ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Я не знаю, Джон, у меня много планов на ближайшее время, – осторожно произнесла я. Из-за Кредиториума мне нельзя было надолго нигде задерживаться, чтобы не дать им меня нагнать.

– Ясно, – разочарованно произнес мой друг, сразу же сникнув. – Но раз ты к нам попала, хотя бы расскажи, как у тебя дела, куда ты шла?

– О, я просто заплутала! – захихикала я. – Понятия не имела, куда я иду.

– Не удивительно, эта дорога несколько лет как никем не хожена, о ней знаем только мы, и пользуются ей люди из нашего селения, чтобы ездить за провизией. Тебя поймали часовые, я дал им указание следить за подозрительными личностями, которые могли бы навредить нам, но они, видимо, решили слишком рьяно выполнять свою работу, притащив тебя ко мне.

– Ничего страшного. Я всего чуть испугалась, – я улыбнулась. – Но зато повидала тебя! – Я протянула руку и коснулась ладони Джона, лежащей на столе.

– А… я… тоже… – Медведь внезапно начал заикаться, глядя на наши ладони.

– Что – тоже? Тоже испугался, увидев меня? Думал, потащу тебя домой силком? Или, может, что начну вываливать всякие истории из твоего детства, компрометирующие великого и важного лидера перебежчиков? – Я громко расхохоталась, и Джон последовал моему примеру. Все же, я по нему соскучилась. Столькое хотелось с ним обсудить, и столькое рассказать. Кроме последних нескольких дней, конечно…

Нас прервал стук в дверь. Джон мгновенно поднялся с места и собрался, превратившись из моего старого знакомого в настоящего Лидера. Я даже невольно засмотрелась на него, любуясь той невероятной внутренней мощью, которая в нем откуда-то взялась за то время, что я его не видела.

Дверь распахнулась, и дозорные опять затащили кого-то с мешком на голове.

– Сегодня что, день экскурсий? – недовольно процедил сквозь зубы Джон. Я заметила, что оба вошедших мужчины были порядком измяты, а у одного был подбит глаз.

– В этот раз мы точно по делу! – прокряхтел тот, который разговаривал со мной первым. – Он сопротивлялся как ненормальный, даром, что раненый!

– И удар поставленный… – проворчал мужчина с подбитым глазом. – Точно или разведчик, или связан со стражей какого-то города.

Они стянули с головы пленника мешок, и я испуганно скривилась, увидев Маркуса. Резко захотелось спрятаться под стол до того, как он меня увидит, но он вскинул голову, и сразу же уставился на меня. Его разбитые в кровь губы чуть дрогнули в улыбке.

– Вот ты где, Никки…

– Ты его знаешь? – спросил меня Джон. Я нервно поднялась на ноги, и он подошел ко мне, полубоком прикрывая от Маркуса, словно тот мог причинить мне вред даже будучи связанным.

– Еще как знает, – усмехнулся Маркус недоброй улыбкой. – Верно, птичка?

– Что происходит? – Джон заметно напрягся, и я положила ему ладонь на плечо, успокаивая.

– Это… просто знакомый, – пролепетала я, чувствуя, как горят уши. Как Маркусу удалось меня найти?

– Ага, знакомые по постели, дружим телами, – дерзко ответил Маркус, и я вспыхнула уже до самых корней волос. – А это кто? – спросил он, глядя мне в глаза. – Примкнула к разбойничьей шайке? К этому дикарю ты так спешила? Варвары тебе ближе по духу?

Его поток вопросов был прерван ударом под дых тем дозорным, у кого уже почти заплыл глаз под синяком, и Маркус согнулся пополам, задохнувшись. Я заметила, что его руки были связаны грубой веревкой за спиной.

– Так… понятно… – прорычал Джон. Он подошел к своим людям и что-то тихо им сказал. Те покивали, и он сказал уже вслух: – А пока, в погреб его.

Глава 16. Еще одна ночь.

– Так ты мне не расскажешь, что это за наглый страхолюд, который еще и утверждает, что знает тебя… так близко? – спросил Джон. Я поджала губы, не желая вдаваться в подробности этих сложных отношений, в которых я совершенно запуталась.

– Это просто недобритый страхолюд, увязавшийся за мной следом, – частично соврала я. В который раз я прикидывала, сколько времени понадобилось Маркусу, чтобы меня практически догнать. Наверно, порошок на него подействовал не так, как я ожидала, и он пришел в себя быстрее. Но раз он проиграл всего лишь двум невооруженным мужчинам, рана его наверняка ослабила. Ему нужно было возвращаться в город и искать лекаря. Упрямый болван.

– Почему? – прервал мои размышления Медведь.

– Что почему? – повернулась я к нему.

– Почему ты назвала его упрямым болваном? Что происходит, Фиалка?

Я испуганно забегала глазами. Вот же проклятье, я умудрилась произнести это вслух, совсем задумавшись. Нет, Медведю точно не стоит знать, что произошло. Но что мне было делать дальше? Если я скрою тот факт, что Маркус – капитан стражи, назову его своим другом, то его отпустят, и он запросто приведет сюда людей, чтобы накрыть всю группу перебежчиков. Так я подставлю Джона. Но если я расскажу все, как есть, то зная Медведя, он просто свернет Маркусу шею, защищая меня и своих людей, тем более он сейчас не в состоянии сопротивляться.

– Не обращай внимания, – пробормотала я, сосредотачиваясь на тарелке с мясным угощением, которое предоставил мне Джон, правильно решив, что я проголодалась с дороги. – Он просто увязался за мной в одном из городов, и сколько бы я ни говорила, что нам не по пути, упрямо шел следом – вот и все. А тут я ушла пораньше, надеясь, что он наконец-то меня потеряет из виду, но он снова умудрился меня найти, даже в вашей глуши.

Медведь задумчиво потер ладонью подбородок и указал на меня:

– А синяки от пальцев у тебя на шее тоже от его упрямства?

Я инстинктивно схватилась за шею. Я и не знала, что Маркус оставил на ней отметины. Неужели он вправду так сильно сдавил мое горло?

– Тебе нужна помощь? – настаивал Джон. О нет, его неуклюжей медвежьей помощи мне не хотелось.

– Я же сказала, что все нормально! – воскликнула я. – Чего ты заладил: помощь, помощь, кто такой, что да почему? Я в состоянии справиться с любой проблемой самостоятельно!

– Да-да, – засмеялся Медведь, – помню, ты говорила то же самое, когда застряла в дыре в старом баке и гордо провисела там целый час, убеждая меня, что скоро похудеешь и вылезешь сама, пока я тебя не вытащил.

– Мне тогда было десять! – возмутилась я. – Я уже вдвое старше, а значит и вдвое умней!

Джон с ухмылкой покачал головой, словно показывая мне свои сомнения на этот счет, и поднялся из-за стола.

– Нам пора идти.

– Куда? – поинтересовалась я, с готовностью вставая следом и вытирая рот рукавом.

– Увидишь, – криво улыбнулся он. Почему-то эта ухмылка мне не понравилась.

Мы вышли на улицу, и я оглянулась на дом. Это был добротный одноэтажный сруб, стоящий между двух высоченных хвойных деревьев, прикрывающих его сверху своими вечнозелеными лапами.

– Ты живешь здесь? – поинтересовалась я, идя следом за Джоном куда-то. Мимо нас проходили люди, каждый приветливо с ним здоровался, и он благодушно кивал им в ответ.

– Да, у нас здесь несколько домов, мы стараемся быть неприметными. Этот – мой, здесь я и живу, – в его голосе зазвучала гордость. Меня разобрало любопытство, и я осторожно спросила:

– Один?

Медведь заинтересованно покосился на меня:

– А почему ты спрашиваешь?

Я пожала плечами.

– Я так давно не видела тебя. Стало интересно, как у тебя сложилась жизнь.

– Один, – коротко ответил Джон.

Я промолчала, почувствовав какое-то напряжение, исходящее от моего друга. Наверно, ему было и так сложно справляться с обязанностями главы селения, а тут я полезла со своими вопросами, есть ли у него отношения. Надеюсь, у него было время хотя бы спать. Чтобы отвлечься, я начала рассматривать домики вокруг нас. Они все были совсем крошечные и деревянные, ни одного двухэтажного. У некоторых были соломенные потемневшие крыши. Между ними земля была очищена и притоптана ногами жителей, постоянно занятых выживанием в сложном для них, но свободном от предрассудков и ограничений мире. Мимо нас пробежал маленький мальчик, лет трех от роду, и скрылся в одном из таких домиков.

34
{"b":"594656","o":1}