америки. Они находят свое отражение в работах ряда философов, социологов, лингвистов и литературоведов, интерес которых к психоанализу наметился еще в 20-х годах XX столетия, когда психоаналитическое движение вышло на международную арену.

Разумеется, далеко не все зарубежные ученые разделяют психоаналитические идеи, выдвинутые австрийским врачом 3. Фрейдом. Некоторые из них критически относятся к тем или иным психоаналитическим представлениям, высказывают сомнения в применимости психоаналитических концепций к различным научным дисциплинам. Наиболее стойкими в этом отношении оказались, пожалуй, истории, негативно отнесшиеся к сомнительным попыткам Фрейда с психоаналитических позиций объяснить историю возникновения и развития первобытного общества.

Лишь после Второй мировой войны психоаналитические идеи стали постепенно проникать в западные исторические исследования. Появились работы, авторы которых использовали психоанализ при изучении причин возникновения фашизма, психологии нацистских лидеров, национализма. Правда, в довоенный период предпринимались попытки исследования исторических событий с психоаналитической точки зрения, как это имело место, например, в работах В. Райха, исследовавшего в 1933 г. психологию масс фашизма. Но это было обращение, скорее, психоаналитиков к истории, нежели историков к психоанализу, тех историков, которые долгое время испытывали недоверие к психоаналитическим идеям.

Перелом произошел в конце 50-начале 60-х годов, когда в ФРГ, Франции и США некоторые историки не только обратили внимание на психоанализ, но и взяли на вооружение психоаналитический метод исследования. В зарубежной исторической науке возникло даже целое направление, получившее название психоаналитической истории. Первоначально не вызвавшая большого восторга у большинства ученых, психоаналитическая история неожиданно завладела воображением части зарубежных теоретиков, став, в частности, в середине 60-х годов «новой модой среди американских историков» (Wehler, 1980, р. 530).

Интерес зарубежных ученых к психоаналитической истории проявляется и поныне. Он свидетельствует о притягательной силе психоаналитических идей, оказавших воздействие на умы части зарубежных теоретиков, в том числе и историков.

Чем же привлекают историков психоаналитические концепции? В чем суть психоаналитической истории? Совместимы ли психоанализ и история как наука?

Ответы на эти вопросы в какой-то степени могли бы пролить свет как на причины «живучести» психоанализа, так и на специфику методов исторического исследования.

II. Первоначально психоанализ рассматривался как метод лечения неврозов. В этом качестве он был развит Фрейдом, предложившим ряд технических приемов и методик исследования причин возникновения болезней психогенного характера, а также соответствующих приемов и способов их лечения. Однако уже на начальной стадии своего развития психоанализ воспринимался Фрейдом как общий метод исследования широкого круга явлений не только медицинского, но и общекультурного характера. Во всяком случае, по мере выдвижения различных психоаналитических гипотез и концептуальных положений, Фрейд предпринял смелую попытку исследования с психоаналитических позиций как художественных произведений, так и исторических явлений, будь то истоки возникновения религии или человеческой культуры в целом.

Наряду с клинической практикой, психоанализ стал вспомогательным средством научного исследования в разнообразных областях духовной жизни. Разъясняя это положение, Фрейд подчеркивал, что каждый специалист должен принять во внимание следующее: «Наша работа имеет только одну цель – побудить его сделать то же самое лучше, применив к хорошо знакомому материалу инструмент, который мы можем дать ему в руки» (Фрейд, 1925, с. 13).

Как известно, в клинической практике Фрейд исходил из того, что аффекты переживания, обусловленные травматическими ситуациями в прошлом, порождают внутренние конфликты. Их разрешение осуществляется путем вытеснения из сознания несовместимых с требованиями и нормами культуры желаний человека в сферу бессознательного. Однако эти желания не исчезают бесследно, а, оставаясь в бессознательном, ждут благоприятной возможности, чтобы вновь заявить о себе в форме симптомов какого-либо психического расстройства.

29
{"b":"588365","o":1}