ЛитМир - Электронная Библиотека

Итак, продолжаем публикацию притч о некоем Советнике Лю

и о тех, кто был с ним в те годы.

Книга Вторая

103. Как советник Лю и Сайи рано утром стояли

под воротами города.

Как-то советник Лю и Сайи отправились по делам в далёкий город. Они добирались туда много дней и, наконец, в одно прекрасное утро достигли его ворот.

Светало. Ворота, обычно закрытые на ночь, стражники ещё не отворяли и люди, пришедшие в город из окрестных деревень, громадной толпой сгрудились у самого въезда в город, подпирая друг друга со всех сторон, теснясь и задыхаясь от толчеи, ими же и созданной.

Советник Лю и Сайи расположились в сторонке от толпы, с некоторым удивлением взирая на происходящее.

Лица людей, особенно тех, кто постарше, были обращены к закрытым воротам, глаза и носы – устремлены на окованные железом доски так, будто в них таился некий смысл всей их тяжёлой жизни, будто там, за воротами их ждал невероятной силы и чистоты свет, способный осветить надеждой их уставшие души.

– Чего они так ждут? – шёпотом спросил Сайи учителя.

– Когда их пустят в город, – будничным тоном ответил Лю.

– Их там ждёт что-то хорошее или необычное? – вновь спросил Сайи.

– Думаю, что нет, – всё так же равнодушно ответил советник.

– Тогда почему они так толпятся, так упорно поджимают впереди стоящих? Они могут куда-нибудь не успеть?

– Это вряд ли, – вздохнул Лю.

– Но посмотрите, они напряжены и устремлены, будто в одном порыве… Откуда такое рвение?

– Видимо, они привыкли так жить, ведомые ближайшими задачами и управляемые кем-то извне. Они зависят от внешней цели, объединяемые стадным чувством, потерявшие себя в стремлении чего-то достичь.

– О, как они несчастны! – ужаснулся про себя Сайи.

– Возможно, но сами так не считают, – сказал Лю, будто прочитал мысли ученика, – просто у них никогда не хватало времени для самих себя…

Лю и Сайи созерцали безмолвную толпу, застывшую в ожидании назначенного часа. При этом Сайи ощущал себя чужаком, изгоем, стоящим перед мычащим стадом, готовым в случае чего растоптать его, наглого вольнодумца и одиночку.

Он уже ощущал такое много лет назад до встречи с советником Лю, но теперь точно знал, что стал другим человеком, вовлечённым в иное, высокое действие, которое для этих людей оставалось пока сокрытым за семью печатями.

Сайи прислушивался к себе и чувствовал, как презрение, жалость и сострадание, захватившие было его поначалу, шипя, огрызаясь и невнятно бормоча, уступают место милосердию, готовности помогать этим невероятно чужим для него людям.

– Не стоит обманываться насчёт этих людей, – с иронией прервал его размышления Лю, – на их спинах держится страна, и в своих делах они разбираются не хуже, чем мы – в своём.

104. Как советник Лю оценил помощь мух.

– Если вы по-настоящему будете стремиться к чему-либо, всё сущее может помогать вам в достижении желаемого, – однажды сказал советник Лю своим ученикам.

Стоял летний жаркий день, и многочисленные насекомые носились над людьми, не давая им ни минуты покоя.

– Учитель, а чем нам могут помочь комары и мухи? – спросил хитрый Наги.

– Для отработки созерцания, – тут же ответил ему не менее хитрый Лю.

105. Как советник Лю спасал жука из бочки с водой.

Советник Лю отдыхал в своём саду после нелёгкого дня, богатого происшествиями, когда увидел, что в бочке с водой барахтается жук.

– Если я его спасу, что будет с этим миром лет этак через 500? – подумал Лю и заглянул в будущее. То, что он увидел, ему не очень понравилось.

– А если я не спасу его, что-нибудь изменится? – и он снова заглянул в будущее…

Пока он разбирался с этим новым будущим, жук начал тонуть и пошёл ко дну.

Советник очнулся, вздохнул и выловил жука из бочки, выпустив затем на свободу.

– Пусть всё идёт своим чередом, – решил Лю, – вот ведь как много меняется от судьбы одного лишь насекомого… Как тут предвидеть грядущее?!

Он всё же так, на всякий случай, снова заглянул в будущее. Оно опять изменилось.

– На этот раз, видимо, из-за меня – от того, как я поступил: дал жуку утонуть или нет. От моего действия что-то в моей душе может окрепнуть или стать слабее. Да, пусть всё будет так, как ему естественно быть, – сделал окончательный вывод Лю и наконец-то расслабился.

– Не стоит лазать в будущее, – заключил он своё повествование, много позже рассказывая ученикам эту историю, а то скучно становится жить тогда, – Лю на миг запнулся, – когда всё известно наперёд.

106. Как советник Лю рассказал притчу о Боге Дождя.

Как-то к советнику Лю явился взволнованный Чу и рассказал, что с ним ищет близости женщина, которую он совсем не любит.

Учитель, даже если я не откажу ей, как быть с женой: ведь я женат, люблю свою жену и не собирался ей изменять…

Советник Лю покряхтел, что-то невнятно пробормотал, искоса взглянул на небо, потом – на землю, вздохнул и спросил:

Известна ли тебе древняя притча о том, почему божество воды почитают как богиню, а не бога?

Нет, – ответил Чу и попросил рассказать эту притчу.

Конечно, тут же собрались все бывшие неподалёку ученики и домочадцы, расселись вокруг советника и приготовились слушать.

Советник обвёл присутствующих туманным взглядом, говорящим о том, что разговор этот не для посторонних ушей, но поскольку никто не стронулся с места, он снова глубоко вздохнул и повёл свой рассказ.

Как известно, проблема отношений между мужчиной и женщиной – одна из самых простых с позиции природы и одна из самых сложных и запутанных в интерпретации людей. Думаю, всё дело в желании одних управлять другими, принуждая их служить себе. Для этого создана масса теорий и концепций. И тем не менее… Не думаю, что дело обстояло именно так, но до нас дошло следующее.

"Как известно, Божество Грозы, Дождя и Грома считают богом, т.е. мужского пола. Божество же Земли – богиня, рождающая нам свои дары, которыми мы пользуемся. Как-то случилась Большая Засуха и Богиня Земли особо озаботилась судьбой своих чад: растений, животных, людей, ведь засуха – это реальная угроза их жизни. Поэтому Богиня Земли попросила Бога Грозы одарить дождём её детей. Естественно, Бог Грозы не мог отказать Богине: он с радостью выполнял её желания и обильно поливал все указанные ею места.

Это так понравилось, богине, что она попросила и полить и пустыню, в надежде возродить а ней бурную жизнь. Но пустыня она и есть – пустыня. Сколько Бог Дождя ни поливал её, песок бесследно впитывал всю достававшуюся ему воду. Наконец Бог Дождя устал – у него истощились все запасы небесной воды, а Земля всё ещё не насытилась и, разгорячённая, требовала всё новых и новых усилий бога-мужчины.

И тогда Бог дождя создал из какой-то своей части женскую ипостась – Богиню воды.

– Вот Хозяйка воды, поговори с ней, – сказал он Земле, а сам отправился наполнять водой новые тучи водой.

Понятно, какой спрос с женщины? Так пустыня и осталась недополитой."

Над всеми повисло молчание, каждый пытался осмыслить услышанное.

Чу помотал головой:

– Учитель, я понял, что нельзя отказывать женщине, но как быть в моём случае?

– Если бы пустыня зацвела, разве кто-нибудь рассказывал бы эту сказку? – спросил его советник Лю.

107. Как советник Лю и Чу говорили

об одном знакомом ловеласе.

Как-то к советнику Лю явился Чу, с некоторых пор весьма озаботившийся проблемами отношений полов и, как добрый семьянин, с возмущением стал рассказывать об их общем знакомом – любвеобильном повесе, любимце многих женщин.

– Разве его поведение не безнравственно? – допытывался Чу.

– Нравственность людей и Природы – понятия различные, часто они очень отличаются друг от друга. Природа, как видишь, его не наказывает – возразил Лю.

1
{"b":"593916","o":1}