ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Ада Ивановна Коротенко

Наталья Викторовна Аликина

СОВЕТСКАЯ ПСИХИАТРИЯ

Заблуждения и умысел

Чем человек менее похож на других людей, чем он необыкновеннее, тем больше может произвести всеобщих заблуждений и недоразумений.

Н.В. Гоголь
Советская психиатрия. Заблуждения и умысел - i_001.jpg

Вступительное слово

Трагедия советской психиатрии стала частью моей жизни. Сопереживая этой трагедии, я выучил русский язык, научился понимать ваши реалии, вашу боль и ваши радости. Многократно бывая в тоталитарном СССР с единственной целью — поиска жертв злоупотреблений психиатрией в политических целях, я, незаметно для самого себя, однажды почувствовал: с этой страной меня уже связывает нечто большее, нежели грязь и кровь политических репрессий. Эта страна стала второй моей родиной.

Прошли годы. Многое изменилось. Уходят в мир иной участники тех событий. Тускнеют эмоции ненависти, физической боли и жажды возмездия. Тускнеет и сама память. Еще десятилетие — и сама эта тема покроется паутиной и пылью. Будущие исследователи тоталитаризма опишут феномен психиатрических злоупотреблений в СССР черной и белой красками абсолютного контраста, опустив самое важное, самое главное — полутона и обертоны конкретной человеческой плоти, конкретной человеческой личности. Но кто-то захочет узнать больше, кого-то не устроит черно-белая схема абсолютного добра и абсолютного зла. Кто-то из них, будущих, вспомнит, что абсолютное добро — Бог, а абсолютное зло в приложении к исследуемой эпохе — Система Тоталитаризма. И тогда он возьмет в руки эту книгу. И, прочитав ее, поймет нас лучше. Всех нас, — и жертв, и палачей, и пассивных наблюдателей, и активных соучастников (с обеих сторон…).

Роберт ван Ворен,

Генеральный Секретарь

Международного Благотворительного Фонда

«Женевская инициатива в психиатрии»

Нидерланды, 12 июня 2001 г.

К читателю

Уважаемый Читатель

Вы держите в руках книгу, которая может попасть к Вам различными путями — случайно, по совету знакомых, из простого любопытства или по причине профессионального интереса к этой проблематике, но, думаю, взяв ее в руки, Вы уже просто так не оставите ее и обязательно прочтете до конца.

В этой книге есть всё, чтобы понять, почему авторы писали помещенные в ней статьи, почему составители отдали ее страницы воспоминаниям жертв карательной психиатрии с леденящими душу подробностями ада, который тем суждено было пройти, — в частности «Пособию по психиатрии для инакомыслящих», подготовленному узниками Владимирского централа и Пермского политлагеря — Владимиром Буковским и Семеном Глузманом, не побоявшимися усугубить и без того тяжкую свою участь; другим материалам, касающимся как личностей диссидентов — узников психиатрических тюрем, так и проблемы наказания психиатрическим «лечением» инакомыслящих, что происходило в СССР и о чем теперь известно во всем мире.

Я — гражданин Украины, и рад, что эта книга смогла быть издана в моей стране, прошлое которой замешано на крови и страданиях миллионов невинных жертв. Именно Украине суждено было после поражения национально-освободительного движения 1917–1920 годов стать одним из первых и главнейших политических полигонов, где проходила испытания тактика перманентного террора, уничтожения тех интеллектуальных сил, которые были или могли стать носителями национального возрождения Украины. Это продолжалось во все времена — как в период сталинизма, так и в последующие десятилетия массовых репрессий.

Демократический выбор Украины, желание народа создать общество на основе Правды и Справедливости, серьезное и всестороннее осмысление трагического прошлого должны стать гарантом того, что беззаконие в нашей стране никогда не повторится, в том числе — и гарантом защиты от рецидивов психиатрических репрессий.

Думаю, дорогой Читатель, Вы согласитесь, прочитав эту книгу, что помещенные в ней документы не могут никого оставить безразличным, они значительно прибавили нам понимания того, от какого тяжкого прошлого нам следует решительно отказаться, что нужно каждому из нас делать ежедневно, чтобы оно никогда не повторилось и наши дети жили в условиях действительной Демократии и истинно Правового Общества.

Владимир Пристайко,

Член коллегии Службы Безопасности Украины,

генерал-лейтенант юстиции

ПРОБЛЕМА, КОТОРОЙ НЕ ДОЛЖНО БЫТЬ

В настоящее время уже никого не приходится убеждать, что в СССР диссидентов часто признавали душевнобольными. В бывшем СССР открыто на эту тему стали говорить после того, как делегация психиатров США представила (1989 г.) Государственному департаменту США и Комиссии по безопасности и сотрудничеству в Европе доклад по оценке перемен в советской психиатрии. В этом докладе американские психиатры пытались объективно оценить диагноз, обоснованность проводимого лечения, а также полноту защиты юридических прав группы политических диссидентов, направленных на принудительное лечение в психиатрические больницы.

Помещение этих людей в психиатрические больницы и содержание их там привлекло внимание многих западных наблюдателей, обеспокоенных вопросами соблюдения прав человека. Психиатры американской делегации провели переосвидетельствование 27 пациентов, 15 из которых оставались в стационаре, а 12 уже были выписаны. Клиническая диагностика проводилась по американским (DSM-III-R) или по международным (ISD-10, проект) критериям. Среди 12 пациентов, выписанных из больниц к приезду американских психиатров и находящихся на учете в психоневрологических диспансерах, только у 3 отмечались слабо выраженные симптомы, которые в западных странах не повлекли бы за собой госпитализации, а у 9 не было найдено признаков какого-либо прошлого либо текущего заболевания. При обследовании 15 пациентов, находящихся на стационарном лечении, диагнозы американских и советских психиатров совпали лишь в 9 случаях. Обзор всех 27 случаев продемонстрировал высокую частоту диагноза «шизофрения». Из 27 пациентов 24 были направлены с этим диагнозом на принудительное лечение, однако при совместном осмотре американскими и советскими психиатрами он был подтвержден только у 10 пациентов. С точки зрения американской группы, проблема гипердиагностики давала о себе знать не только при диагностировании шизофрении, но и при установлении диагноза других состояний (шизофрения в стадии ремиссии, психопатия). Некоторые из симптомов, включенные в советские диагностические критерии вялотекущей шизофрении и других заболеваний, по американским и международным диагностическим стандартам неприемлемы для диагностирования указанной психопатологии. Так, например, к болезненным проявлениям относили «идеи реформаторства, повышенное чувство собственного достоинства, повышенную самооценку» и т. д. По мнению американских психиатров, отсутствие четких диагностических критериев и широкий диапазон диагностических концепций способствовали злоупотреблению психиатрией в политических целях.

В 1991 г. в рамках М3 Украины (С.Ф. Глузман, Г.И. Головаха, Н.В. Панина) был проведен опрос 568 врачей различных психиатрических служб. Только 50 % опрошенных считали возможным публиковать материалы о злоупотреблении психиатрией, рассматривая это как условие ее оздоровления. При этом каждый четвертый не желал обнародования случаев жестокости и беззакония, а каждый десятый предпочитал видеть врагов психиатрии в тех, кто сообщает о фактах содержания в психиатрических больницах здоровых людей.

В настоящее время проблема заключается не только в том, чтобы осудить прошлые злоупотребления психиатрией в политических целях, способствующие усилению вполне понятной осторожности и даже страха перед психиатрией, характерного и для современного общества. Значительно важнее обсудить вопрос о том, возможно ли повторение подобного, какие факторы привели к столь плачевной дегуманизации одного из сложнейших направлений медицинской практики.

1
{"b":"589189","o":1}