ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Сергей Алексеев

Собрание сочинений. Том 4. Красные и белые. Будущее начинали они. Наш колхоз стоит на горке

© Алексеев С. П., наследники, 2014

© Алексеева В. А., составление, 2014

© Непомнящий Л. М., иллюстрации, 1982

© Мазурин Г. А., иллюстрации, 2014

© Годин И. М., наследники, иллюстрации, 1979

© Тамбовкин А. Г., наследники, иллюстрации, 1987

© Метченко Г. И., иллюстрации, 1987

© Григоренко М. В., 2014

Красные и белые

Рассказы о Гражданской войне, о Красной Армии и ее бесстрашных бойцах, о наших победах над иностранными интервентами и белыми генералами

Собрание сочинений. Том 4. Красные и белые. Будущее начинали они. Наш колхоз стоит на горке - _01.png

В октябре 1917 года в России свершилась Великая Октябрьская социалистическая революция. Власть капиталистов и помещиков была свергнута. Главой первого советского рабоче-крестьянского правительства стал Владимир Ильич Ленин.

Трудно было народной власти. Со всех сторон обрушились на нее враги. Поднялись бывшие царские генералы. Вспыхнули белогвардейские мятежи. На помощь русским капиталистам и помещикам пришли иностранные захватчики.

Советская Россия оказалась в кольце фронтов.

Рабочие и крестьяне поднялись на защиту Советской власти. Чтобы дать отпор врагам, они создали свою рабоче-крестьянскую Красную Армию.

На севере, на юге, на западе, в Средней Азии, на Дальнем Востоке – всюду шли упорные бои.

О героях Гражданской войны, о том, как Красная Армия сражалась и одерживала победы над врагами, как советские люди защитили свою страну и Советскую власть от белых генералов и иностранных интервентов, вы и узнаете из рассказов «Красные и белые».

Глава первая

Враги с четырех сторон

Собрание сочинений. Том 4. Красные и белые. Будущее начинали они. Наш колхоз стоит на горке - _02.png

Бежал

25 октября 1917 года. Петроград. Победная ночь. Революционные рабочие, солдаты и матросы штурмом взяли Зимний дворец, ворвались в комнату, в которой заседали министры Временного правительства.

– Вы арестованы!

И вдруг:

– Бежал! Бежал!

– Кто бежал?

– Керенский!

Керенский был председателем буржуазного Временного правительства. Среди арестованных министров Керенского не оказалось.

Ищут Керенского, объясняют:

– Такой довольно высокий, в военном френче, на ногах ботинки с крагами.

– Нет, не видели.

– Ну, такой приметный – щека чуть дергается, с ежиком на голове.

Скрылся куда-то Керенский.

А в это время по Петрограду, по всей России:

– Революция! Революция! Революция!

– Скинута власть богатеев!

– Рабоче-крестьянская новая власть!

Поражался Гринька Затворов: вчера еще власть была у буржуев, сегодня – рабоче-крестьянская стала власть.

Объясняют Гриньке Затворову:

– Переворот. Революция. Конец старому. Несправедливому. Кто пашет, кто сеет, кто у станков, у машин стоит, кто страны создает богатства, тот отныне и государством правит.

Дотошлив Гринька:

– Значит, заводы – рабочим?

– Верно, Гринька!

– Землю – крестьянам?

– Верно, Гринька!

– Мир всем народам?

– Так точно, Гринька!

Счастлив Гринька.

Счастливы люди.

Солнце на небе для всех сияет.

Однако не смирились капиталисты и помещики с потерей земли и заводов, с потерей своих прав и своих богатств. Пошли они войной против трудового народа.

Бежал Керенский из Зимнего дворца. Не задержали его. Проскочил незаметно. Тайно пробрался Керенский в город Псков. Собрал здесь верные Временному правительству войска, двинул войска на революционный Петроград.

27 октября 1917 года солдаты Керенского вступили в Гатчину. На следующий день захватили Царское Село (теперь это город Пушкин). Враги подошли к Петрограду.

Вечером на минутку забежал домой Алексей Затворов – старший брат Гриньки Затворова. Был он с винтовкой. У пояса – две гранаты.

Посмотрел отец на старшего сына:

– Выходит, опять война.

– Война, – ответил Алексей Затворов. – Война, да особая. Сила, батя, сойдется с силой. Правда с неправдой встретятся.

Солнце назад не катится. Реки назад не движутся. Люди к новому, к лучшему тянутся. О легендарном, героическом времени, о тяжелых годах испытаний, о Гражданской войне в России начинается наш рассказ.

«Желает знать»

Всколыхнулся трудовой Петроград. Загудели тревожно гудки на заводах и фабриках.

– Враг у ворот Петрограда!

– Бой предстоит с Керенским!

Создаются красногвардейские отряды. Рождаются новые. Пополняются старые. Идут рабочие с Путиловского, с Балтийского, с Адмиралтейского, с других заводов.

– Принимай, революция, пополнение!

Присоединяются к рабочим отряды солдат Петроградского гарнизона. Красные ленточки на шинелях.

– Принимай, революция, пополнение!

Спешат матросы из Кронштадта, из балтийских фортов и баз.

Вечер. Революционный военный штаб. Склонились Антонов-Овсеенко и Подвойский над картой. Изучают, где и как расположены революционные войска, где, в каких местах находятся войска Керенского.

Владимир Александрович Антонов-Овсеенко и Николай Ильич Подвойский – испытанные большевики. Они в числе тех, кому поручено руководить обороной Петрограда.

Изучают Антонов-Овсеенко и Подвойский карту. Вдруг стук. Открывается дверь. Оторвались Антонов-Овсеенко и Подвойский от карты, подняли глаза. Видят: в комнату входит Ленин.

– Владимир Ильич!

– Здравствуйте, – поздоровался Ленин.

– Здравствуйте, Владимир Ильич!

Смутились Антонов-Овсеенко и Подвойский. Не ожидали прихода Ленина.

– Как у путиловцев? – сразу же с вопросом обратился товарищ Ленин.

Объясняют Антонов-Овсеенко и Подвойский, как дела обстоят на Путиловском заводе.

– Создают, Владимир Ильич, путиловские рабочие боевые красногвардейские отряды, – доложил Антонов-Овсеенко.

– Готовят для защитников Петрограда вооружение, – доложил Подвойский.

– Монтируют пушки, – внес уточнение Антонов-Овсеенко.

– Изготовляют гранаты, – добавил Подвойский.

Доволен ответами Ленин.

– А как с кораблями Балтийского флота?

Докладывают Антонов-Овсеенко и Подвойский и про сухопутные матросские отряды, и про то, что приведены в боевую готовность военные корабли.

Перечисляют названия кораблей: крейсер «Олег», миноносцы «Меткий» и «Деятельный», эсминцы «Победитель» и «Забияка».

– И «Забияка»? – усмехнулся Владимир Ильич забавному названию корабля.

– И «Забияка», – усмехнулись Подвойский и Антонов-Овсеенко.

Все новые и новые вопросы у Владимира Ильича. Требует Ленин точных и ясных на все ответов. Какова общая готовность к борьбе с врагом? Как дела с транспортом, как с оружием? Где сейчас Керенский? Где и как расположились войска революционные?

Помрачнел чуть Подвойский. Заметил это Владимир Ильич:

– Вас что-то тревожит?

Признался Подвойский: мол, как понять Владимира Ильича, не означает ли приход товарища Ленина сюда, в штаб, как недоверие к нему, к Подвойскому, или к Антонову-Овсеенко.

– Недоверие? – удивился Ленин. – Недоверие?! – И вдруг расхохотался. – Нет. Не недоверие, – сказал Владимир Ильич, – а просто правительство рабочих и крестьян желает знать, как действуют его военные власти. Вы что, возражаете? – неожиданно спросил Ленин.

– Нет-нет, – поспешно ответил Подвойский. Смутился. Искоса глянул на Антонова-Овсеенко; оба теперь посмотрели на Ленина.

– Правительство рабочих и крестьян желает знать, – повторил Владимир Ильич, – обязано знать, как действуют его военные власти.

Снова пошли вопросы. Снова пошли ответы. Доволен остался Владимир Ильич ответами. Вернулся к себе из штаба:

1
{"b":"594083","o":1}