ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Я с трудом пришла в себя, не понимая, где нахожусь. Меня окутывало что-то теплое, и я чувствовала себя так уютно, что не хотелось просыпаться.

– Никки, ты слышишь меня? – раздался тихий взволнованный голос, и я недовольно нахмурилась. – Что с тобой?

– Все нормально, – я с трудом разлепила глаза и поняла, что полулежу на руках Маркуса, и он трепетно прижимает меня к своей груди.

– Что произошло? Ты убрала рану?

– Я ее просто заживила с помощью магии. Думаю, это моя способность, я даже когда-то собиралась ехать учиться на лекаря, но не сложилось. Я интуитивно понимаю, как это делается, но трачу слишком много своих собственных сил. Насколько я знаю, так не должно быть. Потому теперь я ужасно ослаблена…

– Как тебе помочь? Я понятия не имею, как обращаться с магиками, – растерянно произнес мужчина.

– Я не домашний питомец, чтобы со мной как-то обращаться! – возмутилась я, с трудом поднимаясь с его колен.

– Просто ты отключилась после того, как… сделала это. От ран не осталось и следа, – он провел рукой по вымазанному кровью предплечью. Я мельком взглянула на него, с удовольствием отмечая, что и вправду не оставила даже шрам. – Ты можешь так залечить и себя? – поинтересовался Маркус.

– Нет, самого себя лечить нельзя. Магию нужно направлять, и поскольку ты являешься проводником, то не можешь воздействовать сам на себя. Это как пытаться поливать шланг водой, текущей из этого шланга, не подключив его к источнику. Я вся промокла под этим дождем, – проворчала я и начала осторожно снимать с себя рубашку. – Проклятие, что с этим делать-то… – С меня капала на пол вода, смешиваясь с кровью, натекшей с бинтов Маркуса.

– Иди прими горячий душ, – произнес мужчина, поднимаясь с кровати. Он начал собирать бинты, попутно вытирая пятна теми, что остались чистыми.

– Что толку с этого душа, – вздохнула я. – У меня не осталось сил даже высушить одежду.

– Ты согреешься – это главное. Возьми с прикроватного столика ночную рубашку, ее мне дала хозяйка дома, у меня руки грязные. Раздевайся и давай мне свою одежду, мне показывали, где здесь комната, похожая на ту, у тебя дома, со светящимися шарами.

Я взяла со столика белую ткань и развернула ее. В длиннющую рубаху, наверно, можно было завернуть три меня, а несуразное кружево на груди топорщилось, словно жабо.

– Это ужасно… – пробормотала я, складывая одежду обратно. Переодеться мне все равно было больше не во что.

– Ты прекрасна в любой одежде, – произнес Маркус, чем заставил меня вздрогнуть и покраснеть. Он запихнул в короб использованные бинты и искоса посмотрел на меня, улыбнувшись уголком рта.

– Дешевая лесть, – буркнула я, уходя в душ.

Раздевшись, я осторожно выбросила вещи прямо на пол через щель в двери, и захлопнула ее обратно. Залезла в странную деревянную кадку, и с огромным трудом включила воду. Словно такое простое действие стало для меня сравни перетаскиванию огромных валунов. Вода нагрелась далеко не сразу, но моим замерзшим ногам даже ледяная она показалась немного теплой. Когда, наконец, комнату окутал пар, я перестала дрожать и расслабилась. Дверь в ванну хлопнула, и я подпрыгнула в кадке, едва не оступившись, и попыталась прикрыться.

– Полотенце, – произнес Маркус. Я обернулась к нему и увидела, что он демонстративно смотрит в стену, протягивая мне розовое выцветшее полотенце. – Твои вещи я уже повесил чиститься. Заканчивай мыться и иди в постель. Ты заберешь полотенце или нет? – Он качнул рукой в мою сторону, и я перехватила полотенце, попутно отключив воду, и сразу же в него замоталась.

– Мог бы постучать, – пожаловалась я на его невежливость.

– Не вижу в этом смысла, – честно ответил Маркус, выходя из ванной.

– Не визю в этьом смисля, – передразнила я его в спину и показала ему язык. – Хам!

Маркус даже не оглянулся на меня. Какой-то он был слишком задумчивый, если никак не отреагировал на мою нападку. Я расплела мокрую растрепанную косу и кое-как подсушила ее полотенцем. Она отняла у меня много времени. Когда мне более-менее удалось привести волосы в порядок и заплести их обратно в мокрый жгут, я надела на себя ночную рубашку, утонув в ней. Рукава, которые должны были быть у меня на плечах, свисали намного ниже, а сама рубашка оказалась до самого пола. Я тяжело вздохнула, глядя на этот ужас, и вышла из ванной комнаты.

Маркус с отрешенным видом сидел на кровати, глядя перед собой. Я только сейчас, наконец, рассмотрела этот предмет интерьера. Металлическая спинка потемнела от времени, а некоторые прутья были немного изогнуты. Сама кровать была рассчитана всего на одного человека. Битов нигде не было, ровно как и пятен крови на полу. Я подошла и села рядом с Маркусом. Он вздохнул и почему-то отвернулся от меня.

– И что нам… теперь делать?.. – осторожно спросила я. Наполовину выбритый затылок медленно качнулся из стороны в сторону.

– Не знаю…

Я залезла с ногами на кровать, подогнув их под себя, чтобы не замерзнуть. В комнате висела тишина, украшенная мерным пением дождя за окном.

– Я потерял свой чип, – заговорил мужчина. – Это вся моя жизнь, все, что у меня было. Это идентификация личности, доступ к счетам и возможности использовать технологии, это пропуск в города, это доказательство моей законопослушности. Я теперь никто! Первый патруль – и меня заберут как перебежчика, никто не будет слушать мои оправдания, что какая-то женщина вырезала у меня чип вместе с куском мяса и скрылась в неизвестном направлении. Я ни хрена не знаю. Не знаю, что делать дальше, – с отчаянием в голосе закончил Маркус. Он провел по волосам обеими ладонями, спрятал в них лицо, оперевшись локтями о колени, и так и замер. На мгновение мне показалось, что он скрывает от меня слезы. Я запаниковала и неловко прикоснулась к его плечу. Он так и не оделся и сидел в одних штанах. Его кожа была такой горячей.

– Что-нибудь придумаем, – дрожащим голосом произнесла я.

– Что ты можешь придумать, магик? – напал на меня Маркус, обратив золотые глаза в мою сторону. – Наколдуешь мне новый чип, но чтобы с той же информацией, что была в старом? Я не могу даже вернуться в собственный город. Я никуда не могу пойти, потому что не принадлежу теперь никакой стороне.

Я стушевалась и убрала руку, потупив глаза.

– Извини… – сразу же произнес Маркус. – Я просто впервые не могу контролировать ситуацию и не знаю, как поступить. – Он вздохнул и попытался мне улыбнуться. – Еще и ты на меня свалилась.

Он протянул ко мне руки и с легкостью пересадил к себе на колени. У меня не осталось сил сопротивляться или ругаться, и я устало прижалась головой к его груди.

– Ты сам виноват… – буркнула я. – Я говорила тебе: не надо, не трогай меня, не ходи за мной, не слушай Мирабэлль. Но ты же всегда знаешь лучше. У тебя эго размером больше, чем этот дом.

– Тогда, может, ты расскажешь, что мне делать дальше? – тихо хмыкнул Маркус.

– А ты мне что взамен? – поинтересовалась я.

– А чего ты хочешь? – хитро прищурился он, и я резко покраснела.

– Чтобы ты не называл меня магиком и не тащил в свой участок, когда я все сделаю.

– Всего-то? – фыркнул мужчина. – Я надеялся на более интересные условия. Что ж, – он поднялся с кровати, держа меня на руках, и бережно уложил обратно, – пора спать. Ты пережила достаточно за последние несколько дней. Тебе нужно поспать, а завтра на свежую голову придумаем что-то, – он укрыл меня одеялом и целомудренно поцеловал в лоб. – Можешь выключить свет? Я уже две ночи сплю вполглаза из-за него.

– Конечно, – я сосредоточилась и с трудом потушила свет.

Я ожидала, что Маркус ляжет рядом со мной и была готова подвинуться, но услышала, что он сделал несколько шагов в сторону, и как под его весом заскрипело старое кресло. Я почувствовала небольшое разочарование от этого жеста.

– Спокойной ночи, – раздался в темноте голос Маркуса.

– Угу, – буркнула я обиженно в ответ и закрыла глаза.

Глава 19. Я люблю тебя.

42
{"b":"594656","o":1}