ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Микробы? Мама, без паники, или Как сформировать ребенку крепкий иммунитет
Футбол: откровенная история того, что происходит на самом деле
Земное притяжение
Метро 2033: Спастись от себя
Мужчины с Марса, женщины с Венеры… работают вместе!
Превыше Империи
Мы – чемпионы! (сборник)
Urban Jungle. Как создать уютный интерьер с помощью растений
Станция «Эвердил»

С каждым годом едва на, и без того хмурый, город серой муторной пеленой опускалась зима, мысль о том, что стоит к дьяволу послать эту обделенную солнцем страну и уехать туда, где было бы теплее, туда, где она могла бы окончательно забыть о прошлом, зачеркнуть его, как не бывало, попробовать расправить плечи без этой горечи победы, что была подобна петле на шее, которую сама на себя набросила, не давала покоя. Да только воспаленный мозг занудно напоминал, что куда бы она не отправилась, все равно возьмет с собой себя, а эта компания отравит собой уют любого пристанища. А поэтому, какой смысл срываться с насиженного места, бросать хорошо оплачиваемую работу аналитиком в банке, квартирку-студию, пусть и в старом доме, в которую вложила большую часть заработанных за несколько лет денег, сложенных с теми, что остались еще из прошлой жизни, в которой ей на голову взгромоздили нимб, давящий стальным ободом?

Прогуливаясь в этот пятничный вечер самой длинной дорогой от работы до дома, девушка равнодушно скользила взглядом по витринам, некоторые из которых уже сейчас своим содержанием напоминали о неотвратимо наступающем Рождестве, некогда любимом празднике, потерявшем всякий смысл. Погруженная в мысли о том, что у сотен тысяч британцев в этот раз, как и во многие другие, будут праздничные столы с индейкой, семейная идиллия и подарки, а так же ожидание волшебства, объединяющие и взрослых, и маленьких, Гермиона не заметила, как небо, с утра затянутое низкими тучами, стало еще темнее, в следующий миг пронзила молния. Впрочем, она мало когда обращала внимание на небо, с некоторых пор смотря либо под ноги, либо прямо перед собой. Испуганная, она едва заметно вздрогнула, с тревогой подняв лицо к небу, будто бы опасаясь увидеть росчерки заклинаний или проклятую метку, но почти сразу же справилась с реакцией, которую сама же считала постыдной, и продолжила свой путь.

Героиня войны… Они явно издевались, называя ее так, не имея представления о том, какое клеймо оставила на ней эта проклятая схватка. Кто внушил им, малолетним безмозглым детям, безумную мысль о том, что война - это то, чем они должны заняться, то, на что, еще не понимающие закулисных игр, обязаны положить свои едва начавшиеся жизни во имя общего блага? Как овцы на заклание. В очередной раз волна злости поднялась в хрупкой с виду фигурке, отчаянно кутающейся в осеннее пальто. Глупцы… Какими же они были глупцами, словно пешки, покорно ступая по видимой только лишь игрокам доске.

Вот уже три года прошло с тех пор, как она ушла из магического общества. Долгие три года, за которые притупились и боль, и горечь, и тоска по миру, частицей которого стала, по миру, из которого пришлось вырвать себя с мясом. Мерлин, за эти годы она стала практически маглой, чувствуя себя при этом, будто инвалид, лишенный того, что было так естественно, того, что делало ее полноценной.

Нет, ей, конечно же, прилетали совы с рабочими приглашениями из Министерства, Хогвартса и других организаций, да только каждый раз оставались без ответа, а в какой-то момент героиня войны просто сменила дом и воспользовалась отводящими чарами, созданными с помощью купленных аккумулирующих минералов, кои нужно было всего лишь в правильном порядке расставить по квартире.

Поправив вьющийся локон, настырно лезший в глаза, Гермиона раздраженно тряхнула головой и тут же замедлила шаг, а через пару метров и вовсе замерла, почувствовав на себе чей-то взгляд, что, казалось, прожигал дыру, взгляд, от которого ломило в затылке, будто бы тебя пытаются раскусить и…. Стоп!

Уговаривая себя, что ей показалось, что подобного быть не может, некогда знаменитая гриффиндорка медленно повернула голову и сквозь незнакомые лица наткнулась вдруг на до невозможности знакомый взгляд пронзительных черных глаз. Не веря себе, Грейнджер застыла на брусчатой мостовой, не обращая внимания ни на то, что мешает проходить людям, ни на то, что пару раз ее вполне себе грубо пихнули. Это просто не мог быть Снейп, только не он. Не здесь, не теперь, не так…

Лихорадочно пытаясь придумать себе путь к отступлению, девушка не могла знать, что глядя на человека из того другого мира, в котором ей посчастливилось побывать, ее равнодушие рассыпалось сотней осколков, а на место ему приходила измученная усталость, приправленная горечью и тяжелым пониманием того, что перед ней такой же “лишний” человек, как и она сама. “Лишний”, будто бы двадцать девятое февраля, о котором многие предпочитают не помнить, но которое, по какому-то причудливому стечению обстоятельств, все же имеет место быть.

— Профессор… - едва слышно произнесла девушка, не надеясь, что будет услышана.

Зима. Очередная зима. Серая, хмурая, сырая. У мужчины, закутанного в шарф и неспешно направляющегося через площадь, настроение было донельзя дрянным, да и как может быть иначе, когда холодный ветер принялся гулять над крышами домов, стоящих на площади Сохо. Приближающаяся зима сулила сезон дождей и мокрого снега, что не удивляло в туманной столице Англии. «Можно подумать, что твое настроение бывает другим», - проворчал в очередной раз внутренний голос мужчины, на что хозяин пожелал ему заткнуться, ибо и без того было гнусно. Вся эта пятничная суета раздражала. Люди после трудовой недели, нетерпеливо торопящиеся домой к семьям, или, наоборот, на встречу с друзьями, чтобы, наконец, расслабиться, пообщаться, повеселиться, сновали мимо него. Он скривился. С наступлением выходных он неизменно чувствовал себя более неуютно. Но дело обстояло еще хуже день ото дня, ведь надвигалось Рождество. У него заныли зубы при мысли об этом. Память услужливо напомнила, что в этот раз, как и прошлые разы, ему опять сидеть и напиваться в очередном съемном углу. Чем именно: алкоголем или зельями, зависит от обстоятельств и настроения.

«Ладно. Отложим сентенции..», - приказал себе маг и достал из кармана пальто смятую бумажку с наспех написанным адресом. Где эта улица? Должно быть, на следующем перекрестке направо… Уже не первый год зельевару приходилось петлять как зайцу, меняя адреса. Пароли и явки… Будто бы в плохом магловском кино. Снейп ухмыльнулся внутреннему остроумию и сравнению, которое бы не пришло в его голову, не вернись он в мир маглов.

Он умер. Считался мёртвым для магического мира. И ни одна тварь, ни магическая, ни магловская, не должна была все эти годы думать иначе. Да так и было до недавнего времени, до того, как за ним пришли впервые после всего этого ужаса войны и фарса победы. Возможно, где-то ходили какие-то слухи об обратном, поскольку его тело не было найдено и похоронено, точнее, похороны то были, а вот тела не было, но Снейп не собирался спорить с обществом, потому просто крайне редко инкогнито появлялся в местах магического мира, предпочитая проводить основную часть жизни в мире маглов.

Северус поплотнее закутался в черное шерстяное пальто. Вечер все больше вступал в свои права. Промозглая сырость так и лезла внутрь. Ко всему прочему на город наползали свинцовые тучи. Ветер усилился. Хотелось как можно скорей укрыться хоть под чужой, но крышей, чтобы оставить за очередными стенами надвигающуюся непогоду. И тут резкая вспышка молнии заставила его тело моментально развернутся. Натренированное, оно, как всегда, среагировало быстрее, чем бывший двойной шпион успел это осознать.

«Мерлин! Это всего лишь молния!», - твердя самому себе о том, что опасности нет, он выругался. Стремительно возникшее напряжение быстро спадало, оставляя после себя неприятный осадок. Интересно, это когда-нибудь закончится? Или он обречен так дергаться на любое неожиданное изменение реальности до самой смерти?

Маг уже готов был повернуться и продолжить свой путь, но вдруг нечто остановило его. Повинуясь ощущениям, он стал напряженно вглядываться в разношерстную толпу прохожих, ища глазами опасность. И тут взгляд выхватил хрупкую фигурку девушки, которая, кутаясь в пальто, отчаянно знакомым движением руки убрала упавший на лицо вьющийся локон. Она тряхнула головой как…

1
{"b":"592256","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Пророчество Паладина. Негодяйка
Если любишь – отпусти
Ты меня полюбишь? История моей приемной дочери Люси
Настройки для ума. Как избавиться от страданий и обрести душевное спокойствие
Мужская книга. Руководство для успешного мужчины
Тенистый лес. Сбежавший тролль (сборник)
Изобретение науки. Новая история научной революции
Хочу быть с тобой