ЛитМир - Электронная Библиотека

- В результате, - не слушая, продолжал бубнить человечек, - Кремль смог извлечь из тупого упрямства Васятки и местоположения Госпиталя максимум выгод. Он добился снятия практически всех ограничений на кредитование и доступ к технологиям. Российская экономика, уже почти сдохшая, воспряла. Россию в ПАСЕ вернули. Вы понимаете?

- Понимаю, - кивнул Артём, начиная закипать, - Ты, значит, недоволен, что у нас в Волгограде у бюджетников хоть какие-то деньги появились. Ты из своей Москвы хоть иногда вылазишь, борец с тиранией? Знаешь, как в России люди живут?

Алексей дернул Артёма за рукав.

- Слушай, пойдем-ка отсюда. А то сейчас ни за что под раздачу попадем.

- Под какую нафиг раздачу? Ты слышишь, что этот шпендик тут городит?

- Лейтенант Сидоров, - откозырял неизвестно откуда возникший молодой полицейский с простоватым лицом, - Прошу предъявить Ваши документы.

- А в чем дело? - озадаченно спросил Артём, протягивая паспорт.

- Вы задержаны за проведение несанкционированного митинга.

- Какого митинга? - удивленно уставился на лейтенанта Громов.

- Ну, ё-моё... - Алексей в сердцах хлопнул себя ладонью по лбу.

***

- Я на митинги, вообще, не хожу, - глядя в пол, пробормотал Алексей.

В полицейском отделении он себя чувствовал крайне некомфортно.

- Аполитично мыслите, гражданин Климов, - не одобрил лейтенант Сидоров, старательно переписывая что-то из паспортов в компьютер, - На митинги ходить надо, но - на правильные. Вот на День Победы проводится мероприятие - люди идут с портретами своих предков, воевавших в Великую Отечественную. И патриотично, и уважительно к дедам, и властями санкционировано.

Он еще раз глянул на первую страницу паспорта. Перевел взгляд на Артёма.

- Теперь касательно Вас. Значит - Громов Артём Сергеевич. Регистрация - в городе Волгограде. Так-так... Какими судьбами в Москве? Временная регистрация есть?

- Да я проездом в Петербург, товарищ лейтенант. По делам фирмы. Поезд через три часа -какая регистрация?

- Кем в фирме работаете?

- Генеральный директор. И владелец, - с готовностью ответил Артём, - Торговля продуктами питания, гигиеническими и моющими средствами, ну и всяким - по мелочи. В Питере у нас интересный поставщик наклевывается. Завтра утром встреча. А я вот у Вас застрял. Может, как-нибудь...

- С гражданином Кошелевым давно знакомы? - строго спросил Сидоров.

- С кем? - Артём в недоумении уставился на полицейского.

- С ним, - Сидоров ткнул пальцем в козлобородого в клетчатом пальто.

Диссидент Кошелев сидел на стуле с упрямым выражением на лице.

- Без адвоката ничего говорить не буду. И Вам, молодые люди, не советую. Отвечая на вопросы без составления протокола, Вы потакаете беззаконию.

- С ним вовсе не знаком, - Гром даже отодвинулся от Кошелева вместе со стулом, - полчаса назад впервые увидел.

- А с гражданином Климовым? - лейтенант кивнул на Алексея.

- С Лёхой? Двенадцать лет.

Алексей кивнул.

- А у гражданина Климова-то регистрация московская, - многозначительно сказал лейтенант, будто уличая Артёма в нестыковке, - По бизнесу контактируете?

- Да нет, - Гром махнул рукой, - Фирма Интеля... простите, где Алексей техдиректором работает, больше по электронным устройствам. Мы с Лёхой срочную служили вместе. Единственный человек на точке, с которым о "Пинк Флойд" и Борхесе можно поболтать, - взгляд Артёма ностальгически затуманился, - Полтора года в Забайкалье оттрубили. Зимой - минус сорок, летом - гнус мелкий во все щели лезет. В поселке кроме педучилища и военных - урки на поселении да только что освободившиеся. На точке - болото во все стороны до горизонта, лиственницы стоят редко-редко, как телеграфные столбы, и ни души на десятки километров, - Гром вздохнул, - Золотые были времена.

- Армейская дружба - это хорошо, - одобрил полицейский, - А как Вы у Госпиталя оказались с Кошелевым?

- Да я же говорю - не знаем мы его, - Гром украдкой вопросительно глянул на Климова, тот только пожал плечами, - Я, когда в Питер собирался, списался с Лёхой. Поехал через Москву. Встретились, зашли в ресторанчик тут недалеко. Ну, как полагается - посидели за вискарем, обо всем поговорили. Про армию, за жизнь, о бабах. Потом пошли проветриться, красоты Москвы осмотреть. И на этого хмыря напоролись.

- О! Опять Кошелев! - раздался голос около входа.

В двери кабинета показался коренастый капитан лет сорока пяти с какими-то бумажками. Лейтенант немедленно выпрямился. Сделал сосредоточенное лицо.

- Снова у Госпиталя митинговал? - поинтересовался капитан у Сидорова.

Тот кивнул, не отрываясь от экрана.

- Я по телевизору слышал: у Васятки лихие люди родителей убили и весь род, - не понятно к кому обращаясь, сказал капитан, - Пока его дружки не забрали, сиротой горя хлебнул. Вот с тех пор на страдания детишек смотреть и не может. А Вы, гражданин Кошелев, на такого человека заведомо ложно измышляете. Небось, еще на американские деньги. Стыдно должно быть.

Кошелев вздохнул.

- В Госпитале за четыре года лечилось тридцать тысяч человек. А режим с 2000 года закрыл половину больниц по стране. И треть школ. Ваш Васятка вылечит еще тысячу, еще десять тысяч, а спасенный им режим угробит миллионы. Вам кидают подачки, а в это время отбирают будущее у ваших детей. Этот народ безнадежен.

- Вы бы помолчали, Кошелев, - лейтенант насупил брови, - А то себе сами административку на экстремистскую статью переоформите. А там, знаете, совсем другая ответственность, - украдкой глянул на капитана - хорошо ли сказал.

- А эти - с ним, что ли? - капитан кивнул на Артёма с Климовым.

- Да мы просто мимо проходили! С этим просто языками зацепились. Нас-то чего ради притащили? - Артём говорил не столько просительно, сколько недоуменно.

- Все вы только мимо ходите... - досадливо махнул рукой капитан, слегка скользнув взглядом по задержанным; запнулся, посмотрел на Громова, - Погоди, это не про тебя во "Времени" сюжет был год назад? Ты в Волгограде за свой счет школу построил. Громов, кажется?

- Я... Во у Вас память! - поразился Артём.

Капитан кивнул.

- Профессиональная. Так говоришь - только мимо проходил?

- Да, мы с Лёхой мимо проходили, - Артём быстро пододвинулся ближе к Климову.

- Сидоров, ты протоколы оформил? - капитан повернулся к лейтенанту.

- Никак нет, товарищ капитан, - встрепенулся лейтенант, - еще не успел.

- Ну и не надо.

***

Грому и Интелю суровый капитан на прощанье прочитал нотацию, с кем стоит болтать на улице, а с кем нет. Им вернули документы и отпустили с миром. Друзья даже успели перед питерским поездом отпраздновать счастливое освобождение в привокзальном кафе.

- Вот чего ты тут в Москве киснешь? Езжай со мной. Мне на фирме толковый и надежный человек во как нужен. А знаешь, какая у меня на острове рыбалка! - радостно уговаривал Лёху развеселый Артём, вцепившись в пуговицу.

- Ну, понимаешь, не все так просто. Есть обязательства и обстоятельства всякие... - уклончиво отвечал более трезвый Климов.

- Да ну, все решаемо, если захочешь, - парировал Артём, - Человек сам кузнец своего счастья!

И уже зайдя в вагон, высунувшись в окно тронувшегося поезда, крикнул:

- Лёха, помни! Нет ничего непреодолимого. Всё только от нас зависит!

Проводив друга, Алексей, слегка покачиваясь, зашел в квартиру, налил чая, не разогревая, швырнул пальто на диван и плюхнулся за компьютерный стол.

Подумал: "А почему бы, правда, на этот парад не сходить? Где только дедов портрет найти?". Он набрал в поиске Гугла фамилию-имя-отчество майора-артиллериста Климова. Тупая машина выдала совершенно посторонних людей. Алексей поменял запрос, потом дополнил, переставил слова. Уточнил, что дед погиб. И получил в ответ статью некоего Викентьева под названием "Что и почему убивает Климовых?".

- Как - нафиг? - пробормотал обескураженный Алексей и хотел уже выключить дурацкий комп и пойти спать, но вдруг почувствовал дурное любопытство.

2
{"b":"588488","o":1}