ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Маркус сверлил меня взглядом, от которого мне стало не по себе. Конечно я знала, что, возможно, расплачиваться придется органами.

– Сильное дело, – ответила я, стараясь звучать как можно более беззаботно. – Я путешествую через границу зигзагом, останавливаюсь в городах ненадолго, подрабатываю, пополняю запасы – и выдвигаюсь дальше.

– Перелетная птица, значит, – хмыкнул Маркус. – У нас таких называют перебежчиками.

– Я не совсем перебежчик, – я снова разозлилась на него за поспешные выводы. Этим словом клеймили предателей, отрекшихся от своих корней и родины, незаконными способами сменив принадлежность к народу. – Я хочу пользоваться всеми благами цивилизации, я люблю магию, и я обожаю технические новинки. Почему я должна жить с той стороны, где родилась, и принципиально избегать другой? Я считаю, что это несправедливо!

– По этой причине началась война, и была создана Граница двух народов.

– Она началась потому, что то, что должно было нести благо, было использовано во зло!

Мне показалось, что Маркус стал выглядеть еще более угрожающе, чем раньше. Наверно, мне надо было вообще держать рот на замке и даже не начинать этот разговор. Кто тянул меня за длинный язык? Ко мне в голову начали закрадываться мысли о том, чтобы быстренько собрать вещи и уйти по зарубкам обратно на дорогу. Почему-то у меня появилась уверенность, что ночью на пустой проселочной дороге я буду в большей безопасности, чем здесь, рядом с Маркусом. Он так и не рассказал мне ничего о себе.

– Ты не против, если я немного вздремну? – прервал его вопрос мои мысли. Маркус перевернулся на спину и, вздохнув, закрыл глаза. Похоже, мой ответ не требовался, поскольку спустя несколько минут, мой странный компаньон затих.

Я долго сидела, глядя на гипнотический танец огня перед моими ногами. В конце концов, сон сморил меня, и я, устроившись поудобнее под деревом, повесила голову на грудь и задремала.

Глава 2. Предательство.

Мне снились золотые глаза Маркуса. Их пламя, казалось, несло какую-то опасность для меня, но манило своим теплым светом, обещая открыть обжигающие тайны, которые никогда не были мне доступны. Его руки прижимали меня к себе, распаляя и вызывая в голове мысли и образы, о которых я не смела и думать.

– Проснись, уже утро, – услышала я тихий голос, зовущий меня из мягкого сна в реальность.

Я с трудом разлепила глаза и подняла голову. Шея затекла за несколько часов сидения и ужасно болела. Передо мной на корточках сидел Маркус, насмешливо ухмыляясь. В лесу и вправду уже было светло.

– Ты стонала во сне, – сообщил мне мужчина.

Я потерла шею, надеясь ее размять, и судорожно попыталась придумать, как ему ответить. Неужели мой сон и вправду был настолько непристойным?

– Мне снилось, что я от кого-то убегала, – соврала я, осторожно поднимаясь на занемевшие ноги. Чтобы не соприкоснуться с Маркусом, пришлось проехаться спиной по стволу дерева, содрав с него кору. Наверно, мои открытые попытки его избегать выглядели крайне глупо.

– От меня?

– Что? – я удивленно уставилась на него.

– Ты назвала мое имя. Дважды, – улыбнулся Маркус.

– О нет, ничего не знаю, я просто впечатлительная, мне всегда снится какая-то ерунда, розовые огурцы, летающие стулья и прочая ересь, – затараторила я в ответ, стараясь за болтовней скрыть невероятное смущение. Я действительно много говорю, а треп во сне, который он услышал, ставил меня в крайне щекотливое положение.

Я наспех собрала свои вещи, даже толком не сложив подстилку, и водрузила рюкзак на плечи.

– Все, мне пора, – впопыхах сообщила я, высматривая зарубки на деревьях, чтобы отправиться обратно на дорогу, но Маркус протянул руку, останавливая меня, и я была вынуждена замереть возле дерева, чтобы не дать ему в очередной раз меня коснуться.

– Я могу пойти с тобой до города? – спросил он, наклоняясь к моему лицу, чтобы заглянуть в глаза. Я почувствовала себя загнанной в угол. От его близости, сердце в груди начало гулко стучать, давя на виски. К моему удивлению, Маркус наклонился дальше, к волосам, и я услышала, как он тихо втягивает воздух где-то возле моего уха. Его аура и близкий жар статного тела опутали меня. Ноги предательски задрожали, и я внезапно поняла, что не против, чтобы он шел за мной и в город, и за город, и вообще я бы сама потащилась за ним туда, куда он скажет. Ощущения были такими непривычными, что завораживали и пугали меня одновременно, ведь я считала себя рассудительным и трезвым человеком. И прямо сейчас внутри меня шла борьба между здравомыслящим рассудком и неожиданно ошалевшим телом, изо всех сил требующего внимания этого мужчины.

– Да чеши куда хочешь, – процедила я сквозь зубы, как обычно скрывая растерянность и смущение за агрессией. – Лес большой, я не в праве тебе указывать, куда идти.

Я отступила назад, избегая Маркуса, и обошла его по широкому кругу, обогнув костер. Мои отметки на деревьях были хорошо различимы в дневном свете, и вскоре я смогла вернуться на дорогу.

– Теперь я узнаю эту местность, – отозвался мужчина, появляясь из чащи рядом со мной. Почему-то я даже не слышала его шагов, но зато отлично чувствовала спиной его взгляд. – До города всего пара часов пути. Я даже не догадывался, что выбрался так близко.

– Молодец, – буркнула я в ответ и зашагала по дороге дальше.

Маркус поравнялся со мной, видимо, настойчиво решив сопроводить до самых ворот. Там уж, я надеялась, он оставит меня в покое. Его присутствие было слишком будоражащим. Краем глаза я заметила, что он в открытую рассматривает меня оценивающим взглядом. Во мне начала подниматься волна праведного гнева. В конце концов, я же не товар на прилавке!

– Все же, у тебя очень необычный цвет волос, – произнес он, и я уловила движение рукой в свою сторону, словно он хотел коснуться моей косы. Да что он себе позволяет?!

– Какой есть! – гавкнула я, чуть ускоряя шаг.

– Не верю, что натуральный, – лукаво улыбнулся Маркус, догоняя меня.

– Очень даже натуральный. У мамы волосы красные, у папы синие. Логично, что я родилась с фиолетовыми! – наставническим тоном ответила я.

Маркус, удивленно уставившись на меня, внезапно громко расхохотался, и через мгновение схватился за раненый бок, зашипев.

– Так не бывает, генетика – это тебе не палитра красок, – произнес он сдавленным голосом.

– Это у вас все по правилам и по показаниям калькулятора. У магиков все совсем не так. Цвет волос и глаз может быть совершенно любой, как повлияют на ребенка в утробе потоки магии. – Я вздохнула, глядя на безмятежное нежно-голубое небо. – У обеих моих старших сестер красные волосы. У обоих старших братьев – синие. Только я почему-то получилась такая.

– Ого, большая у тебя семья, – хохотнул Маркус. – Значит, ты младшая?

– Надо же, кто у нас тут внимательно меня слушает, – я закривлялась, чем сразу же стерла с его лица улыбку.

Маркус замолк. Я чувствовала исходящие от него волны раздражения, и почему-то радовалась этому. Чем быстрее я от него избавлюсь – тем лучше. Я и так нарассказывала о себе намного больше, чем следовало.

– Как рана? – я выпалила вопрос даже неожиданно для самой себя.

– Нормально, – рыкнул Маркус.

– Какая жалость, – ляпнула я сдуру, тут же пожелав провалиться сквозь землю.

– Да что за херня?! – рявкнул на меня мужчина так, что я подпрыгнула на месте. Он схватил меня за руку и остановил, поворачивая к себе лицом. Его глаза пылали ярче моего ночного костра.

– Все, все, молчу, – я безразлично помахала рукой и собралась продолжить свой путь, но Маркус дернул меня, заставляя остаться на месте.

– Ты сознательно пытаешься меня зацепить? К чему эти колкости? – Он схватил пальцами мой подбородок и потянул вверх, заставляя смотреть прямо на него. Мне некуда было даже отвести взгляд от его шафрановых глаз. Они гипнотизировали меня, отключая разум и ввергая в пучину желаний, взывая лишь к моему телу. – Не слишком ли ты смелая для маленькой одинокой девочки? Я ведь могу и охладить твой пыл, – произнес Маркус низким, чувственным голосом, наклоняясь ко мне. Его жаркое дыхание скользнуло по моей шее, внезапно отрезвив. Я мотнула головой и дернулась назад, увеличивая расстояние между нами.

3
{"b":"594656","o":1}