ЛитМир - Электронная Библиотека

Зависть поселилась в Гере Ярошенко с первого дня знакомства с Юркой, а подружились они на первом курсе института. Всегда успешный и в учёбе и среди сокурсников Юрий, притягивал Геру своей хоризмой и в то же время до невероятности раздражал его. А постоянная потребность Юрки помогать всем и ему, в том числе, прийти на помощь, даже тогда, когда его никто не просил об этом, заполняла душу Геры тихой ненавистью.

Он завидовал другу. Его коммуникабельности. Когда Юрка разговаривал с совсем незнакомым ему человеком, то со стороны казалось, что они знакомы, как минимум полжизни. Завидовал его мозгам, в которых, казалось идеи, крутились

постоянно, а Юрке оставалось только остановить это кружение в своей голове в нужный момент и озвучить пойманную идею. Вот он смеётся, говорит о чём-то совсем не касающемся науки и вдруг раз! Он, видите ли, идею словил! Он так и говорил – словил!

Юрка всегда и во всём был удачливей Геры. Даже институтские девчонки относились к нему с большей симпатией, чем к Георгию. И женился Юрка на красавице, и сын родился, как мечтал. После окончания института Гере не повезло с назначением, но опять пришёл на помощь удачливый друг Юра. Он взял его в свою лабораторию.

Георгию, коренному москвичу, приходилось жить с родителями в небольшой двухкомнатной квартире на окраине города, а Юрке сразу, после приглашения работать в институте, предложили место в лаборатории и дали шикарную квартиру пусть не в центре Москвы, но в хорошем районе. Теперь вот новая перспектива – работа в Америке и нигде-то, а в старейшем, знаменитом на весь мир центре.

– Всё, Гер, сдался я. Приходится уехать. Устал воевать с этими твердолобыми. Разбазарили всё что могли. Разогнали всех толковых ребят, ты же знаешь, я по крупицам собирал, строил свою лабораторию. Всё прахом. Хорошо, что удалось кое-что сохранить и уберечь.

– Но нашу тему закрыли, – заметил Гера.

– Да, наша тема далёкого будущего, её финансирование закрыто. Будете опять изобретать велосипед по теме нашего великого начальника. Одно успокаивает, что пока институт совсем не закроют, вы будете работать здесь, а не на вещевом рынке.

– А как же с твоими наработками. Ты свой архив берёшь с собой?

– Нет, Герыч, хоть меня и соблазнили сладким куском, я патриот своего отечества.

– А ты не подумал, что не один ты такой умный. Что там за кордоном тоже ведутся работы по этой теме, и кто-то обскочит тебя и первым откроет то, до чего тебе осталось сделать всего несколько шагов.

– Пусть идут к своему успеху своими шагами. Там посмотрим. Мне предложили новую тему для разработки, ради которой меня и купили, так сказать. А всё, что моё, останется со мной и здесь.

– Как это понимать?

– Обыкновенно. Архив по этой теме остаётся в России до лучших времён. Не переживай, дружище, придёт ещё и наше время. Когда-то закончится весь этот базар. Мы ещё поработаем, – Юрка похлопал Геру по плечу.

В этот день Юрка уехал к матери в Южногорск, простится с ней перед поездкой в Америку. Кто его знает, насколько продлится эта Перестройка, а вместе с ней и эта поездка. Что дальше будет и в России и в Штатах?

Георгий приехал в квартиру друга, где жена Юрия Жанна, с сыном Валерием собирала вещи для дальнего переезда.

Жанна яркая симпатичная блондинка с первой встречи понравилась Гере. Одно время они встречались, но как только Юра вернулся со студенческих каникул из Южногорска, Жанка мигом стала его девушкой. Позже, после рождения Валерки, Гера и Жанна возобновили отношения. Одно время она даже хотела развестись с Юркой, чтобы переехать к нему, но он всячески противился этому. А когда Юра получил лабораторию, а Гера стал его замом и правой рукой, сама закрыла эту тему, но это не мешало им встречаться время от времени. Гера не любил Жанну, но ему доставляло удовольствие, что хотя бы в этом плане Юрке не повезло. После каждого свидания с Жанкой, он чувствовал себя бодрее и счастливее обычного. Глупая Жанка приписывала это своим чарам.

– Жанна, не стыдно будет надевать на ребёнка эти блёклые вещи? Там тепло. Бери с собой только необходимое на первое время. И свой гардероб оставь, в Штатах купишь всё новое.

– Ну что ты говоришь. Ты же знаешь, я одеваюсь только в «Лейпциге», в крайнем случае, у спекулянтов. Так что не надо. У меня с этим всё нормально.

– Смотри, моё дело дать совет. Жанна, я пройду в кабинет, Юра просил собрать его бумаги, – осторожно сказал он ей.

– Да, делай что хочешь, только не мешай, – Жанна махнула на него рукой и занялась чемоданами.

Георгий точно знал, что хотел найти. Папку. Обыкновенная картонная синяя папка. В ней Юрка хранил основные результаты некоторых испытаний и свои разработки, с которыми только вскользь делился с другом.

– Не может быть, чтобы одному всё, а другому ничего. Так не бывает. Благодетель чёртов. Думает, я сгораю от счастья, что вечно второй номер. Посмотрим кто кого. Да где же ты прячешь свои гениальные идеи, – нервничал Гера, но так ничего не нашёл, – ну что же отрицательный результат ещё не конец. Это лишь доказывает то, что Юрка поехал к матери не просто так. Значит, весь архив он перевёз в свой задрыщинск. Значит, ко мне у него доверия нет. Мне он на хранение ничего не оставляет. Он, как всегда, затеял какую-то свою игру, а я у него так, на подхвате! Нет, милок, не выйдет! Не те времена настали.

Гера вышел расстроенный из кабинета. Звонил телефон.

– Юра звонил. Возвращается сегодня ночью. Сказал, встречать не надо доберётся сам, – сообщила ему Жанна.

Следующим утром, Жанна, рыдая в телефонную трубку, сообщила Гере, что Юрия нашли убитым на лестничной площадке первого этажа их дома.

– Гера, что делать? Его ударили ножом и вытащили бумажник. Он пролежал до утра под лестничным пролётом. Он кровью истёк, а рано утром его нашёл дворник. Что теперь делать?

– Что делать? Разбирай чемоданы и вдовствуй, – как-то уверенно и спокойно для такого случая сказал ей Гера.

Хоронил Юрия весь институт. Гера не отходил ни на шаг от вдовы. Помог матери погибшего друга вернуться назад в Южногорск, снабдив её дефицитными лекарствами. Осенью он вызвался отвезти девятилетнего Валеру к свекрови Жанны.

– Так будет и тебе спокойней, Москва кишит бандитами, да и пожилой женщине будет утешение.

Нина Михайловна, обрадовалась приезду москвичей. И хотя относилась к Георгию с осторожностью и всегда недолюбливала невестку, но то, что они доверили ей внука, смягчило её сердце.

Гера не знал, как подобраться к разговору об архиве Юрия. Любой его намёк сразу пресекался мудрой учительницей.

– Нина Михайловна, поймите меня правильно, только долг перед Юриной памятью, заставил меня продолжить работу по его теме. Вы видите, что в стране происходит? Наш институт на грани закрытия. И если мы не привлечём внимание руководства своими разработками, нашу лабораторию вообще закроют. Это последняя возможность поставить Валерия – сына друга на ноги. Я обещаю вам, и вы нуждаться не будете. Как говорится, чем смогу. Так и вы, будьте добры помочь мне. Если Юра оставил свой архив у вас, разрешите мне только проверить кое какие данные.

Но вредная старуха, отвечала резко, не скрывая раздражения в голосе, что не знает и не понимает о каких бумагах и архивах идёт речь.

– Нет, Юрочка ничего мне на хранение не оставлял. Я не видела у него никакой ни синей, ни красной папки. Тем более архива. А за нас вы не беспокойтесь. Валерочка голодным не будет. Я ещё работаю, да огород и сад, какой никакой имеется. Море рядом, рыба всегда есть. Не переживайте.

Ей показалось, что Георгий не поверил этому. А папка была. И архив был. Юра чувствовал, словно знал, что скоро с ним произойдёт несчастье. Поэтому, когда приехал в Южногорск передал ей аккуратную стопку бумаг сложенную в небольшую картонную коробку. Взял с матери слово, что если он не заберёт эти бумаги сам, никому и ни при каких обстоятельствах их не отдавать. Но главное беречь синюю папку.

– Вдруг Валерка пойдёт по моим стопам? Поработает на славу России? А, мам? Я же в тебя физик, – сказал он тогда, обнимая её.

2
{"b":"592700","o":1}