ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Я шумно выдохнула. Я словно не дышала несколько минут, так громко билось в груди сердце, обрадованное тем, что Маркусу удалось выжить, и у него даже появился шанс на победу. Джон за спиной тихо присвистнул, видимо, не ожидая увидеть подобное.

Бык взревел, начав тереть глаза свободной рукой и размахивая топором перед собой. Толпа заволновалась и бросилась врассыпную от него, боясь поймать лезвие. Маркус проскользнул за спину Быка и ловко взобрался на нее. Толпа остановилась, удивленно следя за зрелищем. Здоровяк начал размахивать тесаком и руками, не в состоянии дотянуться до собственной спины из-за толстоты. Наверно, именно на его габариты Маркус и рассчитывал, залезая к нему на спину. Я увидела в его руках обрывок веревки, и он накинул петлю туда, где теоретически у Быка была шея, и начал ее закручивать, стягивая удушающую петлю. Здоровяк захрипел и покраснел, его движения становились все более вялыми. Маркус не сдавался, встав у него на плече на одно колено и уперевшись другим в основание необъятной шеи, словно сражался с огромным монстром, а не человеком. Спустя несколько мгновений Бык, наконец, сдался. Он рухнул на поляну, подняв вокруг себя облако пыли, и Маркус неуклюже упал на землю рядом, но сразу же поднялся на ноги и, пошатываясь, подошел к нему. Он рывком содрал с его шеи удавку под разочарованные вопли толпы, и я увидела, как Бык судорожно вдохнул. Все же он его не убил. Затем Маркус поднял оброненный тесак и, с размаху всадив его в сухую землю, ударил по лезвию ботинком, переломал его, бесповоротно испортив оружие. Он выпрямился, стараясь унять дрожь от перенапряжения в ногах, и указал сжимаемой в руке рукоятью с покореженным металлом на конце на меня. Нет, не на меня. Он указывал на Джона. Толпа благоговейно стихла, и Маркус заговорил:

– Ты здесь главный? Я вызываю на бой тебя. Хватит прятаться за спинами своих людей. Хочешь что-то мне доказать? Выходи против меня сам! С оружием или без, я убью такого подлеца, как ты, с завязанными глазами!

Толпа молчала. В воздухе повисла звенящая тишина. Внезапно ее разрезал громкий смех Джона за моей спиной. Он махнул рукой, и из толпы послушно вышли двое мужчин и подошли к победителю. Маркус был без сил. Он едва стоял на ногах после поединка, потому им ничего не стоило попросту забрать у него из рук остатки топора и снова связать их за спиной.

– Куда они его тащат? – взволнованно спросила я.

– Обратно в погреб, – бросил Медведь, наконец, отпуская меня. Люди вокруг начали задумчиво расходиться по своим делам. Тем более, начало темнеть, и на лес опускалась холодная ночь.

– Маркус ведь победил! – воскликнула я, ошеломленная столь жестокими действиями моего друга. – Отпусти его!

– Он сражался не за свободу, – холодно ответил тот, – а за возможность прожить еще одну ночь. Идем обратно в дом, уже вечереет, – произнес Джон более дружелюбно, и я была вынуждена последовать за ним. Хотя теперь мне хотелось сбежать и от него тоже. Это был уже не тот Медведь, которого я знала всю жизнь.

Глава 17. Глупость.

– Ты объяснишь мне, что это было за показательное выступление? – поинтересовалась я у Джона, рассматривая медвежью шкуру, висящую на стене его дома. Так символично.

– О чем ты? – спросил он, роясь в грубо сколоченном шкафу и позвякивая чем-то стеклянным.

– Про это подобие боя, из которого ты пытался сделать бойню!

– Хочешь выпить со мной? – произнес Джон, ставя передо мной высокую бутылку с плещущейся внутри темно-бордовой жидкостью.

– Ты что, съезжаешь с темы? – поинтересовалась я, наблюдая, как к бутылке присоединились две деревянные чаши без ручек, молчаливо констатирующие тот факт, что я не могу отказаться от предложения.

Медведь пожал плечами, словно участвовал в будничной болтовне о погоде, а не об организованной им поножовщине.

– Что это? – спросила я, указывая на уже разлитую выпивку.

– Обычная ягодная настойка, – ответил Джон. – Неужели не хочешь отметить со мной встречу? – он улыбнулся и осторожно стукнул краем своей чаши о ту, что предназначалась мне, и я, не желая обидеть хозяина дома, с улыбкой взяла ее и опрокинула в себя под одобрительный кивок Медведя. У выпивки был мягкий сладкий вкус, отдающий не то вишней, не то смородиной. Через несколько минут я почувствовала, что голова начинает немного кружиться.

– Я рад, что ты случайно забрела к нам, – произнес Медведь, обновляя мой самодельный бокал и садясь за стол напротив меня.

– Я ненадолго, – честно ответила, отпивая из чашки. Все же настойка была неплохой, так легко пилась, а перебродившая составляющая в ней почти не чувствовалась. Словно компот, от которого начинала плыть комната.

– Почему? Ты можешь оставаться у меня сколько захочешь, – Джон снова налил настойку, и я опять с довольной мордой сжала чашку в руках. Давно мне не приходилось выпивать с друзьями в тишине и спокойствии.

– Меня ждут в одном городе, – соврала я.

Джон тихо засмеялся. В его глазах играли отблески осеннего солнца, отскакивающего от налившихся каштанов, готовых сорваться с ветки дерева. От его улыбки на щеках появлялись едва заметные ямочки. Джон так похудел с нашей последней встречи. Когда его щеки были круглыми, этих ямочек не было. Да и подбородок не выглядел таким мужественным, как сейчас.

– Я помню, как ты впервые заплела волосы, Фиалка, – внезапно произнес Джон. – Ты так упрямо отказывалась выходить в тот день из дома. – Я густо покраснела и отвела взгляд. Конечно же я не хотела выходить, ведь в тот день я стала девушкой, и мне не хотелось так открыто демонстрировать это Джону. – Но мне удалось тогда выманить тебя земляникой, – захохотал он, – битый час ее собирал в лесу для тебя.

Я угрюмо кивнула и смущенно уткнулась в чашу, в которой еще оставалось немного настойки на дне.

– А ты помнишь… день, когда я ушел? – поинтересовался Медведь. Я вздрогнула. Этот день совсем не хотелось вспоминать.

– Нет, не помню, – заплетающимся языком пробормотала я. – Я же не знаю, когда именно ты ушел после того, как мы встретились в последний раз. Ты же не посчитал нужным о чем-либо мне говорить! – Внезапно меня разобрало зло за то, что мой друг просто развернулся и ушел.

– Ты поняла, о чем я. – Мне показалось, что Медведь стал более напряженным, чем до этого.

– Какая разница, что было тогда, – буркнула я, ставя на стол чашу, которая сразу оказалась полной. Я чувствовала себя совсем захмелевшей, чего не могла сказать про Медведя. Он пил со мной, или нет? Я не обращала на это внимание.

– Есть разница, – вздохнул Джон, отводя от меня взгляд и все же опустошая свою чашу, словно он к чему-то готовился и собирался с духом. Посидев немного, глядя куда-то на стену он, наконец, заговорил. – Я тогда струсил. Посмотрел на тебя, и понял, что тебе это все не нужно.

– Что не нужно? – я сосредоточенно уставилась на Медведя, пытаясь собрать разбегающиеся глаза в кучу. – Ты хотел забрать меня с собой?

– Нет, – мотнул головой Медведь, опуская ее. – Но раз ты пришла сама, спустя 4 года, значит это точно судьба, иначе быть не может.

Я неожиданно для себя рассмеялась, слушая белиберду, которую нес Джон.

– Какая судьба, о чем ты?

Медведь поднял голову и, глядя мне в глаза, произнес твердым голосом:

– Николь, я люблю тебя.

Я выпучила на него глаза в ответ. Я едва не ляпнула какую-то ерунду, сведя все в шутку, но вовремя спохватилась, что могла бы сильно обидеть Джона. Я внезапно вспомнила все то время, что мы проводили вместе. С самого детства. Это было так очевидно, но я не замечала того, что происходило рядом. Медведь всегда был со мной, его не нужно было просить о помощи, он готов был выслушать и поддержать. Как и я его. Только я считала его хорошим и надежным другом. А он…

– Я… – проблеяла дрожащим голосом, судорожно пытаясь поймать нужные слова, разбегающиеся в пьяной голове, как мыши по амбару.

В комнате повисла напряженная тишина. Я чувствовала себя невероятно неловко. Мне нечего было ответить Медведю. А он ждал. Сидел и сверлил меня взглядом, ожидая, когда же я наконец-то выдавлю из себя хоть что-то. Мне внезапно стало невероятно душно в его доме и рядом с ним. Ужасно захотелось выйти на улицу, чтобы проветрить хмельную голову. Я подскочила на ноги, качнувшись, и Медведь последовал моему примеру.

36
{"b":"594656","o":1}