ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Ты даже младше Энн… Ты вообще не боишься одна ходить по лесам, городам? А твои родные как к этому отнеслись? Не представляю, что бы я думал, если бы Энн ушла из дома, как ты, и ввязалась в такую авантюру.

– Да что родные, я аж пятый ребенок в семье, росла как трава в поле. Явилась домой – и хорошо. Не явилась – значит, приду, как проголодаюсь. А во-вторых, вообще-то, до встречи с тобой я была вооружена.

– Ах да, точно, та пушка, которой ты ткнула меня в живот, когда я пришел к тебе за помощью. Несанкционированное ношение оружия – это тоже статья, а если добавить прямую угрозу стражу правопорядка, пусть и не при исполнении…

– Да чтоб тебе пусто было! – воскликнула я. – Ни слова тебе больше не скажу, засранец!

Нет, похоже, Энн была реальной. Невозможно так быстро выдумать столь сложную историю и ни разу не запнуться, рассказывая ее. Тем более, Маркус выглядел теперь поникшим и расстроенным. Идти в тишине было и вправду нудно. Я не знала сама, зачем вытянула из него этот рассказ о его сестре. Сначала он казался мне эгоистом, но узнав предпосылки к такому поведению, я несколько изменила свое мнение. Проклятье, я даже начала думать о том, что я и вправду могла бы помочь ему. Достаточно только продолжать покорно идти за ним и не брыкаться, пока он не сделает со мной все, что ему требовалось. Нет, все же идея ломать свою жизнь ради чьей-то другой мне не нравилась.

– А чем ты вообще интересуешься кроме своей работы? – нарушила я тишину. Смотреть на мрачного Маркуса мне не нравилось. Казалось, что еще немного, и над его головой появится черная туча, мечущая молнии и льющая воду как из ведра.

– Чем интересуюсь? – мой собеседник задумчиво поднял голову. – Женщинами. – Его рот искривился в похабной улыбке. Я фыркнула.

– Ничего себе, какое разнообразие!

– Да, женщины – это величайшее разнообразие. Брюнетки, блондинки, шатенки, рыженькие. Лилововласые, – он повернулся ко мне и подмигнул, отчего я снова покраснела.

– А что, кроме внешнего вида ты женщин никак не распределяешь? – проворчала я.

– Нет. Поскольку все вы одинаковы, – Маркус протяжно вздохнул. – Сколько ж у меня их было… И ничего, совершенно ничего особенного, ни в одной. Взять хотя бы секретарей. Было время, я пытался завести себе секретаршу, чтобы помогала с текущими делами и рутинной бумажной волокитой. Но все заканчивалось одинаково. Через пару недель появлялись короткие юбки, чулки, якобы случайные нагибания и прикосновения, непрозрачные намеки, от которых у меня срывало крышу. Они клялись мне в любви, говорили, какой я замечательный и единственный в их сердце. Но все это пропадало, когда я их увольнял.

– Увольнял? За что? – изумилась я.

– За сексуальные отношения на рабочем месте, конечно же, – засмеялся Маркус. – Только вот стоило мне сообщить им об увольнении, как их любовь развеивалась как дым. Даже у тех, кому я предлагал продолжить отношения. И некоторые пытались меня шантажировать, якобы, что я их насиловал. Ха-ха, наивные дуры, они меня просто невероятно веселили. А видела бы ты их лица, когда я показывал им записи со своего органайзера. Они-то не знали, что в нем есть функция записи видео. Я всегда перестраховываюсь в подобных случаях. Каждая думала, что она особенная и сможет, держа меня за яйца, получить доступ к моему статусу и моим сбережениям, которые я заработал тяжелым и честным трудом. Обидно было, наверно, потом уходить из моего кабинета использованными и безработными. Зато у меня столько интересных роликов есть… – Маркус жестоко расхохотался. От его смеха у меня по спине пробежали мурашки.

– Ты злой, – вынесла я свой вердикт по поводу услышанного.

– Я не… – Маркус почему-то заикнулся. – Это так по-детски, ты прямо как… – Он взглянул на меня и снова осекся. О, так я тебе напоминаю твою сестру, верно? – Я не злой, – хмуро добавил он, – я справедливый.

– А то, что ты собираешься сломать мне жизнь, бросив в тюрьму, – это тоже форма справедливости?

– Ты знала, на что шла. За любое преступление должно нести наказание, – отчеканил мужчина.

– Удивительно, что для такого глубокомысленного умника у тебя столь унылый и узкий круг интересов, – фыркнула я. Все равно я от тебя избавлюсь, сколько бы ты ни петушился.

– Почему же, у меня много интересов. Я изучаю криминальное право и психологию, трахаю женщин, посещаю физические тренировки, чтобы поддерживать себя в форме, трахаю женщин, зарабатываю, беря дополнительные дела на работе, трахаю женщин. А, и трахаю женщин, как я мог забыть об этом, – Маркус громко гоготнул. Похоже, он просто для веселья выводил меня из себя.

– У наших соседей был кот с похожим списком интересов, – вспомнила я. – Спал, жрал, бегал по городу и топтал всех кошек в округе. Ах да, ты же тоже кот, вот почему я о нем вспомнила! Животное, вот кто ты! – выплюнула я наиболее оскорбительным тоном, на который была способна.

– А это мне даже в тебе нравится, – криво улыбнулся Маркус. – Обычно женщины бросаются мне на шею и делают все возможное, чтобы получить мое внимание. Ты же совсем иная история. Ты не боишься меня, вопреки моим ожиданиям. Но ты можешь бороться с собственной плотью, в отличие от меня. Если бы не мой нюх, я бы даже решил, что ты меня ненавидишь. Уважаю таких женщин, правда, ты первая из них, встреченная мной. – Маркус внезапно подался ко мне и шумно втянул носом воздух. Я отшатнулась и толкнула его в каменную грудь.

– Отвали, озабоченный извращенец! Только тронь меня – и тебе не поздоровится!

Маркус засмеялся, отодвигаясь.

– Ты так приятно пахнешь сама по себе. Бескрайним лесом. Весенним полем. Тихим ветром, что касается молодых травинок и ветвей. Свободой… – Он прищурился, рассматривая мою фигуру и вгоняя своим оценочным взглядом в краску. – Перелетная птица. Свободная птица. Которую я посажу в клетку.

– Посмотрим, – проворчала я под нос. Мечтать не вредно.

Глава 7. Постоялый двор.

Дорога шла легко. Лесной воздух был чист и прозрачен, и если бы не компания Маркуса, я бы, наверно, даже наслаждалась этой прогулкой. Но, увы, наручник и дурацкий металлический трос портили каждую минуту моего существования. Ровно как и присутствие Маркуса справа от меня. Я сама решила закончить с ним разговор, чтобы не переводить его в очередное так горячо им любимое похабное русло. Интересно, заставив его рассказать мне о своей сестре, я втерлась к нему в доверие? И ослабила ли его внимание? Или он просто был не против излить душу чьим-то ушам? Судя по его рассказу, он был одиночкой и не заводил близких отношений. Что ж, в этом мы даже чем-то похожи. Я тоже предпочитаю держаться особняком. Так легче.

Маркус замедлил шаг и остановил меня, глядя дальше вдоль дороги.

– Это постоялый двор? – спросил он. Я подошла и присмотрелась.

– Да, точно, это он! – обрадовалась, завидев деревянное строение за высоким забором. Это был мой шанс получить помощь и избавиться от Маркуса чужими руками. Я пошла дальше по дороге, но меня снова остановил трос. Мой конвоир не двигался. Я сердито оглянулась на него, не понимая, в чем дело.

– Скажи-ка, Никки. Что бы ты выбрала: строптивость и ночлег в диком лесу под ледяным ветром, или покорность и теплую постель?

– Что?! – я открыла рот от подобного вопроса.

– Думаешь, я не понимаю, что для тебя значит этот двор? Как только мы туда войдем, ты начнешь голосить и просить тебя спасти от меня.

Я выпучила на Маркуса глаза. Он словно прочитал мои мысли. Неужели я настолько предсказуемая?

– Ну, так что ты выберешь? Помнится, тебе не очень понравилось спать на каменном полу камеры, так ведь? К тому же, даже если ты обманешь меня и решишь звать на помощь, когда мы туда войдем, мне ничего не будет стоить развернуться и уйти оттуда. Посмотри, – Маркус взмахнул рукой, – мы посреди леса. Меня здесь попросту некому остановить. Так что твое молчание будет в твоих же интересах. Если, конечно, ты не жаждешь провести ночь в лесу.

Я задумчиво пожевала губами, глядя на чащу леса. Бывали дни, когда мне приходилось ночевать там, но у меня была моя подстилка, а было время, что и палатка, пока она не прохудилась. Сейчас, благодаря Маркусу, у меня не было ровным счетом ничего. Даже воды, которую он давно забрал обратно в котомку.

12
{"b":"594656","o":1}