ЛитМир - Электронная Библиотека

Из раннего детства

У меня мама – военный. Ну, не совсем настоящий военный. А как будто, понарошку. Она в военной части работает. Там только моряки и офицеры – настоящие военные. В форме. А женщины все – они на электронно-вычислительных машинах работают. И формы у них нет военной. Жалко. Мне форма военная очень-очень нравится. Синие кители, блестящие пуговицы. Кокарды на фуражках. Кортики в таких специальных красивых сумочках….Кортики – это такие ножики большие. Рукоятки у них широкие, с позолотой….Да, жалко, что женщинам там форму не дают. И кортики не дают….

Так вообще все смешно очень : моряки есть в этой в военной части, а моря-то и нет. Ага, нету моря совсем! Это же почти Москва. Тут никаких морей не бывает. Речки только разные. И у мамы в военной части – речка маленькая. Но все моряки думают почему-то, что это море. Такие забавные! Они, наверное, и моря-то настоящего никогда не видели. Как же можно море с речкой спутать! А они там все путают….И Праздник Нептуна там всегда устраивают. Глупые такие! Снимают тельняшки, раскрашивают себя красками, короны надевают и в речку прыгают….Как дети прямо маленькие! Я вот даже в школу еще не хожу, а чтобы вот так – ну ни за что бы не вымазалась бы краской! Стыдно ведь… Все сидят зрители, на этих раскрашенных моряков смотрят и удивляются. Ну, женщины-то многие, конечно, даже радуются почему-то. Почему, интересно, они радуются?

Я люблю, когда мама с работы пешком идет. Через Пучковский лес. Она тогда земляники много приносит. Прямо на веточках. Там в лесу очень много земляники. И крупная такая вся! И мама радостная. А меня уже бабушка из детского садика забрала. И я маму дома жду. И землянику тоже.

Меня мама только отводит в садик. А забирают бабушка и тётки мои. Тетя Валя и тётя Рая. Потому что мама на работе, а потом едет в Москву учиться. Ей там интересней, чем со мной. А тётки все дома. И им со мной интересней. Они у меня все хорошие. Только вот тётя Валя иногда колготы мне узлом связывает.

Мы раньше вообще с бабушкой и дедушкой жили. На поселке. Там хорошо. Бабушка добрая очень, всегда ягоды из клубничного компота мне разрешала есть. Собака там есть – Тобик. Он на лисичку толстую похож. Рыжий весь, а лапки коротенькие. Хороший. За просто так – не брешет. Так дедушка мой говорит. Не лает громко, то есть. Еще там тарантас у меня деревянный. Меня дедушка по саду катает. Там маленькие колёса к деревяшке привинчены. И такие гнутые перекладинки. Это ходунки мои были раньше. Когда я ходить еще не умела.

Только однажды я в тарантасе сильно застряла. Когда уже подросла немножко. Ох, я и испугалась же! Ни руки, ни ноги вытащить наружу не могла. Я тогда громко очень кричала. От страха. Даже соседи заволновались, что это с ребенком случилось. А всего-то я просто выросла! И потом мы в квартиру переехали, в городок. Мама работала, и ей квартиру от института дали. За то, что она там работает.

Квартира удобная, на первом этаже. Не надо по лестнице подниматься, как другим. В кухне там подвал большой. До нас в этой квартире фотограф какой-то жил. И он фотографии в подвале проявлял. Ну, делал фотографии. Из фотоаппарата на бумагу. Это интересно очень и здорово! Мой папа тоже фотографии делает. Такие лоточки у него красивые есть, прозрачные. Оранжевый и красный. Там вода налита. И пинцетики металлические, блестящие. И баночки круглые разные, где опасные химикаты. Проявитель и закрепитель называются. И мне трогать нельзя. И еще там большой такой фотоувеличитель стоит. Кувшин такой длинный. Как в магазине «Соки-воды», где сок продается. Только немножко другой. Из железа и серебристый весь.

Свет в ванной нельзя включать, когда мы с папой фотографии делаем. Иначе вся пленка засветится. И не получится ничего. Я люблю смотреть, как папа пустые листочки в воду кладет, и на них вдруг картинки появляются. Вот Тобик, вот я с бабушкой, вот мама. Потом эти картинки надо на большой прозрачный лист из плексигласа наклеивать. И скалкой по ним катать. Чтобы вода ушла. И фотографии быстрее бы высыхали. А потом их собрать все надо, и под тяжелый пресс положить. Чтобы выпрямить. Фотографии же, когда высыхают, сгибаются очень сильно. Просто в дугу. Очень интересно фотографии делать. Жалко, что спать пора идти. Завтра в садик.

У нашей группы веранда прямо на дорогу выходит, на улицу Юбилейная. Наш садик новый, красивый такой весь. Здесь у всех детей родители в институте работают, где мама моя. Сначала, конечно, я в ясли старые ходила. Одноэтажные совсем. И яблони вокруг насажены. И запах молочной каши всегда стоит. Только вот эти ясли я не помню. Я маленькая была. Всего один годик. Мама говорит, что я всегда ревела. И почему? У нас же и воспитатели там были хорошие, Таисия Александровна и Анна Ивановна. И нянечки все были добрые. Нина Ивановна, например….Они потом с нами и в старый садик перешли, который прямо рядом с яслями был….Но, конечно, новый наш садик, на Юбилейной, намного лучше!

Хотя однажды зимой у меня здесь санки мои украли. Санки новые совсем были. Со спинкой….А оставили нам старые какие-то, без спинки…Жалко очень. Ну, зимой как-то вообще не весело. Холодно потому что. Но зимой мне нравится на посёлок к бабушке и дедушке ездить. По выходным. На санках. Дедушка всегда мне там горку в саду заливает. И я в большом белом тазу скатываюсь далеко-далеко, аж до Тобиковой будки. Тобик меня всегда обнюхивает и хвостом виляет. Обратно домой папа всегда мешок картошки везет и банки с огурцами солёными и капустой. На моих санках. А я тоже хочу на санках ехать. Ведь в горку же. И идти в валенках и шубе очень неудобно. Взрослым-то хорошо. Они вон, оденутся себе, как хотят. Пальто какое-нибудь, сапоги…И идут в горочку легко. А тут тебе и валенки с галошами, и три кофты, и шуба еще эта каракулевая на вырост в ногах путается. Платок из-под толстой шапки на глаза лезет ….Никакого удобства же! Мой папа добрый. Он всегда на санки меня сажает, если я ною долго очень. На санках здорово. Мешок с картошкой неудобный, конечно. Но зато я банки все придерживаю. Чтобы не упали вдруг с санок. А мама моя – вот барыня какая – ничего не везет. Просто так себе идет, гуляет. Даже папе не поможет никогда…

Но больше всего я весну люблю. И лето, конечно. Тогда меня раньше из садика забирают. Мы как раз только после сна выходим на участок наш гулять – а уже и «Запорожец» дяди Ванин стоит, и папа идет за мной на веранду. Мне так радостно! Никого на машине из садика не забирают. Все рядом ведь живут. А меня – забирают. Я, конечно, тоже рядом живу. Но мы по важным делам едем. Мы едем в Пучково, маму с работы встречать. Из военной части. Она обычно на специальном служебном автобусе едет. Но этот автобус только до микрорайона идет. А мы на Солнечной живем. Далеко. И я люблю в лесу пучковском орехи собирать. И грибы с ягодами. А дядя Ваня как раз из деревни едет. Он там отдыхает всегда. А потом за мной в садик с папой заезжает.

Мы обычно около дороги в сторону съезжаем. Когда маму ждем. Чтобы пылью не дышать. А дышать полезным лесным кислородом. И на природу любоваться. На сосенки молодые, березки, орешник. В августе всегда орехов здесь много. Мы с папой большие сумки набираем. Пока мамин автобус не подъехал. Только в лесу надо аккуратным всегда быть. Здесь много вредных насекомых летает. И живут они стаями в разных кочках и валежниках. Вот, например, когда-то давно этот лес убирали, и ветки сухие навалили очень аккуратно, в большую кучу. И мы через эту кучу с папой полезли. А там – гнездо шершней. Это такие осы страшные. Мы же, конечно, с папой и не знали. Мы просто за орехами полезли. Хорошо, что мой папа очень быстрый. Он меня схватил под мышку, и бегом к нашей машине. Я даже и рассмотреть шершней не успела. Только слышала, как они гудели. Страшно….Не люблю насекомых. Зачем они в лесу все селятся? Специально, что ли?

А вот лес я люблю. Особенно если там веток нет, которые всегда по носу попадают. И старых деревьев нет поваленных. Вот у мамы в военной части хороший лес. Чистый. И белых грибов там – просто море. За час можно три ведра больших набрать. Это даже если старые грибы не собирать. А только молодые, крепкие. Мама молодец, что здесь теперь работает. Она как квартиру получила, так сразу сюда и пришла работать. Что ей там, в институте этом? А здесь – офицеры все в красивой форме….Я бы тоже перешла бы!

1
{"b":"594037","o":1}