ЛитМир - Электронная Библиотека

Валерий, обессилено сел на бордюр, рядом с тем местом, где недавно лежала женщина. Закурил сигарету. Майор обошёл машину.

– Моё дело зафиксировать происшествие, а кто под кого бросился, вон они пусть разбираются.

Вскоре подъехала группа местных полицейских. Они взяли его документы, сделали осмотр места наезда и нашли чёрные солнцезащитные очки потерпевшей с толстыми стёклами.

– Да, вот и очки солнцезащитные, – аккуратно поднял их с земли и посмотрел на солнце через толстые стёкла очков, один из полицейских, – так, это, она, что почти слепая была? – спросил он, не обращаясь ни к кому.

– Почему была? – встрепенулся Валерий.

– Проедемте с нами, там и разберёмся что и почему, – другой полицейский предложил ему сесть в их автомобиль.

Некоторое время, Валерий сидел в фойе управления, нервно думая, как неудачно вышла первая встреча с любимым городом, после долгой разлуки. Но вот его провели в кабинет начальника управления внутренних дел.

– Оставьте нас, – приказал полковник, сидевший за столом и рассматривающий документы Валерия, – садитесь, – кивнул он на свободный стул.

– Ну, что так и будем в молчанку играть? – не поднимая головы от стола, серьёзно спросил он у него.

– Не понял? – Валерий удивлённо посмотрел на полковника.

– Валерка! Колосов! Ты, правда, меня не узнаёшь? Или со страха всю память отбило? – полковник встал из-за стола и, открыв объятия, подошёл к Валерию.

– Ёлки-палки Дрон? Грек это ты? – Валерий встал, и внимательно вглядываясь в лицо полковника, старался угадать в нём знакомые черты своего лучшего друга детства Андроникоса Аманатидиса.

После продолжительных объятий и восклицаний, друзья решили встретиться позже, обмыть встречу и вспомнить детство в нормальной мужской обстановке.

– Не переживай так Валер. Чую, ты здесь не причём. Ты езжай, а мне доложат, кого и как сильно ты задавил, – шутил Дрон, – твою машину уже пригнали. Ну, ты и франт, америкашка, чёртов.

– Дрон, держи меня в курсе. Когда можно зайти проведать, узнать что с ней, кто она, где живёт.

– Всё, Валера, замётано. Вечером в «Планете», не забыл, где находится? Все справки вечером. Всё узнаю, сразу доложу.

На том и расстались. Валерий заставил себя сесть в машину и ехать дальше. Немного тряслись руки. Сказалось усталость от долгой дороги и волнение от пережитого.

Подъехав к дому бабушки, настроение у него совсем пропало. И без того старенький дом, казался серым, маленьким и невзрачным гнёздышком. Покосившееся крыльцо, ощерилось страшной улыбкой поломанных ступеней. Постояв у калитки, Валерий пошёл к соседскому дому. Там жила подруга бабушки – Капа. Та, увидев в окно чужака, уже спешила ему навстречу.

– Не продаётся! Дом не продаётся! – кричала она, шаркая старыми туфлями по разбитому асфальту и вытирая мокрые руки о старенький передник.

– Баба Капа, здравствуйте! Не узнали? Это я Валера, – он взял за плечи маленькую чуть сгорбленную возрастом старушку.

– Валерка, Михайловны внук что ли? – она смотрела на него широко раскрытыми глазами, – да как узнать-то, был-то мальчонкой совсем, и потом приехал, худой был, неотёсанный. А сейчас, гляди-ка на него! Красавец, какой! Не дождалась, Ниночка-то тебя, а как ждала! Ты одна у неё радость в жизни была, – она заплакала, прижавшись к груди Валерия.

– Не плачьте, баба Капа, не мог я приехать. Вы меня на могилку проводите к бабушке?

– Так ведь судьба, какая, всего на день и опоздал. Позавчера похоронили подружку мою Ниночку. Оно конечно, Америка где! Пока доедешь. Да и откуда тебе было знать? Мы же твоего адреса не знали. Вот сестра Ниночкина и племянница, застать живой успели. А ты чего замер? Чего так смотришь на меня?

Валера слушал старушку с застывшим лицом. До его сознания никак не доходил смысл сказанного ею.

– Так ты не знал, что бабушка умерла? Поди, ты, а я, Господи, старая я стала, тоже скоро вслед за Ниночкой пойду.

– Подождите, Вы сказали, позавчера похоронили?

– Ну, да. Вчера родственники уехали.

– Так мне мать сказала, что бабушка умерла тогда, шестнадцать лет назад, когда я уехал от вас.

– Да, господь с тобой, ждала тебя все эти годы Ниночка. Очень ждала, писала тебе, а от тебя ни письма, ни весточки.

– Писала? Ну и мама! – Тихо проговорил Валерий, – зачем же так жестоко?

– Что? Что ты говоришь? Глухая я Валерочка стала. А, ты в доме был?

– Нет, я сразу к вам решил зайти.

– Правильно. Тётка твоя из Москвы приезжала. Маргоша. Она мать свою, сестру Ниночкину в Ростов повезла. Плохо очень ей стало. Они не только сёстры, подруги были сердечные. Да и года на месте не стоят. Маргарита сказала, сразу назад вернётся, как маме лучше станет. Пойдём ко мне сначала, с дороги чайком угощу, а хочешь, и борщеца налью. У меня борщ такой знатный, вкусный.

– Да, нет, баба Капа, потом. Давайте сначала съездим на кладбище, а всё остальное потом, – уговаривал он старушку.

– Ну, нет, так нет. И то, правда. Подожди я сейчас двор закрою, да кофту накину. Я мигом.

Купив у кладбищенских ворот большую охапку цветов, Валерий пошёл следом за соседкой.

– Пока жива была Ниночка, я за ней присматривала. Сердце у неё совсем никакое было, – Капа поправила на могилке фотографию подруги.

– Спасибо вам баба Капа, – тихо поблагодарил её Валерий, раскладывая цветы на могилке.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

11
{"b":"592700","o":1}