ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Всего рассмотрела? – внезапно подал он голос. От его низкого тембра с легкой хрипотцой по спине побежали мурашки, но от его вопроса захотелось провалился под землю.

– Нет, стекло увеличительное дома забыла, – огрызнулась я в ответ, пытаясь выкрутиться из его хватки. Но мужчина только ухмыльнулся мне в ответ.

– У тебя сиреневые волосы, – произнес он. – Ты магик?

– Я тебя сейчас коленом в рану пну, если не отпустишь, – я подобралась, готовясь выполнить угрозу.

Он глубоко вздохнул, испытывающе глядя мне в глаза, и разжал руки. Я подскочила и, схватив пожитки, отбежала на свое старое место, ограждаясь от незнакомца стеной костра. Кожа на лице все так же горела, а тело словно еще ощущало крепкие объятия. Незнакомец приподнялся на локте и осмотрел результаты моего лечения. Мне оставалось только следить за тем, как он осторожно отклеил повязку, оценил состояние раны и приклеил обратно. После этого он осмотрел мою подстилку и отогнул ее край.

– Походный мат технеров с подогревом, – на глаз определил он. Следом он указал на свою повязку, – Травяная мазь и ткань как у магиков. – Он перевел палец на костер. – Поджигатель магиков. И пистолет технеров. – Мужчина снова посмотрел мне в глаза, заставив меня вспыхнув. – Так ты чьих будешь? Какому народу принадлежишь?

– Какая тебе разница? – буркнула я в ответ, пряча глаза и нервничая. Он казался мне таким привлекательным, но это не значило, что я собиралась раскрывать ему все свои карты.

– Мое имя Маркус, – представился мой собеседник. – Я из города технеров, Таврас, что находится за этим лесом. Неделю назад я попал в плен к местным бандитам, и только два дня назад с боем смог сбежать, но был ранен, как ты могла увидеть, – он указал на свой бок. Я понимающе кивнула в ответ. – Так я могу узнать имя своей спасительницы? – Маркус обворожительно улыбнулся, и я почувствовала, как сердце в груди начало биться чаще. Неужели об этом чувстве говорила моя подруга, бросив меня в самом начале нашего путешествия и заявив, что она нашла самого дорогого для нее человека, и не хочет покидать родной город со мной? А ведь она прекрасно знала, как была важна для меня, и как я с детства стремилась узнать обе стороны нашего мира.

– Никки.

Я считала, что мое полное имя, Николь, было слишком вычурным и нежным, и совершенно мне не подходило.

– И с какой целью такая милая девушка путешествует по лесу? – поинтересовался мой собеседник, но я почему-то обратила основное внимание на то, что он назвал меня милой. Это было проявление вежливости или настоящий комплимент в мой адрес? От внезапно нахлынувшего волнения я заерзала на месте.

– Так просто, странствую, – пожала я плечами, отводя взгляд в сторону, чтобы не смотреть в его пытливые желтые глаза.

– Одна?

Меня начало разбирать зло. Моя нервозность достигла пика, а это значило, что еще пара таких вопросов – и я начну огрызаться.

– Ну логично, что одна! Ты что, видишь кого-то еще рядом со мной? – вызверилась я в ответ.

Маркус прищурился, и мне показалось, что в его взгляде мелькнуло что-то недоброе. Наверно, не стоило хамить здоровому незнакомому мужику, когда ты сидишь одна в лесу, и на много километров вокруг никого нет. Я нервно сглотнула и дрожащими руками начала тщательно одергивать на себе коричневую кожаную курточку.

– Раньше я всегда была вместе со своей подругой, Милой, – попробовала оправдаться я, чтобы сгладить произведенное эмоциональным взрывом негативное впечатление. – Мне казалось, она тоже хотела отправиться со мной в путешествие, увидеть другие города, другую культуру. Исследовать хотя бы пограничные поселения, где контроль за пришлыми не такой тщательный. А когда у меня было все готово – она пошла на попятную. Сказала, что лучше останется дома, потому что, видите ли, мужика себе нашла! – Я горестно взмахнула руками, вспомнив того борова, который неизвестным образом умудрился охмурить мою прекрасную и статную златовласую Милу. – Он ей в подметки не годится, жирный, гнусавый и… отвратительный, в общем! Я ей говорила, что в наши девятнадцать жизнь только начинается, весь мир можем посмотреть. А она уперлась – и ни в какую. Пришлось мне одной идти, да и я была так разочарована, словно… она мне сердце разбила. Мы никогда надолго не расставались… Так уже год одна и путешествую. Не знаю, зачем я тебе все это рассказываю, – я смущенно усмехнулась, обхватила колени руками и уткнулась в них подбородком, глядя на пламя костра.

– Ночь длинная, – ответил Маркус. – Не думаю, что ты рискнешь спать в моем присутствии. Так что разговор поможет убить время. – Он едва слышно хмыкнул и добавил, – хотя я мог бы подвинуться, и уступить тебе немного места.

– Нет, спасибо, – я выпучила глаза и схватила лежащую рядом палку, начав тщательно ворошить костер, вздымая яркие искры.

– Судя по всему, ты и вправду магик. Но как ты умудряешься использовать технологии моего народа? Без вживленного чипа это невозможно.

– Да, невозможно, – я кивнула, пряча улыбку. Этот чип был моей гордостью, и в то же время главным генератором проблем.

– У тебя есть чип?! – Маркус приподнялся на локте выше, чтобы видеть меня, скрючившуюся за костром.

Меня распирало чувство гордости за себя. Если я смогла поразить своего собеседника всего лишь на словах, то как он изумится, увидев, что я смогла сделать? Я расстегнула и сняла с себя коричневую куртку, после чего закатала до самых плеч оба свободных рукава серой рубахи.

– Гляди, – я привстала, демонстрируя левое предплечье и витиеватую татуировку оранжевого цвета, окольцовывавшую мою руку. – Это татуировка моего народа. Ее наносят в день тринадцатилетия, и все подростки начинают учиться пользоваться магическими предметами, вроде поджигательного камня, который ты видел. А вот это, – я повернулась другим боком, показывая крошечную прямоугольную отметку, – незаконно установленный чип технеров. Я нашла странствующего имплантера, и он мне это сделал, правда, я влезла в долги и теперь за мной по пятам ходят бугаи из Кредиториума, но это мелочь, они не успевают за мной, – я рассмеялась, чувствуя себя очень гордой за те свершения, которые произошли со мной за какой-то год.

– Подойди ко мне, – произнес Маркус. Его серьезный тон отрезвил меня, и я вдруг осознала, что вывалила совершенно незнакомому человеку информацию о том, как я, по сути, совершала преступления. – Иди, не бойся, – он подманил меня, ободряюще улыбнувшись, – я просто никогда не видел татуировок магиков, хочу рассмотреть поближе.

Я настороженно подошла к нему и присела рядом на подстилку. Она уже хорошо разогрелась, и после прохладной земли меня сразу же расслабило ее тепло и относительная мягкость. Маркус осторожно взял меня за предплечье и провел пальцем по татуировке, из-за чего по моей коже пробежали мурашки, мгновенно отвечая на его мягкое прикосновение.

– Красивая, – тихо произнес он.

Я почувствовала, что снова краснею, и силком поставила себя на место, убедив, что это было сказано в адрес витиеватой татуировки, состоящей из сплетения тонких ветвей и мелких цветов, а не меня в целом.

– Спасибо… Сама рисовала, мне только немного помогала мама. У нас так положено, – я смущенно опустила рукав и хотела подняться, но Маркус взял меня за правое плечо и развернул к свету, заставляя опереться о себя. Я мгновенно закостенела, ощущая спиной его мышцы. Он был так близко ко мне, что я чувствовала себя не в своей тарелке. Мое тело предательски быстро и легко отзывалось на каждое его прикосновение, будто прося еще.

Маркус надавил на какую-то точку на моем предплечье, и рядом с ней под кожей загорелась крошечная желтая лампочка, почти сразу же потухнув.

– Надо же, рабочий, – задумчиво произнес мужчина, отпуская меня. Я с радостью одернула одежду на место и отошла от него подальше. – Наверно, дорого тебе это обошлось. Значит, ты взяла в долг у Кредиториума и, конечно же, не смогла отдать им сумму, и теперь они тебя преследуют за это, верно? Ты знаешь, что они делают с должниками?

2
{"b":"594656","o":1}