ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Ну, так что? – поторопил меня Маркус.

– Я бы… могла тебе рассказать, что знаю про этого имплантера, – нехотя ответила я.

– Да, это было бы очень неплохо, – кивнул мужчина, – только дело в том, что я не верю твоим словам. Расскажи сейчас, и тогда я, может быть, соглашусь зайти к тебе в гости, – Маркус нагло улыбнулся уголком рта.

– Но где гарантии, что ты вправду пойдешь со мной? – я начала сердиться. – Твое “может быть” мне не подходит. Ты хочешь, чтобы я рассказала правду, а взамен ничего не обещаешь?

– Так мы не придем ни к какому согласию, – покачал головой Маркус. – Мне не нравится, что этот разговор был начат и теперь ты торгуешься, хоть и не в том положении, чтобы выдвигать условия. Так что предпочту свернуть эту тему и уйти подальше от твоего города. – Он развернулся и сделал несколько шагов, пока я силком не остановила его.

– Нет, погоди, давай так. Мы пойдем к городу, а по пути я расскажу, что знаю, идет? Тогда, когда мы дойдем до моего дома, и ты уже не развернешься, и я отвечу на вопросы, которые тебя интересуют. Неплохо ведь?

Маркус задумчиво склонил голову к плечу и воздел глаза к небу. Мне показалось, что можно было бы обойтись и без этого показательного выступления и демонстративного размышления, но внутренне все же начала волноваться, что он мог отказаться. И даже сомневаться, что мне вправду так уж нужно домой.

– Что ты скажешь своим родным, когда мы придем? – наконец подал голос мужчина.

– Думаю, у меня сейчас никого нет, – нервно затараторила я. Почему я не подумала об этом? – Старшие давно разъехались, кто учиться, кто замуж, я последняя жила с родителями. А они собирались в путешествие, когда я уже думала уходить в свой поход.

– Значит, приглашаешь меня в гости в пустой дом? – Маркус повернулся ко мне и расплылся в улыбке, которая показалась мне весьма похабной.

– У нас есть гостевая спальня, – поспешила я охладить его пыл. – Подумай, это ведь неплохая идея. Ты сможешь отдохнуть по-человечески, поесть, это я уж как-нибудь раздобуду, поспать на нормальной кровати. Набраться сил перед тем, как тянуть меня дальше.

– Ты же сказала, что сама пойдешь, и мне больше не придется тащить тебя волоком.

– Это не важно! – воскликнула я, теряя терпение. – В конце концов, скажи, идем мы или нет!

– Не мельтеши, – медленно ответил Маркус, – я еще не принял решение. Мне нужно взвесить все за и против.

– Ты только намекни, какой половиной головы ты это сейчас взвешиваешь: правой или левой? Не то, чтобы я отдавала предпочтение какой-то из них, но им точно обеим понравится ночь в доме, а не на улице. Сам говорил, помнишь? А солнце-то уже садится. Еще час – и будет темно. В отличие от тебя, я, бывало, ночевала в лесу, и поверь мне, это совсем неприятное занятие. А в наших лесах, я слышала, водятся волки…

– Ладно, – прервал меня Маркус. – Если водятся волки, то уговорила. – Он улыбнулся и пошел по дороге, ведущей в мой город.

– Только сними с меня наручник, – я протянула ему руку. – Представляешь, что про тебя подумают, если увидят, что ты ведешь меня на поводке? А меня в городе все знают.

– Когда я увижу первые дома, и ты расскажешь про имплантера, тогда отпущу, – кивнул мужчина. – Так что ты о нем знаешь? Как тебе удалось его найти, если он странствующий?

– Он не странствующий, – буркнула я.

– О, это даже лучше! – Маркус, казалось, обрадовался. – Значит, я смогу и его найти!

– А как я тебе скажу, где он находится? – поинтересовалась я. – Четыре кочки налево от поваленного дерева за перекрестком на три дороги?

– То есть, он не из какого-то города? – изумился Маркус.

– Нет, конечно, ты что думал, что он сидит на лавочке под вывеской “Штампую чипы в ваши руки”?

– Мне не кажется, что ты помогаешь мне со своей информацией, – нахмурился мужчина. – Это даже звучит как такой себе обман. Ведь ты сказала, что расскажешь о нем все. Я еще могу развернуться и пойти обратно, мимо твоего города.

– Нет, не надо! Что я еще могу рассказать… Он очень странный, совершенно безэмоциональный. Он похож на мумию, вот! И лысый. Кожа как высушенный пергамент. Высокий и очень худой, в длинном черном плаще и круглых очках без дужек, они будто вдавлены в его глазницы.

– Какое странное описание, – недоверчиво прокомментировал Маркус. – Ты придумываешь это на ходу, чтобы заставить меня идти дальше?

– Я правду говорю! – я взмахнула рукой, и металлический трос описал дугу. – Он очень жуткий. Он… Слушай… – ко мне внезапно пришло такое осознание, что я не подумав схватила Маркуса за руку. – Он ведь совсем как те роботы, которых ты уб… сломал! Я только что это поняла! Но как же такое может быть? Он живет в доме, и я знаю, что к нему не единожды приходили.

Я замолчала, заметив, что Маркус смотрит на то, как я держу его. Неловко отдернула руку и зачем-то потерла ее о куртку, будто стирая с себя его прикосновение.

– Ты сможешь показать на карте, где его дом? – Маркус поднял на меня глаза, и я мысленно поблагодарила его, что он не заострил внимание на моем нечаянном жесте.

– Наверно, – я пожала плечами. – Если карта хорошая, я попытаюсь вспомнить. Я ведь была там целый год назад, это очень долго.

– Какого цвета его очки? – спросил Маркус.

– Черные, а почему ты спрашиваешь?

– Сколько ему лет?

– Не знаю, я не спрашивала. На вид – где-то между 40 и 50.

– Как проходит имплантация?

Я вздрогнула, вспомнив эту ужасающую процедуру.

– Неприятно она проходит… Почему ты задаешь такие странные вопросы?

– Пытался поймать тебя на лжи, – вздохнул Маркус. – Но ты говоришь правду, я вижу. То как происходит имплантация?

– Ох… – я поморщилась. – У него дома стоит кресло. Регулируемое. На самом деле, я не помню процедуру. Этот имплантер посмотрел на меня, ну как, посмотрел… Усадил меня в это проклятое кресло, установил, как ему удобно, сунул мои руки и ноги в держатели так, что я на сантиметр сдвинуться не могла, и навис надо мной. И просто замер. Так и стоял несколько минут, пялясь в глаза своими очками. А они не просто черные, а какие-то зеркальные. И казалось, что у него мои глаза… – Я не заметила, что перешла на испуганный шепот, и прокашлялась. – Потом сказал, что усыпит меня, чтобы не было больно во время процедуры, сделал укол, и я уснула. Когда проснулась, он провел несколько проверок, дал мне активировать какую-то технеровскую игрушку, и выдал записку с суммой, которую я должна была принести в определенный срок, иначе чип бы выключился.

– И ты пошла с чипом брать кредит? – Маркус внезапно рассмеялся. – Теперь понятно, как Кредиториум тебя регулярно выслеживает. Пока ты не избавишься от чипа, ты не избавишься от них.

– Откуда я знала?! У меня в тот момент была только одна задача: достать деньги, я не подумала про то, что меня смогут вычислять в будущем! Я вообще тогда про технологии толком почти ничего не знала! У нас ведь как: ушел из города – и никто тебя никак не найдет, если не привлекать высококвалифицированного специалиста, а такие только в центре бывают, а не в нашем захолустье. К тому же, это невероятно дорого. А у вас вон как, захочешь – не спрячешься!

– Это называется “цивилизация”, – усмехнулся мужчина. – А в цивилизованном обществе отслеживать каждого необходимо, чтобы поддерживать порядок. Кстати, как его зовут?

– Не знаю, – пожала плечами. – Он никому не говорит, да и, в целом, кому какая разница? Я только знаю, что его самостоятельно очень сложно найти. Мне буквально повезло услышать, как в кабаке один мужчина обсуждал, что собирался отправиться к нему. А откуда узнал он, где искать этого имплантера, – я без понятия.

Мы поднялись на пригорок, и передо мной раскинулась долина, в которой из-за лысых крон деревьев выглядывали крыши домиков.

– Смотри, это мой город! – радостно воскликнула я, указывая Маркусу вниз.

Глава 10. Мила.

– Это деревня, – убеждал меня Маркус. Он уже снял с меня наручник, и я чуть не вприпрыжку шла по дороге, ведущей меня домой.

20
{"b":"594656","o":1}