ЛитМир - Электронная Библиотека

Яшуничкина Нина Яковлевна

Как девушки становятся ведьмами

КАК ДЕВУШКИ СТАНОВЯТСЯ ВЕДЬМАМИ,

сказка о современной Золушке и прекрасном принце. В сказке много неожиданных поворотов и волшебных приключений.

Лера мчалась с работы , как угорелая в надежде успеть хотя бы к середине любимого телесериала, но её 18-й троллейбус на площади Белорусского вокзала продирался через привычную вечернюю пробку как-то особенно долго. А когда троллейбус на Сущёвском валу влился в третье транспортное кольцо, то, проявив автосолидарность с другими транспортными средствами, встал окончательно. Лера подумала, что если б она поехала с работы на большой сказочной транспортной черепахе, то вряд ли бы получилось медленнее. Потом она подумала, что на любимый сериал она безнадёжно опоздала, и что, в таком случае, лучше всего было бы прогуляться четыре остановки до дома пешком, а заодно зайти в магазин купить на ужин чего-нибудь вкусненького. Так она и сделала: она с удовольствием прогулялась по улицам, зашла в магазин и взяла банку клубничного десерта, сыр "Бри" и батон свежего хлеба. А заметив на полке банки с малюсенькими маринованными огурчиками, она просто почувствовала, как замечательно они будут хрустеть на зубах и прихватила сразу две банки. За огурчиками потянулась банка со сладкой кукурузой. За кукурузой - пачка печенья. "Стоп" - сказала себе Лера - а она была девушкой в высшей степени рассудительной - и пошла к кассе. Она шла к кассе, но ей казалось, что что-то она, всё-таки, забыла взять, поэтому она напряжённо осматривала полки. "Так, хлеб взяла, сыр, десерт, печенье. Что же ещё?" Вперёд она естественно не смотрела и конечно же наткнулась на парня стоящего перед стеллажом с журналами. Она вежливо извинилась, но внутри прорвалось раздражение, которое пустило первые ростки в её душе, когда шеф за 10 минут до окончания работы попросил её подготовить к завтрашнему утру пакет документов на покупку множества разных видов бумаги для маленького магазинчика " Офис. канцелярские принадлежности", в результате чего она задержалась в офисе после окончания рабочего времени, выполняя задание шефа. Но через полчаса подумала, что это беспардонная эксплуатация - сам шеф отвалил секунда в секунду, а ей здесь горбаться! - и , решив, что завтра всё успеет сделать, вылетела из офиса, как пробка из бутылки шампанского, рассчитывая, как вы уже знаете, посмотреть хотя бы кусочек "своего" телесериала. Потом эти вечные заторы на Белорусской! И вот теперь этот памятник Новому Русскому Барану делает вид, что знает буквы! Вот буковка бе-е, вот буковка ме-е. Лера и сама не поняла почему "новый русский" - обыкновенный парень лет двадцати семи. Вдобавок, она много раз думала, почему она с таким высокомерием относится к людям, которые покупают глянцевые журналы, и всегда приходила к решению, что это чувство совершенно нелогично, так как она сама, время от времени, с удовольствием рассматривала замечательные манящие фотографии божественно красивых флаконов духов, великолепные модные коллекции и аксессуары и, засыпая, любила помечтать, например, о том, как она в шикарном наряде подъезжает на красном "Феррари" к своему офису и, сначала разумно оформив все документы на увольнение, на последок не сдерживается и говорит своему самодуру-шефу, помахивая плотно сжатыми пальцами правой руки, как будто отгоняя мошку:

- "А вы на что, собственно, рассчитывали, Олег Сергеевич, когда женились в свои 50 на 25-ти летней девушке? Насмотрелись в телевизоре на богатеньких старикашек? Так они богатые! А вас за что любить? Вы не распределяете роли в театре. У вас только и была - квартира! Но вы, вопя о том, как некрасиво ведут себя ваши дети, и, причитая, что о вашей, такой замечательной, такой доброй и любящей Мариночке, которая родила вам такого прекрасного сына, кроме вас не кому позаботиться, отписали свою квартиру ей. После чего оказалось, что оснований жить с вами у вашей белой и пушистой жёнушки больше нет. Что ребёнок вовсе не ваш. Что его папаша - здоровый 26-летний бугай из Мариночкиных родных Зажёпкиных Выселок, который три года мечтал о воссоединении со своей Мариночкой и её отпрыском. Но рок в виде службы исполнения наказаний, определивший его на 2 года за мошенничество в зону под---- препятствовал осуществлению бугаёвской мечты. Наконец звёзды сложились. Бугай с чувством глубокого удовлетворения воссоединяется со своим семейством в бывшей вашей, а теперь Мариночкиной квартире. И она совершенно не против данного расклада. Даже - за. И теперь вы, Олег Сергеевич, ненавидите всех молодых девушек. Но нас, трёх ваших сотрудниц, вы ненавидите совершенно зря - мы бы с вами не переспали и за миллион долларов". Как было бы здорово видеть, как он шлёпает своими толстыми рыбьими губами, втягивая воздух в желании что-то ответить этой шикарной нахалке, и не находя ответа. А потом с рёвом газануть под его окном, отъезжая на своём красном "Феррари".

Шефа Лера не любила. И, хотя пуританством не отличалась, не понимала, что даёт основание этим старым, виагрически-похотливым дядечкам так гордиться собой. В зеркало они не смотрятся, что ли?

Но вернёмся к происходящему в магазине. И так Лера шла к кассе, размышляя о том, что "новые русские" стали выглядеть вполне респектабельно. - Ну почему она решила, что парень - "новый русский"?! - Что они, может быть, и все буквы выучили. Что парень очень даже ничего, и она с удовольствием бы с ним познакомилась бы поближе. А может быть и ещё поближе. Что она на него, вобщем, запала.

Лера заняла очередь в кассу и стала рыться в своей огромной сумке в поисках кошелька. Она признавала только огромные сумки и только изящные маленькие кошельки. И, хотя действия свои она старалась тщательно продумывать и не совершать опрометчивых импульсивных поступков, в сумках у неё всегда царил форменный бардак. Лера, наконец ,нащупала в этом бардаке свой великолепный бордовый с тиснением кошелёк "от Диора", когда услышала сзади: " Девушка, вы билетик уронили". Она повернулась и увидела, что тот давешний парень, на которого она налетела возле стеллажа с журналами, стоит и спокойно смотрит на неё. Она задумчиво смотрела на него. " Вы билетик уронили", - повторил он и посмотрел вниз. Она тоже посмотрела вниз и увидела свой проездной, лежащий возле стенки кассовой стойки. Она подняла глаза - он спокойно стоял и смотрел на неё. Миллион раз с ней такое случалось: мужчины сообщали ей, что она обронила то-то и то-то, и спокойно шли по своим делам, и не разу до сих пор ей это не показалось неправильным. А вот сейчас она стояла, смотрела на парня, сообщившего ей об уронённом билетике, и, заливаясь краской, сгорала от стыда, потому что он не делал никаких попыток помочь ей и поднять этот самый несчастный билетик, это исчадие ада, которое ввергло её в позор, когда симпатичный молодой человек не считает её объектом достойным ухаживания. И тут Леру понесло.

Я уже говорила, что она была девушкой очень рассудительной. Но флегматичной она не была. Характер от природы у Леры был импульсивный, но у неё был свой маленький секрет, помогавший ей в сложных ситуациях. Когда она разговаривала с неприятным человеком, например, когда её грубо отчитывал шеф, не отличавшийся ни вежливостью, ни сдержанностью, она твердила про себя: " Держи паузу. Не заводись. Держи паузу". Этот нехитрый приём помогал ей справляться с раздражением и не хамить в ответ. Но тут она напрочь забыла о своём психотренинге и сказала следующее: "Ну что вы стоите, как Монумент Стойкому Оловянному Солдатику? У вас что, радикулит? Вы не можете нагнуться и помочь девушке?"

После этой глупой и мало приличной тирады ей захотелось мгновенно телепортироваться куда-нибудь на карнавал в Бразилию, и затеряться в толпе весёлых людей, которые не слышали её позорной эскапады. Но тут очень удачно подошла её очередь и Лера, с облегчением выбросив из головы и молодого человека и дурацкий билетик, стала выкладывать свои покупки из корзинки на кассовый транспортёр. Она расплатилась, сложила свои покупки в пакет и пошла к выходу. И вдруг услышала:

1
{"b":"590036","o":1}