ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Ладно, ладно, – тихо хмыкнул Маркус у меня за спиной, и я почувствовала, что он прикасается губами к моему затылку. Я испуганно вытаращила глаза в темноту, стараясь не выдать свою реакцию движением. – Спокойной ночи, – прошептал его голос мне на ухо, вызвав волну мурашек.

– Угу, – нервно кивнула я. Теперь уснуть будет сложно.

Глава 12. Пенные замки.

Медленное пробуждение. Отступление сна и возвращение сознания в бытие после длительного, расслабляющего отдыха. Я не спеша открыла глаза и обвела взглядом ярко освещенную комнату. Точно, я ведь вчера вернулась домой. Наконец-то я вижу родной потолок вместо сотен чужих, которые не успевали со мной породниться за ночь-другую. Лениво потянулась, наслаждаясь объятиями любимой кровати и ощутила, как что-то тяжелое меня придавливает к ней, чего не должно быть. Я повернула голову вправо и увидела Маркуса, мирно спящего на животе, распластавшись на моей второй подушке и закинув на меня правую руку. Удивительно, но сон рядом с ним был такой спокойный и приятный, словно я провела рядом с ним несколько лет, и он был мне близким человеком.

Нет, не был. Не забывать об этом.

Я осторожно закопошилась и выползла из-под теплого одеяла и его руки, скатившись на пол. Выглянула из-за края кровати, оценивая последствия, к которым привела моя возня. Маркус медленно открыл один глаз и вперил его в меня, все так же не двигаясь. Я встала на ноги. Желтый глаз медленно проследил за моим движением, и я удивленно склонила голову к плечу. Так проснулся Маркус или нет? Я отправилась к шкафу под сонным наблюдением мужчины. Когда я была маленькая, мой папа тоже так иногда за мной следил, сидя в кресле у камина после долгого рабочего дня. Словно создавал видимость того, что я под бдительным надзором, но в то же время спокойно дремал, особо не видя того, что конкретно я делала. Наверно, у Маркуса выработалась подобная реакция из-за сестры.

Тихо отворив створку шкафа, я сняла с вешалки домашнее платье, нежно-кремовое в крошечный красный цветочек и с красным поясом, что завязывался на спине. Я отправилась в ванную, привела себя в порядок и оделась. Глянув на себя в зеркало, одергивая длинные рукава на место, я заметила, что в груди платье стало немного маловато, и теперь она выглядывала из квадратного выреза больше, чем обычно. Что ж, даже так оно смотрелось довольно неплохо, хотя мне не нравилось носить его на улице из-за длины всего до середины бедра. Как нужно одеваться, и какая должна быть погода, чтобы надеть на улицу короткое платье с длинным рукавом? Тут либо умрешь от жары, либо от холода. А для дома было в самый раз.

Я вышла из ванной под внимательный спящий взгляд желтого глаза Маркуса. Он все так же лежал под одеялом на животе, не поменяв положения, хоть я уже и давненько встала. Читай больше книг на Книгочей.нет А еще рассказывал, что чутко спит. Наверно, разморило после длительного похода по свежему воздуху в лесу. Я тихо притворила дверь своей комнаты с другой стороны и спустилась на первый этаж, по пути бросив взгляд на магические часы, стоящие под лестницей. Немного постояла, следя за гипнотическим движением их элементов, складывающихся в сложнейший механизм, что всего лишь в результате выдавал точное время, дату и год. Только спустя несколько минут, наконец, смогла осознать, который же на самом деле был час. Время уже шло к вечеру. Мы с Маркусом проспали целый день. И вот, почему мне так хотелось есть. Я вспомнила, что Мила дала мне с собой какую-то еду, и решила пойти ею подкрепиться.

В корзине обнаружился значительный кусок пирога с мясом. В общем-то, оценивая его окружность, можно было понять, что Мила со своей щедростью отдала мне его почти полностью. Я быстро вскипятила чайник, нарезала пирог и подогрела его. Наверняка Маркус тоже скоро проснется и захочет есть. А уж его к нашей плите я не подпущу. Если он не смог справиться с душем без моей подсказки, то плиту раскроит на части в считанные минуты. Поставила на стол разогретый пирог и засыпала завариваться цикорий. Окинув взглядом наш семейный обеденный стол, мне показалось, что он выглядит слишком пустым. Да и еды на нем было как-то маловато. Раз у меня гости, то можно открыть какую-нибудь банку с маминой консервацией. Только сходить за ней в погреб.

Я откинула ковер посреди кухни и подцепила кольцо, утопленное в деревянный квадратный люк. Из темного провала на меня повеяло сухой духотой и холодной землей. Я сразу же включила в подвале свет, чтобы не оступиться в непроглядной темени, и начала спускаться по деревянной лестнице. Оказавшись внизу, я стукнулась обо что-то головой. Оказалось, что мама снова закоптила огромный кусок мяса и повесила его сразу у входа. Как смогла, я отодвинула его подальше от прохода, даже не надеясь, что у меня хватит сил его перевесить, и пошла вдоль стеллажей, заставленных банками. Они блестели выпуклыми боками, храня в себе законсервированные овощи, наверно, с прошлогоднего урожая. Мамина любовь к закатыванию в банки всего, что было овощем или фруктом, была почти маниакальной.

Я выбрала банку с салатом. По крайней мере, на глаз это был салат из помидор, перца, кажется, баклажанов и еще чего-то. Но в любом случае это должно было быть вкусно, как и все, что готовила мама. Я потушила за собой свет, опять ударившись головой об кусок копченого мяса, и поднялась обратно на кухню. Поставила банку на стол и закрыла люк в погреб.

Внезапно, почему-то со стороны входа в дом, раздался торопливый топот, и в дверях кухни показался взволнованный Маркус. В руках он сжимал куртку и выглядел так, словно одевался впопыхах. Я подняла на него глаза, не сразу догадавшись, что произошло. Похоже, он проснулся окончательно и понял, что упустил меня. А найти человека в огромном чужом доме не так-то просто, и мой гость начал носиться кругами в тщетных попытках обнаружить меня в какой-то из комнат. Я состроила невинную мину.

– Если ты хотел побегать утром, точнее, уже вечером, то это лучше делать вокруг дома, а не внутри него, – прокомментировала я его появление, начав заниматься открыванием банки.

Наткнувшись на меня взглядом, Маркус обеспокоенно выдохнул и выпрямился. Его лицо приняло надменно-спокойное выражение. Он не спеша подошел к столу и сел на стул, что был ближе всего ко мне. Я повернулась и поставила перед ним открытую банку, пододвинула тарелку с пирогом и, наконец, чашку с дымящимся горячим напитком.

– Что в ней? – Маркус кивнул на чашку. – Снотворное? Слабительное? Яд? Хотя, зная тебя, рискну предположить, что все сразу. – Мужчина тихо засмеялся про себя, чем вывел меня из равновесия.

– Это цикорий, трава такая, которую пьют, чтобы взбодриться, – процедила я сквозь зубы. – Не хочешь – не пей.

– Почему же не хочу, – вздохнул Маркус, поворачивая чашку по кругу за ручку, – я просто не знаю, что со мной произойдет, когда я его отопью.

Я психанула. Он пришел на все готовое, и еще и какие-то претензии мне выдвигал! Я схватила злосчастную кружку и сделала большой глоток, обжигаясь еще не успевшей остыть жидкостью. Грохнула чашкой перед Маркусом так, чтобы он заметил, что я действительно это выпила, и раздраженно скрестила на груди руки. Мужчина медленно проехался по мне взглядом, видимо, оценивая платье, по открытым ногам и задержался на вырезе на груди. Не выдержав его созерцания, я отступила и обошла стол по кругу, сев напротив, и взяла с тарелки кусок пирога.

– Жри, пока не остыло, – сердито буркнула своему гостю, поглощая угощение Милы. Как всегда, оно было очень сытным и жирноватым, на мой взгляд. И как ей удавалось делать жирным даже печеный пирог?

Я увидела, что Маркус поворачивает чашку к себе той стороной, с которой я пила, и, ухмыляясь, прикладывается к ней губами. Я вскинула на него глаза, ловя во взгляде лукавый огонь, подтверждающий мою догадку о косвенном поцелуе. Пирог Милы встал колом в горле, и я внезапно расхотела есть дальше. Маркус снова решил со мной начать играть? Я вскочила со своего места, не зная, куда приткнуть недоеденный пирог, и поспешила к выходу из кухни.

25
{"b":"594656","o":1}