ЛитМир - Электронная Библиотека

– Тэрилен, магам нет дела до неё, – размахивая руками, вещал Страж. – Как и до твоей дочери. В них нет ни грамма магии, для них обе девушки – пустышки и не стоят потраченных сил. Лидор – единственный, кто согласился помочь, не бесплатно конечно. Да и всё, что он может, – это договориться с Самантиром, чтобы отследить, откуда к нам попала Анастасия и там ли Лолирэя.

– Я в этом не сомневался, – седой поставил бокал на подоконник и повернулся в мою сторону, и я, не успев закрыть глаза и мгновенно обмерев от страха, встретилась с его жутким красным взглядом.

– Припадочная очнулась, – названный Тэриленом весело крякнул. – А можно поподробнее о вампирах и этих, как их, вурдалаках?

Глава 3

После слов седовласого мужчины мне захотелось провалиться, удушливая волна румянца прокатилась по телу и заалела на щеках. Я прокашлялась и попыталась сесть. Хэлрид помог мне принять вертикальное положение и отошёл к остановившему у закрытого шкафа свои забеги по пересечённой кабинетной местности черноволосому. Все трое не сводили с меня изучающих взглядов, а мне всё больше хотелось оказаться где-нибудь подальше отсюда, чтобы не было так мучительно стыдно.

– Здравствуйте, – еле выдавила я и заставила себя снова встретиться взглядом с красными глазами отца Рэи. – Это сказки моего мира. Вампиров описывают так, как выглядите и вы. Они днём спят, а ночью охотятся на людей. Есть, конечно, ещё блестящие на солнце варианты, но это современная сказка. Вампиры, правда я не знаю, как это возможно, живые бессмертные мертвецы. Я испугалась, что вы настоящий и выпьете мою кровь. – Закончила шёпотом с упёршимся в ковёр взглядом – и вдруг вздрогнула от неожиданно раздавшегося старческого хохота.

– Это вам на ночь рассказывают, чтобы лучше спалось? Тогда я не удивлён, что ты так эмоционально реагируешь на мой народ. Поведаю своим, что есть мир, в котором мы ночной ужас!

Старик, хлопнув себя по коленке, снова весело рассмеялся, но затем стал серьёзным, принимая властный облик.

– Что ж, девочка, моё имя Тэрилен ан'нур Гонтавир. Я король тэрессов, мы не пьём кровь, – всё же не сдержал улыбки седой. – Мой народ живёт в подземных городах. Шассариэн из народа шэдоу и возглавляет личную охрану своего короля, но, думаю, он сам тебе всё расскажет, если захочешь узнать. Моя дочь Лолирэя должна была послужить залогом мира между тэрессами и шэдоу. Мы слишком долго проливали кровь друг друга, войны измотали оба народа. Хотя живём мы в разных местах и общих интересов у нас нет, война вспыхнула по неизвестной причине много лет назад. К сожалению, король шэдоу оказался женат, поэтому, чтобы положить конец войне и дать мир нашим домам, Шассариэн согласился выступить в роли жениха. Исчезновение Рэи на территории шэдоу, когда об этом узнают, может подорвать молодой хрупкий мир между нашими народами, и снова начнётся война. Если ты поможешь найти мою дочь, мы постараемся вернуть тебя домой. Согласна?

Знать бы мне ещё, как им помочь! Тем не менее я кивнула в ответ на властный мудрый взгляд Тэрилена с капелькой затаённой грусти. А потом меня, будто молнией, пронзила запоздалая мысль. Я подскочила и заметалась по комнате по примеру недавних упражнений Шассариэна. Ведь помощь может прийти поздно! Рэя погибнет! Горло схватил судорожный спазм. Я чувствовала, что задыхаюсь, пока не уткнулась в серо-серебристый камзол Рида, который стиснул меня в объятьях и тихо что-то шептал, но слова не складывались, разбегаясь и лишаясь смысла. Видимо, поняв, что это воздействие не срабатывает, сероглазый отцепил меня от себя и слегка встряхнул. Вроде бы и несильно, но зубы всё равно щёлкнули, и я, тихо ойкнув, больно прикусила язык.

– Анастасия, – позвал голос Стража, вырывая меня из плена паники.

– Ася, – тихо попросила я. – Я не люблю своё полное имя.

Подняла взгляд на внимательно разглядывающего меня Рида, перевела на Шассариэна, затем заставила себя посмотреть на короля. Голос прозвучал хрипло и глухо.

– Раз я приняла вас за вампиров, то там, в моём мире, то же самое ждёт и вашу дочь, – мои собственные слова падали острыми камешками, мужчины мрачнели и молчали. – Если ей повезло, то она попала в мою квартиру, откуда я исчезла, таким же способом, как я попала сюда, откуда исчезла она. Запас еды там на неделю, я редко хожу в магазин, не люблю скопления людей. Будет сидеть дома и ждать – ничего с ней не случится: соседи привыкли, что я избегаю общения с ними. Но если выйдет за дверь…

Мои слова застряли в горле. Король и Страж угрюмо переглядывались, Рид, о чём-то раздумывая, уткнулся подбородком в мою макушку, храня молчание. Тэрилен лишь через несколько минут решился нарушить тишину.

– Надо ехать к магам. Возможно, им удастся дотянуться до моей дочери, а ты объяснишь, как ей быть.

Бесцветный голос старого короля добавил внушительный обломок к моему внутреннему камнепаду. Зачем кто-то так поступил? Зачем кому-то хотеть новой войны?

– Драконы тоже могут помочь, – подал голос до сих пор молчавший блондин.

– Они не вмешиваются в дела смертных, – покачал головой черноволосый.

Тэрилен и Хэлрид переглянулись, будто о чём-то договариваясь. Король кивнул, и блондин продолжил:

– Все мы прекрасно знаем, что драконы могут перемещаться между мирами. Кроме того, их магия способна наделять драгоценные камни различными свойствами. Если дать драконам то, что их заинтересует, они создадут артефакт, который позволит вернуть Лолирэю домой.

Я повернулась к блондину, пытливо вглядываясь в его лицо. Неужели он дракон? Я ведь читала во многих книгах, что драконы – оборотни и могут принимать человеческий облик!

– Нам нечего им предложить. Драгоценных камней у них тысячи, магия наших народов им неинтересна, – Шассариэн переводил равнодушный взгляд с одного предмета интерьера на другой, стараясь не встречаться ни с кем глазами.

– Есть, – тихо ответил старый король и посмотрел на стоящего за моей спиной мужчину.

Мы вместе с черноволосым уставились на сжавшего губы Хэлрида. Тот, избегая чужих взглядов, дотронулся губами до моих волос и произнёс:

– Драконы принимают человеческий облик и вмешиваются в жизнь смертных. Иногда даже влюбляются в них и создают семьи, что бы они ни говорили и как бы ни открещивались от этих событий. Пара, состоящая из человеческой женщины и дракона, бесплодна, так как выносить драконье дитя обычной женщине невозможно. Но от любви мужчины и драконицы рождаются смески, наделённые способностью к обороту. Прости, Шасс, что скрывал это от тебя, но Тэрилен – мой отец, а мать из Железного драконьего рода. Когда я родился, то цвет моей кожи был таким же, как у тех, кто живёт наверху, таким же, как у тебя и Анастасии. Мы с тобой росли вместе. Ты ведь помнишь мои ночные побеги из Академии? Оборот невозможно долго держать в узде, и ты явно догадывался об этом, но списывал всё на бунтующую магию. Драконы ценят и оберегают такое потомство, прячут его от собратьев и с помощью своей магии насильно держат в драконьей ипостаси. Смесок забывает всё человеческое и разучивается перевоплощаться, тогда просыпается магия. Магия драконов и людей – жуткий коктейль, способный убивать всё живое вокруг. Безразличный, равнодушный, жестокий. Полностью подчинённый воле чистокровных драконов. Мать не хотела такой жизни для меня и отдала отцу, а он записал в Академию, когда я подрос настолько, что уже невозможно было прятать мой истинный цвет кожи и облик.

Беловолосый задержал дыхание и опустил задумчивые глаза, встречаясь взглядом со мной.

– У драконов есть ещё одна особенность: они сразу чувствуют свою пару. И эта связь на всю жизнь, до смерти. Я не отпущу тебя домой, золотце, и другим не позволю забрать тебя у меня.

Ой, что-то мне нехорошо. Отвела взгляд. Мурашки испуганно забегали по телу, скручиваясь в нехорошее предчувствие где-то внутри живота. Тэрилен молчал, разглядывая свои пальцы. Шассариэн будто заново изучал своего друга, внутренний голос исходил на злобный рык. А я не знала, как реагировать на это признание. Вера в то, что я вернусь домой, весело махала на прощание и обещала иногда присылать письма. Разум твердил, что всё это неправильно, нужно брать ноги в руки и искать возможности вырваться из этого мира. Пусть подъём в семь ноль-ноль, пусть скучная спокойная работа, пусть одиночество двухкомнатной съёмной квартиры, пусть редкие встречи с замужними подругами, разбитое сердце пусть, но подальше отсюда, подальше от этих страшных жёлтых глаз и чешуйчатой кожи! Я вздрогнула от раздавшегося в тишине голоса Шасса.

6
{"b":"590382","o":1}