ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Илюхов Владимир Васильевич

Операция 'Форстериана'

Илюхов Владимир

Операция "Форстериана"

Одноактная комедия.

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА.

ЖЕНЩИНА.

КОМАНДИР.

БОЕЦ.

СЕРЕБРИСТЫЙ.

ДВА ГУМАНОИДА.

Темнота.

Слабой точкой начинает светиться висящая на сцене лампочка. Она разгорается все ярче и ярче, но ровно настолько, чтобы высветить пространство полуторной квартиры. Лампочка висит в комнате над столом и, по сути, освещает только его, какую-то посуду расставленную на нем и сидящую за ним женщину. Женщине за сорок. Она коротко стрижена, в свитере толстой вязки, меховой безрукавке, мятых брюках, заправленных возможно даже в валенки, и, скорее напоминает своим видом мужичка. По крайней мере, с первого взгляда.

Раздается тремоло входного звонка.

Женщина тяжело, без охоты, встает, идет ко входной двери.

ЖЕНЩИНА. Кто там?

МУЖСКОЙ ГОЛОС. Телеграмма.

ЖЕНЩИНА отпирает дверной замок, дверь тут же стреми

тельно распахивается, и в комнату врываются бойцы ОМОНа.

Они в масках, с оружием на изготовку.

КОМАНДИР (женщине). Лицом к стене! Руки над головой и на стену! Ноги на ширине плеч! (бойцу). Обыскать!

Пока БОЕЦ обыскивает ЖЕНЩИНУ, внимательно и сосредо

точенно ощупывая каждый шов ее одежд, КОМАНДИР дер

жит ее под прицелом, иногда нервно поводя оружием в темно

ту кухни и комнаты.

БОЕЦ (отшатываясь от женщины). Командир, это же баба!

КОМАНДИР. Ну да? (словно не веря подчиненному, сам трогает женщину в некоторых местах). Точно, баба. Кхм!.. Извините, гражданочка. Ошибка вышла...

ЖЕНЩИНА (продолжая стоять с поднятыми руками). Ничего, можете продолжать, мне нравится.

КОМАНДИР. Можете руки опустить.

ЖЕНЩИНА (опуская руки). И ноги, значит, тоже можно сдвинуть?

КОМАНДИР. Да. Можете, повернуться лицом. Сказали же, ошибка вышла.

ЖЕНЩИНА. Обидно. Что же вам тогда от меня требуется?

КОМАНДИР. К нам поступили сведенья, что в этой квартире проживает сексуальный маньяк.

ЖЕНЩИНА. Увы. До вашего появления, в этой квартире уже много лет не происходило ничего сексуального.

БОЕЦ. Выходит, вы тут проживаете одна?

ЖЕНЩИНА (командиру). Ваш подчиненный очень сообразителен.

КОМАНДИР. Профессия такая - перестанешь соображать, считай, что ты труп.

БОЕЦ (важно). Все-таки, командир, неплохо бы зачистить квартирку.

ЖЕНЩИНА (хмыкнув). Пожалуйста, зачищайте...

КОМАНДИР взмахивает рукой, и они с БОЙЦОМ, как в кино,

начинают осмотр квартиры. ЖЕНЩИНА движется за ними,

как воспитательница детского сада, между мальчишками, игра

ющими в войну. При этом она предупредительно, то включает,

то выключат для них свет в квартире.

БОЕЦ. Пусто.

КОМАНДИР. Да, никого. Ну, мы тогда пойдем. (Женщине). Еще раз извините, - ошибочка вышла. (Направляется к выходу). А вы тут никого подозрительного не встречали?

ЖЕНЩИНА. Тут?

КОМАНДИР. Ну, на улице, во дворе, в доме.

ЖЕНЩИНА. Про весь дом не знаю, врать не буду, а вот тут, в моей квартире, я вижу странных типов...

БОЕЦ. Все поняли, старуха, уходим.

ЖЕНЩИНА. Я не вас имела в виду.

КОМАНДИР. А что?

ЖЕНЩИНА. Нечто.

БОЕЦ. А попонятнее нельзя?

ЖЕНЩИНА. Если бы я сама, что-нибудь понимала. (Стараясь сдерживаться). Каждую ночь, вот из этой стены выходят странные существа в необычных костюмах, и, не обращая на меня никакого внимания, уходят в другую стену, вот в эту, противоположную. А через некоторое время возвращаются назад в том же порядке...

БОЕЦ. Ну, все понятно, командир, нам пора...

ЖЕНЩИНА. А мне непонятно! Может быть вы мне тогда объясните? По какому праву? Теперь-то, мы, кажется, живем в свободном обществе? У нас есть Конституция, или её нет?

БОЕЦ на ее вопрос неопределенно пожимает плечами, а

КОМАНДИР снимает маску, под которой, оказывается,

было скрыто совсем молодое, почти мальчишеское лицо.

КОМАНДИР. Конституция у нас, конечно, есть. Но мы тут совершенно не причем. Наше подразделение этим не занимается.

БОЕЦ. О чем это ты?

КОМАНДИР. Ну, всем этим, мы не занимаемся.

БОЕЦ. Наркотиками, что ли? А почему нет? Если надо, то займемся. Понятно, гражданочка?

ЖЕНЩИНА. Дурак.

БОЕЦ (резко стягивает маску. Он не молод. Лицо грубоватое. Шрам). А если мы тут сейчас произведем тщательнейщий обыск? Да еще собачку все тут понюхать пригласим?

ЖЕНЩИНА. Валяйте. Я даже знаю, что вы найдете: пистолет со стреляной гильзой, и три грамма героина, упакованные в целлофановый пакетик.

БОЕЦ. Что ты тогда скажешь?

ЖЕНЩИНА. То, что тебе, кроме стреляной гильзы, ничего доверить нельзя.

КОМАНДИР. Прекратите. Вы, гражданка, алкоголь употребляете?

ЖЕНЩИНА. Ну, употребляю.

КОМАНДИР. Ну, вот.

ЖЕНЩИНА. Что Ну вот?

БОЕЦ. Закусывать лучше надо, вот что.

ЖЕНЩИНА. Вот ты и закусывай! Или, хотя бы, дыши в сторону.

БОЕЦ. Ты, нам тут не тычьте! Мы тут, при исполнении.

ЖЕНЩИНА. И что ты тут такого исполнил? Бабу от мужика отличить не могли.

БОЕЦ. А ты в зеркало давно смотрелась?

ЖЕНЩИНА. Хамло!

БОЕЦ. Какой уж есть. Пошли отсюда, командир, а то нервы у меня тоже не железные.

КОМАНДИР. Прекратите психовать, Ардовский. Что-то тут не так: не похоже это на наркотическое опьянение.

БОЕЦ. Да какая разница, какое оно у неё.

ЖЕНЩИНА. А ты меня поил?

БОЕЦ. Была нужда тебя поить!

КОМАНДИР. Отставить базар! (Женщине). А можно мы с товарищем у вас на ночь останемся?

БОЕЦ (командиру). Да ты что, старик? На неё смотреть можно только одним глазом. И лучше через прицел, причем ночного виденья. А так - Анколбенц и тот краше.

КОМАНДИР. Если хочешь, можешь, совсем зажмурится, только не нравиться мне разговор, про этих человечков.

БОЕЦ. Да мало ли, что она наплетет, чтобы заманить на ночь двух мужиков. Сдается мне, командир, что она и есть тот сексуальный маньяк, которого мы ищем.

КОМАНДИР. Интересная версия - за одно, и ее проверим. (Женщине). Значит, мы у вас посидим, покараулим ваших человечков.

ЖЕНЩИНА (угрюмо). Караульте.

БОЕЦ. Дел у нас больше нет, её глюки здесь караулить. В штабето, что нам скажут.

КОМАНДИР (достает рацию). Цветник, Цветник! Я - Фиалка, прием.

ГОЛОС ИЗ РАЦИИ. Фиалка, Фиалка! В какой проруби ты болтаешься?

КОМАНДИР. Цветник. Я - Фиалка. Тут одно дельце надо прояснить. Мы с Тюльпаном посидим на клумбе, понаблюдаем.

ГОЛОС ИЗ РАЦИИ. Помощь не нужна? Можем прислать пару Гладиолусов.

КОМАНДИР. Не надо - сами справимся.

ГОЛОС ИЗ РАЦИИ. Счастливо, Фиалка! Я - Цветник. Конец связи.

ЖЕНЩИНА. Ишь, какая у них оранжерея! А можно, вы меня Мимозой звать будете?

КОМАНДИР. Нет.

ЖЕНЩИНА. А тогда как?

БОЕЦ. Чертополох!

ЖЕНЩИНА. Чертополох мужского рода.

БОЕЦ. Вот именно.

ЖЕНЩИНА. Опять хамишь? Вот именно!. Что, слабую женщину язык Мимозой назвать, не поворачивается? Какой же ты после этого Тюльпан?

КОМАНДИР. Успокойтесь. Просто, гражданским лицам конспиративные имена не полагаются.

ЖЕНЩИНА. Мало ли кому, чего не полагается! А мне, может быть хочется. Вам что трудно женщину Гортензией, Мимозой, Настурцией или, Астрой, наречь? Ну, в конце концов, Гвоздикой можете обозвать?

БОЕЦ. Ладно, тетка, уймись. Хочешь, Форстерианой будешь?

ЖЕНЩИНА. Форстерианой! Хм. Звучит красиво...

БОЕЦ. Со мной в Афгане один узбек служил. Говорил, что форстериана у них в Зеравшане самый красивый цветок.

ЖЕНЩИНА. Точно? Не врешь? А то, может быть это какая-нибудь верблюжья колючка. Я этих азиатов знаю: Купи, красавица, дыню. Не дыня, - мед!. А домой принесешь, - вся гнилая. Какая она, хоть, из себя эта форстериана, не рассказывал?

БОЕЦ. Нет. Смеялся только. Говорил: дембельнемся, поедешь, Тюльпан, ко мне в гости, сам увидишь...

1
{"b":"58985","o":1}