ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Когда я закончила сборы, Маркус закинул на плечи свою котомку и вывел меня на улицу, держа предплечье в железном капкане своих пальцев. Он словно намеренно причинял мне боль, заставляя изредка вскрикивать и пищать от толчков в спину.

Маркус потащил меня за собой по улице, и я слабо попыталась притормозить его.

– Я должна восстановить барьер вокруг дома и вернуть руну Миле. Иначе наш дом останется без защиты, пока не вернется кто-то из семьи.

– Я не заинтересован в задержках, и мне плевать на твой дом и твою семью, – хладнокровно ответил Маркус, продолжая тянуть меня следом. Я тихо заплакала от отчаяния и бессилия, боясь пикнуть слишком громко, чтобы не навлечь на себя новую волну гнева.

Вдали показалась женская фигура в длинном черном платье. У дороги, ведущей из города, стояла высокая статная женщина. Ее белоснежные волосы ниже пояса ниспадали призрачным водопадом. Тонкую талию обхватывал широкий черный пояс, на котором были равномерно развешаны небольшие холщовые мешочки и искривленный нож для сбора трав в ножнах.

Мирабэлль была единственной женщиной в городе, которая позволяла себе носить волосы распущенными, словно она вслух заявляла о том, что для нее законы были не писаны, а традиции ничего не значили. Она повернула к нам свое прекрасное круглое лицо с идеальными чертами и скользнула по мне безликими серыми глазами, грязными, как лужа после дождя.

– О, здравствуй, Николь, – она улыбнулась неискренней улыбкой, узнавая меня.

Маркус мгновенно отпустил мое предплечье и подошел к женщине. Он обворожительно улыбнулся ей как старой знакомой и протянул руки, норовя обхватить за талию, но Мирабэлль ловко предупредила его движение и увернулась. Она уперла тонкий пальчик, украшенный массивным перстнем с красным камнем, ему в грудь, и проворковала:

– Не сейчас, милый.

В ответ, Маркус лишь утробно заурчал, как довольный кот, расплываясь в еще более широкой улыбке. На душе стало так тошно, что я поспешила отвести взгляд от этой картины. В груди что-то болезненно сжалось, похожее одновременно на страх, злость и растерянность. Я не знала, что делать дальше.

Глава 14. Израненная мечта.

Я шла, не разбирая дороги. Голова была совершенно пустой, ни единой мысли, лишь густой туман, что заволок мои мысли. Маркус заставил меня идти впереди себя, сам же шагая рядом с Мирабэлль. Я была уверена, что эта прогулка не продлится долго. На колдунье было не дорожное платье, в нем она ходила по городу, и изредка я видела ее в нем возле ее низкорослого домика. Но для чего мы ей понадобились? Я никогда не делала ничего против нее, боясь навлечь гнев могущественного магика. Наверно, все дело в Маркусе. Его голос непрерывным бормотанием раздавался за моей спиной, прерываемый лишь редким посмеиванием. Мирабэлль за всю дорогу не проронила ни слова, никак не реагируя на его попытки обратить на себя внимание. Казалось, что он сорвался с цепи, вымещая злость на мне, а похоть – на ней.

Я пришла в себя только когда услышала голос Мирабэлль:

– Может, немного передохнем?

– Стой! – рявкнул мне в спину Маркус, и я мгновенно застыла на месте, словно приросла к земле, боясь ступить следующий шаг.

По мне, еще было очень рано делать привал. Мы шли не слишком долго, и я даже не начала ощущать усталость, да и солнце было высоко. Хотя с другой стороны, мы отошли достаточно далеко от Вайона.

Я медленно развернулась в сторону леса. Маркус, скинув с плеч сумку, суетился вокруг Мирабэлль, собирая хворост и снося его на небольшую полянку в нескольких шагах от дороги. Женщина медленным шагом, полным чувства собственного превосходства, подошла к нему ближе, и он галантно подал ей руку, помогая переступить какую-то крошечную канавку. Я внезапно поняла, что смотрю на все это, брезгливо скривившись. Гадкое чувство в груди разрасталось все сильнее, когда Маркус перехватил вторую ладонь Мирабэлль и пылко потянул ее к себе, заглядывая в глаза сверху-вниз. Но женщина мягким движением освободилась, вновь ускользнув из его объятий, и села на мешок Маркуса, вызвав в его глазах новый восхищенный взгляд.

– Кобель… – процедила я сквозь зубы, не сдержавшись.

Маркус коротко на меня посмотрел и отдал новый приказ:

– Марш собирать хворост.

– Я не рабыня! – вызверилась я на него, снимая с плеч рюкзак. – Я не обязана ничего собирать! Еще рано делать привал, мы шли недолго!

Лицо Маркуса исказилось такой ненавистью ко мне, что я задохнулась от страха. Он подошел ко мне широким шагом, и я сжалась, пожалев, что открыла рот и просто не пошла выполнять то, что мне сказали. Моей последней надеждой было то, что Мирабэлль бы его остановила и не позволила обращаться со мной как с мусором, но я ошиблась. Маркус схватил меня за шею и сдавил так, что я не могла ни вдохнуть, ни выдохнуть. Перед глазами поплыли мушки, а в голове зашумело. Кровь прилила и начала давить на глаза, и я задрожала, распахнув рот.

– Еще раз откроешь свою поганую пасть, шавка, и я изобью тебя до полусмерти, если ты не в состоянии запомнить простейшие требования. Поняла?

От страха я перестала соображать. Я только смотрела в испепеляющие лавовые глаза Маркуса, готовые сжечь меня дотла, уничтожить на месте, только чтобы добиться своей цели.

– Я задал тебе вопрос, – жестко повторил он, и я почувствовала, как его железные пальцы чуть ослабили хватку, пуская поток крови к голове. В макушку ударила горячая пульсирующая волна, и я хрипло просипела:

– Поняла…

– Тогда пошла выполнять мой приказ! И чтобы я тебя видел!

Он легко отбросил меня от себя так, что я упала на полотно сухих листьев. Схватившись за саднящее горло, я вскинула на него глаза и поползла в сторону леса. Через несколько шагов я подскочила на ноги и отбежала хотя бы на немного, чтобы быть не так близко к этой паре. Я оперлась ладонью о шершавый ствол дерева, пытаясь отдышаться. Сердце уже не колотилось как испуганно, как раньше, и голова прояснилась. Эта мразь, Мирабэлль, и не думала останавливать свою марионетку. Наверняка она бы и глазом не моргнула, сверни мне Маркус шею. Я все еще ощущала кожей его раскаленные металлические пальцы, и провела ладонью по шее, чтобы убедиться в своей мнимой свободе.

Лучше было не сердить Маркуса, маячившего между деревьев, еще больше, потому я начала наспех собирать хворост, весь подряд, что попадался мне под руку: крупный и мелкий, сырой и сухой, в листьях и с какими-то наросшими на ветках высохшими с прошлого года грибами. Довольно быстро у меня в руках была уже хорошая вязанка, и я пошла обратно к стоянке. Маркус даже место для нее выбрал отвратительное. Кто же останавливается прямо у дороги? А если привал короткий, то для чего нужен костер? Погода была на удивление тихая, и солнце по-весеннему пригревало.

Подойдя ближе, я увидела своих мучителей. Они стояли ко мне в профиль, еще не заметив моего приближения. Я невольно остановилась и неслышно отошла за дерево, положив хворост на землю, чтобы не мешал выглядывать. Маркус что-то тихо говорил, до меня доносился только его голос, слов я не разбирала. Он положил руки на пояс Мирабэлль и, улыбнувшись, скользнул ими ниже, притягивая ее тело, затянутое в черное платье, к себе.

Какой же красивой парой они были. Высокий, идеально сложенный Маркус и Мирабэлль, чья стать была словно у настоящей королевы. Глядя на них, я внезапно почувствовала себя полным ничтожеством. Вот, какие женщины нравились Маркусу. Ее белоснежные волосы контрастировали с одеждой и словно светились изнутри. Когда он наклонился к ее шее, оскалившись голодной улыбкой, которую когда-то дарил мне, Мирабэлль осторожно отстранила его от себя. Ее утонченные пальцы завозились с одним из мешочком, что висели на поясе, и через мгновение она протянула к глазам Маркуса ладонь, сжатую в кулак. Что-то произнесла одними губами – и резко дунула ему в лицо, разжав ладонь. Его голову окутало голубое облако и он, отшатнувшись, безвольно рухнул на землю.

Я стояла у своего дерева, не в силах даже пошевелиться, и следила, как Мирабэлль обошла Маркуса и остановилась у его правой руки. Присела на корточки, немного повозилась, и снова поднялась. Затем развернулась ровно в мою сторону, и я юркнула за ствол дерева.

31
{"b":"594656","o":1}