ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Лев Стекольников

КОКОН САТУРНИИ

Кокон сатурнии - img8E7A.jpg

Рисунки В. Голявкина

«Поздравляю дорогого племянника наступаю­щим двенадцатилетием.

Подарок — кокон сатурнии — выслан посыл­кой. Дядя Женя».

Прочитав телеграмму, Толя даже побледнел от счастья.

Через минуту все в квартире узнали о важ­ной новости.

Отец сказал: «Да? Вот как!» — и продолжал чи­тать газету. Мать заметила, что единственному пле­мяннику можно было бы послать подарок и получше. Трехлетняя сестренка Оля стала петь:—«Сатурния! Сатурния» — и кружиться по комнате, хотя и ничего не понимала.

К счастью, у Толи был приятель Мишка. Вот с кем можно всласть наговориться о замечательном подар­ке!..

—  Большая? — переспросил Мишка.

—  Большая! Брем пишет, что пятнадцать сантимет­ров в размахе.

—  Дай-ка линейку. Отмерим на парте... Ого!

Оказалось, большая сатурния может закрыть крыль­ями страницу учебника, а если бы она села на нос Мишке, то из-за нее торчали бы только Мишкины уши...

Разговор происходил на уроке географии и тянул­ся довольно долго — мешал учитель.

За пять минут до звонка Толя зашептал приятелю на ухо:

—  Она самая большая бабочка в Европе...

—  Сундуков, — прервал его учитель, — что вы там бормочете о Европе, когда мы Африку проходим!..

Весь день Толя был как в чаду, и когда мать ска­зала ему: «Холодно. Надень пальто!» — ответил: «Нет, я пойду без кокона!»

—  А здорово рассчитал твой дядя Женя! — говорил Мишка.— Неужто посылка придет точно накануне тво­его дня рождения?..

—  Конечно, точно! — подхватил Толя, — я уже ей ме­сто приготовил в коробке...

Настало 30 апреля — день Толиного рождения. Толя каждые полчаса заглядывал в почтовый ящик, — изве­щения о посылке не было.

Родители обиделись — Толя очень холодно принял их подарки: красную рубашку-ковбойку от мамы и тол­стенный научно-фантастический роман от папы. Он не­брежно поблагодарил их и... побежал с Мишкой на почту.

В тесной комнате почтового отделения было шумно. Очереди к окошкам «прием телеграмм» и «выдача посылок» извивались, как гусеницы.

—  Давай извещение,—сказал Мйшка. — Я пролезу к окошку.

—  Да нет еще у меня извещения, — ответил Толя грустно глядя на недосягаемую гору посылок за стек­лянной стенкой.

—  Так чего ж стоять-то! — удивился Мишка. — Нука я...

—  Тетенька! — настойчиво прозвучал Мишкин го­лос.— Есть ли посылка Сундукову из Сухуми?.. Те­тенька!

—  В очередь, мальчик, в очередь, — загудела «гу­сеница», — в очередь!

—  Брось, Мишка, — сконфузился Толя и пошел бы­ло искать хвост «гусеницы», но Мишкины старания не пропали даром:

—  Ну, давай, давай, извещение, мальчик! — послы­шалось из окошечка. — Нет? Так иди домой и жди. Следующий!..

—  Почта работает до десяти часов вечера, — прочел Толя.

—  Еще не все потеряно, Толька! Айда домой!

Старые часы в столовой пробили восемь раз—из­вещения не было.

Приходили гости. Толя с грустным лицом принимал подарки.

Часы пробили девять... Коротко звякнул электриче­ский звонок. Оттолкнув отца, чуть не опрокинув стол, Толя кинулся к двери.

—  Вам телеграмма, распишитесь. Вот здесь.

Поздравляла тетя. Толя небрежно сунул телеграм­му в карман и вдруг, пробормотав «сейчас», выбежал на лестницу.

Мишка играл в шахматы с почтенным старичком — соседом по квартире. Оставив своего короля «под ша­хом», он вылетел вслед за Толей.

В почтовом отделении народу поубавилось. Только у окошечка «прием телеграмм» стояла очередь — завтра Первое мая!

—> Извещение, мальчик!

—  Она обязательно должна быть... Сундукову из Сухуми.

—  Извещение!!

—  Извещения нет, но посылка...

—  Если нет извещения — нет и посылки... Ну, лад­но уж. Сейчас проверю. Нюра! Нюра!

Подошла круглощекая девушка в форменной ту­журке.

—  Ты носила извещение Сундукову?

—  Да разве вспомнишь, кому носила? — затарато­рила девушка. — Перед праздником столько носишь!.. Да что ты беспокоишься, мальчик? Не пропадет твоя посылка. Не сегодня, так завтра... ой, нет, два дня почта будет закрыта. Получишь третьего. Да что у тебя в посылке? Небось, не протухнет.

—  Вот именно протухнет, — подал голос Мишка.

—  А вот мы вас оштрафуем. Нельзя посылать ско­ропортящиеся продукты, — строго сказал начальник почтового отделения.

—  У меня там куколка, — покраснев, тихо произнес Толя.

—  Мальчик, а в куклы играет, — захихикала девоч­ка в очереди. Все засмеялись.

—  Сама ты кукла безмозглая! — огрызнулся Мишка.

—  Это куколка бабочки, — поспешно объяснил Толя.

—  Значит вас, молодые люди, надо оштрафовать за пересылку сельскохозяйственных вредителей, — и начальник подошел к окошку.

—  Да вы ничего не понимаете в ляпи... доли... лепи... лепидептерологии, — важно сказал Мишка.

—  Что это за... лепи-лепи? — спросил начальник.

—  Это наука о бабочках.

—  Так, значит, там бабочка? Да ей же там тесно и душно, в посылке-то, — заинтересовалась Нюра.

—  Ей не тесно, — объяснил Толя.— Она в коконе, а вот если она вылезет в посылке, то будет инвали­дом. Ей надо крылья расправить на свободе. А крылья большие— вот такие...

—  Да неужто такая большая! — изумилась Нюра.

—  И она очень красивая. Как... как бархатный за­навес в театре. И на каждом крыле большое пятно, словно глаз.

—  А что она ест? — спросила девочка.

—  Она совсем не ест. У нее даже хоботка нет, И живет очень недолго. Отложит яички и умрет...

Было уже десять минут одиннадцатого, но почта оставалась открытой, — все слушали Толю.

—  Нюра, — неожиданно сказал начальник, — у тебя в графе получения какой-то Крестовоздвиженский на

Сундукова залез — сразу две графы занял. Смотреть надо!

...Крохотный ящичек несли по очереди. Гости встре­тили ребят веселым подтруниванием, а родители воз­мущенными взглядами.

—  А мы хотели было съесть ваши пирожные,— пробасил старик-шахматист.

И вдруг в ящике послышался шорох...

—  Вылезает! Мишка, давай нож! — отчаянно за­вопил Толя.

Гости испуганно откачнулись от стола...

Бабочка превзошла самые смелые ожидания: она была не пятнадцати сантиметров в размахе, как сказа­но у Брема, а целых шестнадцати.

Кокон сатурнии - img8C91.jpg

1
{"b":"589785","o":1}