ЛитМир - Электронная Библиотека

Annotation

Дорогие читатели! Если вас заинтересовала судьба моей главной героини, то во второй части вас ожидает новая встреча с ней, но уже в 1963 году. Жизненный накал не спадает — повзрослели дети, меняется историческая обстановка, а вот, как меняется и, меняется ли Фрося, вам предстоит узнать, прочитав продолжение моего романа.

Овсей Фрейдзон

Глава 1

Глава 2

Глава 3

Глава 4

Глава 5

Глава 6

Глава 7

Глава 8

Глава 9

Глава 10

Глава 11

Глава 12

Глава 13

Глава 14

Глава 15

Глава 16

Глава 17

Глава 18

Глава 19

Глава 20

Глава 21

Глава 22

Глава 23

Глава 24

Глава 25

Глава 26

Глава 27

Глава 28

Глава 29

Глава 30

Глава 31

Глава 32

Глава 33

Глава 34

Глава 35

Глава 36

Глава 37

Глава 38

Глава 39

Глава 40

Глава 41

Глава 42

Глава 43

Глава 44

Глава 45

Глава 46

Глава 47

Глава 48

Глава 49

Глава 50

Глава 51

Глава 52

Глава 53

Глава 54

Глава 55

Глава 56

Глава 57

Глава 58

Глава 59

Глава 60

Глава 61

Глава 62

Глава 63

Глава 64

Глава 65

Глава 66

Глава 67

Глава 68

Глава 69

Глава 70

Овсей Фрейдзон

ФРОСЯ

Часть 2

Глава 1

После последней пары студенты весело с шумом покидали аудиторию. Громко переговариваясь, смеясь и толкаясь, двинули на выход из университета. Несколько студентов задержались в вестибюле. Сбившись в кучу и бурно обсуждая тему последней лекции, они, как бы между прочим, артистично жонглировали латынью… — да и понятно, ведь это были будущие медики.

— Ань, Аня… что ты тут стоишь, к тебе мама приехала и ждёт у входа! — крикнула от дверей вышедшая раньше других ребят девушка.

Стройная черноволосая студентка всплеснула руками и, быстро распрощавшись с друзьями, побежала на выход, стуча каблучками. Выскочив на улицу, девушка сразу увидела свою маму и младшего брата, стоявших с сумками у одной из колонн старого здания.

— Мамочка, Сёмочка!.. Какая радость, какая неожиданность! Что же вы не сообщили о приезде, я бы вас встретила, отпросилась бы с последней пары. Господи, как я соскучилась!..

Аня прямо-таки упала в объятия матери, покрывая поцелуями её лицо. Затем она переключилась на тихо стоящего рядом с матерью младшего брата:

— Сёмочка, миленький, а ты подрос, такой серьёзный стал, куда там…

Старшая сестра подхватила на руки пятилетнего Сёмку и стала его тискать и щекотать.

Мальчик для своих пяти лет был явно недорослем: щупленьким, с мелкими чертами лица, только выделялся тонкий нос с горбинкой и пышная шапка чёрных кудрей…

— Ну, Анька, отстань, задушишь, мне уже надоело тебя ждать, ты всегда последняя выходишь, а нам с мамой тут околачивайся, можно подумать, больше делать нечего…

Аня и Фрося залились смехом от такого серьёзного заявления мальчугана. Сестра присела на корточки, её лицо оказалось как раз напротив лица братика, она потёрлась лбом о его лоб:

— Семечка моя дорогая, как я тебя люблю, я бы тебя скушала, не сердись, мы сейчас заедем к тёте Басе, а потом пойдём в город и я тебе куплю мороженное, какое ты захочешь…

— Ну, ладно, ладно, я и не сержусь вовсе, просто я тоже очень соскучился по тебе… — и он вручил свою маленькую руку сестричке.

Фрося привычным жестом остановила такси, и они мигом домчались до дома, где по-прежнему проживала Аня, занимая комнату у ещё более постаревшей и потолстевшей Баси.

Аня открыла своим ключом дверь, и не успели они переступить порог квартиры, как услышали:

— Анечка, догогуша, наконец-то ты пгишва. Ты же знаешь, что мне пвохо без тебя, пога уже кушать, я же говодная. И что мы будем кушать, я же ничего не пгиготовива, тут такое кино показывали, я тебе потом гасскажу…

— Тётенька Басенька, мама приехала с Сёмкой… — девушка, стуча каблучками домашних тапочек, вбежала в зал, где в своём неизменном кресле восседала Бася. Она склонилась над ней и поцеловала в щёку свою любимую хозяйку.

Бася, узнав, что у них гости, стала выкарабкиваться из кресла, кряхтя и пыхтя натужно, при этом массивное тело и три подбородка тряслись, как холодец. Подошла Фрося и вместе с Аней помогли старой женщине принять вертикальное положение, и та тут же прижала к себе Фросю, несколько раз попеременно расцеловала её щёки:

— Фгосенька, вапочка, как вы давно не пгиезжали, мы с Анечкой часто о вас газговагиваем. Сёмочка, дгужок, ты когда гасти будешь, надо хогошо кушать, а то будешь маленький и в агмию не возьмут… — и она прижала застеснявшегося мальчика к своему огромному животу.

Фрося занесла на кухню свои тяжёлые сумки и стала выгружать в новенький холодильник «Зил-Москва» привезённые продукты. Чего только тут не было: и свиное мясо, и куры, и разделанный индюк, солёное и копчёное сало, яйца, масло, сметана и любимые Анечкой маринованные огурчики и помидорчики… — девушка только радостно восклицала, видя это вкусное изобилие.

Мать с дочерью в четыре руки быстро нажарили сковороду мяса, сварили картошку и уселись обедать, успев попутно во время готовки обменяться накоротке последними новостями в университете, о жизни в Поставах, и, конечно, сестра хотела побольше сразу же узнать о нынешних делах своих взрослых братьев, Стасе и Андрее.

Аня тормошила словами Фросю, стараясь как можно быстрей всё выяснить об отсутствующих здесь братьях, но мать осаживала дочь:

— Анютка, мы остаёмся здесь ночевать, за вечерним чаем я тебе постараюсь подробно рассказать, поделиться соображениями, а в чём-то и посоветоваться. Не будем пока отвлекаться от нашей словоохотливой хозяйки, она тоже хочет участвовать в разговоре, и Сёмка начинает скучать…

Глядя в глаза матери, Аня поняла, что им предстоит серьёзный разговор. Ей было о чём поведать. Она нуждалась в своевременном совете близкого человека, которым как раз и была её мама. Много пережившая в своей нелёгкой судьбе, она не сломалась и оставалась по-прежнему красивой, умной, практичной и рассудительной женщиной, не раз бравшей на себя ответственность за происходящее в трудные периоды жизни.

Не чаявшая души в Анечке, Фрося по мере её взросления научилась хорошо понимать её трудности и проблемы и стала надёжной опорой и настоящим другом для своей выросшей малышки, которая отвечала ей не меньшей взаимностью и без сомнений доверяла все свои девичьи секреты, сердечные тайны и душевные муки.

Готовая прислушаться к подсказке матери, девушка могла в любой момент спокойно настоять на своём, а упрямства Ане было не занимать. Фрося, в свою очередь, тоже чувствовала в дочери родную душу, с которой могла без страха и сдержанности вести разговор на любую тему, и так сложилась жизнь, что кроме неё это было делать больше и не с кем.

Глава 2

Для Фроси с Семёном подобная еда была не в новинку. Домашнее меню у них было достаточно скромным, да и времени на приготовление каких-то сложных блюд у Фроси просто не было. Варёная картошка с жареным свиным мясом, вприкуску с солёным или маринованным огурцом, были в постоянном их рационе. А вот для Баси с Аней это был настоящий праздник живота, и они нахваливали обед на все лады:

— Фгосенька, мы с Анечкой такими вкусностями газве питаемся, мы чаще всего пельменями, сосисками, макагонами…

— Ай, мамочка, когда нам с этой кухней возиться, я то в университете, то в библиотеке, а иногда с девчонками в кино сбегаем… А тёте Басе тоже некогда — то кино, то концерт, то новости… когда ей едой заниматься… — девушка залилась смехом под осуждающее покачивание головы её любимой хозяйки, которая, в свою очередь, души не чаяла в своей квартирантке.

1
{"b":"594099","o":1}