ЛитМир - Электронная Библиотека

Сергей Кара-Мурза

Сложные проблемы молодежной политики

© Кара-Мурза С. Г.

* * *
Сложные проблемы молодежной политики - _10.jpg

Сергей Георгиевич Кара-Мурза – советский и российский учёный, по образованию химик, профессор, автор работ по истории СССР, теоретик науки, философ, политолог и публицист, главный научный сотрудник Института социально-политических исследований РАН.

Вступление: современная молодежь России – малоизученный предмет

Много ведомств готовят и реализуют молодежную политику. На виду усилия двух крайних типов: 1) оптимистические программы (патриотизм, «наши», инновации, традиции); 2) контроль за группами с девиантным или преступным поведением, нейтрализация протестных движений.

Судя по литературе и практике, подспудные и обыденные массивные процессы в молодежи оставлены в тени. Они учтены в молодежной политике как постоянная инертная часть, которой занимаются другие службы. Из-за этого образ (модель) объекта политики, – молодежь в конкретной актуальной реальности России – не высвечивает тех структур, в которых вызревают самые проблемные риски и угрозы.

Данная записка посвящена именно этой части молодежной политики. Здесь даны несколько кратких («грубых») тезисов, аргументированных эмпирическими исследованиями социологов. Совокупность их публикаций можно считать весьма надежный срез реальности, хотя политических доктрин в них не предлагаются. Тем они и ценны, их данные объективны (с учетом подвижности объекта наблюдения). Однако в целом молодежная политика страдает от слабости ее научного «сопровождения» и осмысления того, что происходит в процессе переживаемой нами социальной катастрофы, которая в большей степени форматирует современную молодежь.

Изъян молодежной политики проявляется уже в том, что ее программные документы не имеют вводного «теоретического» раздела, в котором было бы дано объяснение причин, которые заставляют предпринять такую программу, а также изложение представлений о предмете программы. Трудно сказать, зачем эта политика (ее функции) и кто будет ее выполнять (ее структуры).

Любая программа должна указать, какие политические, социальные и культурные механизмы создали угрозы и проблемы, которые должна преодолеть или смягчить их, и какими средствами предполагается (если предполагается!) остановить действие этих механизмов. Не определив силы и структуры, которые порождают угрозы и проблемы, никакая программа не будет эффективной.

В этой записке говорится именно о проблемах и угрозах.

Первая проблема: не создан образ современной молодежи, непосредственного предмета молодежной политики. О молодежи говорят как о гомогенной массе без структурирования. В действительности молодежь – это скорее система большого числа общностей, резко различающихся по демографическим, экономическим, культурным и политическим признакам. Эта очень динамичная система плохо изучена.

Например, молодежь в советском обществе претерпела несколько более или менее глубоких разрывов непрерывности в преемственности мировоззренческой матрицы, но между этими разрывами по 2–3 поколения составляли стабильные блоки, что упрощало практику молодежной политики. Но с 1980-х гг. процессы формирования и развития поколений стали крайне турбулентными. Наблюдения за этими процессами стали сложной функцией, которая требует больших усилий и обновления методологии.

Для начала уточним понятие поколение. В социологии с небольшими вариациями понимают этот термин так: «Процесс формирования поколения как чего-то уникального и самобытного тянется несколько лет. Его нижняя граница – поздняя юность (17 лет), а верхняя – ранний период взрослости (25 лет) Именно в этот момент у человека формируются собственные взгляды на общественно-политические явления. Характер поколения, сформированный событиями, происходившими во времена юности, оказывает решающее влияние на всю последующую – взрослую – жизнь людей» [13]. Иногда расширяют рамки формирования поколения от 8 лет до 12: от 15 лет до 27 лет.

В данный момент проблемное состояние молодежной политики определяют два разных поколения: ядро первого поколения – пережившие подростками крах СССР (сейчас им за 30), ядро второго – «постсоветские», рожденные в 1990-е годы (им 16–25 лет). На сцену начали выходить подростки, выросшие в «тучные годы», сейчас брошенные в кризис, – это третье проблемное поколение на подходе.

Различие поколений наши ученые и политики недооценивают. На деле, поколения, которые формируются в ходе изменений главных институтов и картины мира – почти разные народы. Полезно сравнить молодежь Украины «Майдана-2004» и «Майдана-2014» – это принципиальные молодежные общности.

В 1990-е общество раскололось на «благополучных» и «бедных», эти общности расходятся и соединяются в разные «два народа». Их молодежь – разные культурные типы. Еще линии разрыва: регионы, типы поселений и «мобилизованная этничность». Отдельного изучения требуют диаспоры и общность трудовых мигрантов. В ходе распада больших общностей возник мультикультурализм молодежи: атомизированные молодые люди стали группироваться «по стилям». Сформировалось большое число молодежных субкультур. Наверху видны их активные организованные группы, а внизу рыхлые массы симпатизирующих. Они могут быть активированы.

Необходима «карта» структуры молодежи, связи между ее элементами и с подсистемами общества (включая преступный мир) и государства, а также с внешней средой. На ее основе можно сделать «карту» актуальных и вероятных угроз, зарождающихся в молодежи.

Важным условием успеха программирования политики является умение представить объект политики в каком-то чувственном образе в процессе его развития (шире, изменения). Обычно для этого прибегают к «визуализации», составляя образ изучаемой системы в каких-то знаках. Без этого трудно сформулировать цели, поскольку предмет «молодежь» – гетерогенная и изменчивая система. Подходы к каждому элементу этой системы преследуют разные цели и используют разные средства.

В данный момент почти нет разработок по визуализации образов больших общественных систем, из-за чего качество политических доктрин очень ухудшилось. Политики не видят большую систему в целом, особенно в динамике. Они не имеют ее образа и готовы рассуждать лишь о конкретных элементах системы или представляют ее бесструктурной массой – как, например, молодежь.

В среде обществоведов большее внимание молодежи уделяют социологи. За последние 30 лет они накопили огромный массив эмпирических данных. Если сохранять чувство меры и делать скидку на то волнение, с которым социологи формулируют свои выводы из исследований социального самочувствия разных молодежных групп, то массив статей главного профессионального журнала «Социологические исследования» («СОЦИС») за 1989–2016 годы можно принять за выражение экспертного мнения большого научного сообщества. Важным качеством этого коллективного мнения служит и длинный временной ряд – динамика оценок за все время реформы.

В своих оценках сообщество социологов России практически единодушно. Статьи различаются лишь в степени политкорректности формулировок. Эта записка составлена в основном на выводах исследований социологов, автор лишь сделал отбор этих выводов из большого массива и сделал акцент на небольшом перечне проблем молодежной политики. Расширить этот перечень при необходимости можно очень быстро.

Молодежь в кризисном обществе

Социологи говорят: молодежь – это «группа риска в кризисном обществе». Такой предмет не описан в учебниках, у нас нет опыта в обращении с ним, не помогут нам и западные эксперты. Нужна научная программа с системной методологией. Ни советское, ни нынешнее обществоведение за такие задачи не брались и не берутся. Предмет как целостность делится на кусочки, ход массивных процессов не виден.

1
{"b":"590503","o":1}