ЛитМир - Электронная Библиотека

Таинственный крысолов (ЛП) - _0.jpg

Юлиуш Гродзиньский

Таинственный крысолов

«Pojezierze» Olsztyn 1978

Перевел с польского Виктор Федин

— 1 —

Ночь была темна и беззвездна. Над океаном низко висели тучи. Сильный северо-западный ветер, в порывах доходивший до девяти баллов по шкале Бофорта, срывал пену с гребней волн и гнал перед собой густые брызги. Время от времени мощный бак «Триглава», вместо того чтобы подниматься, врезался в набегавшую волну, и вода растекалась по палубе. Её потоки достигали рулевой рубки и заливали лобовые стекла.

Капитан Станислав Савицкий всматривался в окружающую судно темноту. Расслабившись, он смотрел, погрузившись в глубокое раздумье. Глаза, уставшие от наблюдения за светящимся экраном локатора, с трудом различали контуры бортов. В рубке царила тишина. Капитан еще раз проанализировал текущий рейс.

Вышли из Нью-Йорка три недели назад, пятого октября. В начале рейса погода была вполне приличная, но северо-западный шторм, с которым «Триглав» боролся уже шесть суток, не стал для капитана неожиданностью. Он и не рассчитывал в это время года пересечь Атлантику без трудностей. Могло быть и значительно хуже. Он подстраховался, забункеровав буксируемое судно дополнительным количеством топлива. В случае чего «Триглав» сможет пополнить запасы. Этот чертов шторм значительно сбил их с курса. И скорость никакая, всего четыре узла. Штормование может продлиться достаточно долго. «Триглав» недостаточно силен, чтобы эффективно бороться с противными ветрами, имея на буксире такую гору железа, как «Звезда морей». Все это он знал заранее, подписывая договор. Нет легких буксировок, бывает и хуже. Главное, чтобы буксирный трос выдержал, а места для маневрирования в Атлантике достаточно.

Перед кем я объясняюсь, подумал он. Перед собой? Дело ведь не в этом. Согласился с настоянием судовладельца, чтобы оставить на борту часть экипажа «Звезды морей», и это сейчас меня беспокоит. Вроде всё логично: объект огромен, часть механизмов исправна, лебедки в рабочем состоянии… мне было бы трудно выделить достаточное количество людей для их обслуживания. Так что это имело смысл. Но как поведут себя американцы, если лопнет буксирный трос? Чувствовал бы себя спокойней, имея на борту объекта четырех своих «десантников». Хорошо, что отправил туда Напору — спокойного и толкового офицера. А тут еще смерть этого Модрова, фон Модрова. Американский прусак, захотелось ему перед пенсией выйти в последний трансатлантический рейс. Вроде бы никогда не болел. Доктор Дея после радиоконсультации сперва шутил, что у того типичные признаки морской болезни. Но ведь, псякрев, до сих пор ни один старый моряк не умер от этой болезни. Потом доктор говорил что-то о пищевом отравлении. Но больше ни у кого не было подобных симптомов. Когда совершенно неожиданно Модров умер, доктор был ошеломлен. Жалел, что из-за шторма не смог перебраться на борт «Звезды морей». Надо с ним поговорить еще раз. Не люблю таких историй, в Кадисе за нас возьмется испанская полиция. Вытащат труп из морозильной камеры, проведут вскрытие, следствие — задержат нас на несколько дней. Да еще та баба на объекте. Два дня как вдова. Наверняка закатывает истерики. Судовладелец разрешил ей выйти в рейс, а спорить с ним было как-то не с руки. А ведь баба на море — сто процентов несчастье.

— Пан капитан, — прервал его размышления рулевой, — ветер вроде заходит на норд. Курс держать прежний?

— Да, так и держи.

— А пан знает, что те крысы из Нью-Йорка, с которыми боролся кок на камбузе, уже два дня как бегают по шлюпочной палубе? Больные, или какой-то недобрый знак?

— Не будь суеверным.

— Я еще никогда и нигде такого не видал.

— Да они просто убегают от вибрации. Они не туда попали. Наше судно невелико, но с мощными машинами. Корпус вибрирует. Люди к этому привыкают, а крысы более чувствительны. Чем ниже, тем сильнее вибрация, вот они и ищут места поспокойней. Сегодня бегают по ботдеку, а завтра, глядишь, на верхний мостик заберутся. Но все равно до конца рейса не доживут.

— Напора говорил, что на лайнере полно этого свинства.

— На всех списанных судах их полно, не о чем говорить.

Капитан Савицкий прошелся по рубке, проверил показания всех приборов, глянул на экран локатора и отдал необходимые распоряжения третьему помощнику на случай, если ветер будет продолжать заходить на север.

— Если случится что-нибудь непредвиденное, поднимайте меня немедленно, — приказал он.

Буксир с объектом медленно продирался через Атлантику, борясь с волнами и встречным ветром.

* * *

Офицер связи Кшиштоф Напора в десять вечера вошел в огромную рулевую рубку буксируемого объекта, который до недавнего времени был лайнером «Звезда морей» на трансатлантической линии. Во времена процветания «Звезда» брала на борт полторы тысячи пассажиров. Прогулочные палубы и салоны были обильно освещены, играли оркестры, в барах стреляли бутылки шампанского.

— Отсутствует питание приборной панели и локатора. Надо было доложить об этом, мистер Райт.

Третий помощник, несущий вахту, возник из темноты. Луч света, падающий через приоткрытую дверь, осветил его стройный силуэт, но лица было не рассмотреть.

— Два часа назад я уведомил электромеханика, но он до сих пор не явился. Я думал, что вы дали ему другое поручение.

— Прошу связать меня с ним.

Райт в темноте нащупал телефон, набрал номер и подал трубку Напоре.

— Мистер Риз, в рулевой рубке проблемы с питанием, надо разобраться.

— Хорошо, иду немедленно.

— Мистер Райт вроде информировал вас два часа назад.

— Да, это так, но мне показалось, что ничего срочного.

— К сожалению, не так. Если вам понадобится какая-нибудь помощь, прошу сообщить мне.

— Окей.

— Наверняка вы его оторвали от детектива, сэр — сказал один из вахтенных. — Он их читает постоянно.

Напора промолчал. С минуту понаблюдал за ходовыми огнями «Триглава». Соскучился по своим. Посмотрел на часы, было пять минут одиннадцатого.

— Мистер Райт, я возвращаюсь в каюту. Если случится что-то необычное или нас вызовет «Триглав», прошу позвонить мне немедленно. При смене вахты передайте это мистеру Финсбери.

— Есть, передам.

Напора пожелал вахте спокойной ночи и вышел из рулевой рубки. В коридоре встретил Пола Риза. Невысокий, довольно полный, с круглым, вечно улыбающимся лицом, он выглядел несколько смущенным и хотел проскочить мимо, но Напора задержал его.

— Надеюсь, вы быстро управитесь с повреждением.

— Думаю, что да. Если дело в предохранителях, то работы на пять минут. Если же где-то короткое замыкание, то подольше, но за час, полагаю, справлюсь — широко улыбнулся Пол.

— Я слышал, что вы любите читать детективы.

Электромеханик покраснел.

— Так, немного. А кто не любит. К тому же здесь так скучно.

— Да уж…

— Могу вам дать, если хотите.

— Большое спасибо, не надо. У меня достаточно забот в этом рейсе, чтобы я смог погрузиться в криминальные загадки.

Они расстались. Напора пошел в сторону кают-компании. Коридор имел форму подковы. Все офицеры размещались на этой палубе. Только Герхард фон Модров с женой занимали капитанские апартаменты, которые примыкали к рулевой рубке. Джейн Модров уже два дня оставалась одна и не спускалась в кают-компанию для приема пищи. Напору терзали угрызения совести, что он до сих пор не навестил её с выражениями соболезнования, только несколько раз коротко разговаривал по формальным процедурам, связанным со смертью её мужа. Она произвела на него приятное впечатление — хотя и видно было, что она страдает, но старалась держать себя в руках. Насколько ему было известно, её навещали второй помощник Питер Коллингс и третий помощник Алан Райт. Не буду ей слишком навязываться, подумал он, но зайду завтра на четверть часа, не помешает.

1
{"b":"589939","o":1}