ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Всё по книг е.

В тёмном углу маленькой кофейни, расположившейся почти в самом начале Сумcкой, в это время было не очень людно. Время было рабочее, хотя трудовой день и подкатывался к своему логическому завершению. Часы, как раз пробили пять после полудня, и официант принёс очередной заказ за самый дальний столик. Люди, сидевший за ним, не собирались прятаться от постороннего глаза, просто им хотелось провести свою беседу, наполненную множеством воспоминаний, вдали от возможных чужих ушей.

Кофе стоял на подносе и каждый из них, глядя на горячий, ароматный напиток, вспоминал какие-то свои личные моменты из жизни. Иногда эти моменты совпадали, но никто об этом так и не узнал, ведь люди продолжали сидеть молча, что-то высматривая в этой тёмной жидкости. Давно они не сидели так. Четверть века отделяла их от подобных встреч в простой и непринуждённой обстановке. Да, им есть, что и вспомнить, но почти не о чём поговорить… Так прошло около трёх минут и казалось, что всё мыслимые границы воспоминаний и молчания должны быть уже преодолены, но на попытку мужчины что-то сказать, женщина отрицательно качнула головой и подняла палец к губам. Ну, хорошо, он ещё немного помолчит, если ей так хочется. Хотя, это выглядело немного странным, учитывая, что именно она его сюда и позвала.

Мужчина снова оторвал свой взгляд от чашки и посмотрел на женщину. Она так и продолжала выискивать какой-то тайный смысл в кофейной пенке, по сути, просто оттягивая начало разговора. Он знал, зачем она это делает, ведь прожитые вместе десять лет не прошли даром, и большая часть её привычек отложилась в памяти навечно, пусть они уже и двадцать пять лет в разводе. Похоже, что первый шаг, которому суждено стать «раздражителем», должен сделать он.

- Катя, тебе не кажется, что пауза затянулась? - мужчина пододвинул к себе свою чашку и тихонько сделал первый глоток. Так и знал: кофе уже остыл, пытаясь своим теплом согреть пожирающие его глаза. Возможно, с ним это и получилось, но вот с бывшей женой такие трюки не проходят. Извини, кофе, ты действительно пытался…

- Ваня, ты, как всегда, всё испортил. Ну вот не можешь ты без этого… - женщина картинно всплеснула руками, и демонстративно отодвинул от себя чашку.

- Не могу. Ты сама это хорошо знаешь. Ты тоже не можешь без спектаклей. Я это хорошо помню.

- Ты? Помнишь? Не смеши меня! Ты постоянно забывал про наши семейные праздники. Да и не только про них!

- Катя, я забывал про Дни Рождения твоих друзей, так что не надо путать нашу прошлую семейную жизнь с твоими «дружескими» интрижками. Ты же их так называла? А, нет, не ты… Это была твоя подруга Люба, познакомившая тебя с Костиком. Это она так называла ваши с ним дружеские посиделки. Как он, кстати? Всё также любит тебя, как и раньше?

Женщина метнула в него молнию. По крайней мере, мужчине показалось, что с её глаз что-то полетело, извиваясь электрическим разрядом. В воздухе тоже почувствовался запах грозы. Хотя, не исключено, что это балуется его «весёленькое» воображение, которым он всегда отличался от остальных.

- Я же сказала, что ты не можешь без этого… Видишь, я, как всегда, оказалась права.

- Даже когда кинула меня ради Костика? - мужчина сделал ещё один глоток и пристально посмотрел в глаза своей бывшей жены.

- И даже тогда, - проговорила женщина, опустив взгляд в чашку с кофе. Напиток помог ей сделать вид, что именно он был причиной её опущенных глаз. Мужчина понял это, так как за долгие годы стал профессионалом в своей области. Он видел много опущенных глаз и заломанных пальцев, так что трюк с кофе сейчас не прокатил. Первая победа на фронтах общения с женой за целую четверть века. Только жаль, что она этого не осознает.

- Так что там с Костиком? А то ты так и не рассказала.

- С Костиком? С ним всё хорошо. Вот уже двадцать пять лет, как хорошо. По крайней мере он не уезжает в непонятные командировки на несколько месяцев, рассказывая об их колоссальной важности и значимости для вашей работы.

- Катя, ты не передёргивай. Ты же знаешь, что на тот момент такая у меня была работа. Мне пришлось побывать даже в горячих точках, ради заработка денег для нашей семьи.

Женщина заулыбалась, и опытный взгляд журналиста, которому просто необходимо быть первоклассным психологом, понял, что она нашла в его словах какую-то зацепку. Так и произошло.

- Зато Костик без таких, вот, командировок купил машину. Не быстро, конечно… Но купил сам, без кредитов.

- Ну, я тоже купил сам. И тоже без кредитов. Причём одну себе, а вторую тебе. К чему эти разговоры, Катя? Говори, зачем позвала меня после стольких лет разлуки?

- А что, мы уже не можем посидеть и поговорить, как старые друзья? - женщина картинно изогнула бровь и отхлебнула кофе. Сколько он её помнил, она всегда пила его с громким присёрбыванием, так что уже ожидал раздавшийся в почти абсолютной тишине звук. Многие люди с годами абсолютно не меняются.

- Ну, после нашей последней встречи… Когда же она была? А, вспомнил! Это была годовщина нашего выпуска! Так вот, после той встречи, тебя пришлось оттягивать от меня Мишке Серебрякову. И это было не из-за порывов страсти, если помнишь. Ты тогда всё время норовила меня посильнее исцарапать, а он тебе не давал этого сделать. Эх, а посидели тогда хорошо… Ну, да, ладно, кто старое помянет, как говорится… Так вот, и после всего этого, ты утверждаешь, что просто хочешь поболтать со мной о жизни? Не убедила.

Женщина отпила ещё немного кофе и, покрутив между ладоней белоснежную чашку, посмотрела куда-то в сторону. Он проследил за её взглядом, но не обнаружил там ничего, кроме стены. Катя, продолжавшая смотреть в одну точку, улыбнулась своим мыслям.

- Да, действительно хорошо тогда погуляли. Янка со мной до сих пор разговаривать не хочет… Ваня, ты помнишь, как на нашу третью годовщину мы поехали на море?

- Помню… - мужчина опустил глаза и их закрыли веки. Это было одно из приятных воспоминаний, так что он позволил себе немного подышать морским воздухом Адриатики, который был с радостью воспроизведён его памятью. Да, тогда они были счастливы, и Катя не жаловалась на его постоянные командировки, а наслаждалась заработанными в них деньгами. Что-то изменилось со временем, но он так и не понял, что именно, а она не объяснила.

- Ты помнишь, ты обещал мне тогда, что всегда будешь готов мне помочь? Ты говорил, что где бы ты ни был, куда бы тебя не закинула судьба, мне стоит тебя только позвать и ты придёшь мне не помощь. Ты помнишь это?

Мужчина поднял взгляд на неё и увидел в её глазах весёлые огоньки. Сама она не улыбалась, но её глаза показывали всё то, что сейчас творилось в её мыслях. Этот её вопрос… Помнит ли он свои слова? Да, помнит, и не только их. Это были годы счастливой семейной жизни, так что он их помнит, причём очень хорошо. В то время он в основном только и делал, что говорил, а она слушала. Он что-то обещал, а она с раскрытым ртом ловила каждое его слово. Так продолжалось долгое время, но нет ничего вечного в жизни простого человека… По крайней мере, такие вещи ему были не известны. Прошли годы с тех радостных моментов, и он уже и не думал, что когда-то придётся отвечать за эти слова. Правда, он уже не раз убеждался на собственном опыте, что за многие вещи в жизни приходится платить и оплата не всегда соизмерима с твоими ожиданиями. Хотя, а что он теряет? Выслушав её, он всегда может отказаться от помощи, сославшись на свою колоссальную занятость. Да, надо послушать её, может действительно что-то случилось. Пауза ожидания ответа уже явно затянулась, но Катя молчала. Неужели ждёт, решив не начинать первой?

- Да помню я! Начинай уже рассказывать, что там произошло у тебя. Только давай договоримся сразу: я помогу только в том случае, если действительно смогу. Обещать несбыточных вещей не буду.

- А ведь раньше обещал…

Он так и не понял, чего было больше в этих словах: издёвки или грусти. Катя вздохнула, причём не картинно. Это о чём-то, да говорило.

1
{"b":"593428","o":1}