ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Вот так меня больше устраивает, – усмехнулся он в темноте, отпуская мои волосы и вновь ласково прижимая к груди, обхватывая руками и укладывая мою голову себе на плечо. – Я заходил проверить, как ты, ночью, – продолжил он прерванную беседу. – Ты спала, и я не рискнул тебя тревожить. А утром я вышел на крыльцо, просто подышать воздухом. И там была та женщина… Потом я помню только ярость, бушующую в груди, и что почему-то она была обращена на тебя. За то, что я в тебя влюбился, что ставило под угрозу мое положение, за то, что ты мучила меня своим присутствием, за то, что укусила и за то, что я… полностью запутался в себе. И словно кто-то дал мне команду “фас”, а я с радостью побежал ее исполнять, не понимая того, что именно я делаю, но счастливый от того, что наконец-то передо мной появилось что-то определенное и четко обозначенное, за что я мог бы ухватиться.

– Примерно так я и думала, – нервно ответила я, пытаясь не вспоминать в подробностях события того дня.

– Забудь об этом, – мягко произнес мужчина, проводя ладонью по моей щеке. – Мне жаль, что так все сложилось. Но сделанного не воротишь. Главное, что мы, наконец-то, вместе, и приняли друг друга.

– Мне кажется, мы делаем что-то очень-очень плохое… – тихо произнесла я в грудь Маркуса.

– Возможно. Но мне от этого очень-очень хорошо, – усмехнулся он в ответ.

– Ты глупый, – насупилась я. – Эти отношения обречены. Мы сами себе роем могилы.

– Прекрати, – прошептал Маркус с отчаянием, прижимая меня к себе. – У меня ничего и никого нет, кроме тебя.

Я промолчала. Сейчас он вправду был одинок, оторван от своей семьи и своего народа. Маркусу не на кого было положиться, даже он сам не мог бы себе помочь. А у меня было решение его проблемы.

Я завернулась поплотнее в одеяло и закрыла глаза. Тепло и запах тела Маркуса опутывали меня лучше любого покрывала, а его мерное дыхание убаюкивало, словно волны спокойного океана. Вот бы эта ночь длилась вечно. Чтобы существовали лишь я и он, а весь мир вокруг оставил нас в покое со своими правилами, чипами и татуировками, Кредиториумом, работой и обязательствами. Чтобы мы просто могли быть вместе всегда, не заботясь ни о чем.

Маркус осторожно погладил меня ладонью по голове, отвлекая от горестных размышлений.

– Я люблю тебя, – тихо произнес он, прикасаясь губами к макушке и заставляя мое сердце забиться, словно птица, заключенная в клетке и рвущаяся на свободу.

– И я тебя люблю, – в порыве чувств выдохнула я, прижимаясь щекой к его груди. Пусть это счастье побудет со мной еще мгновение.

Глава 20. Не выделяйся.

Ласковое утро нежным солнечным лучом коснулось моей щеки. Я настороженно приоткрыла один глаз, не веря тому, что после вчерашнего шторма могла наступить хорошая погода. За окном с выцветшей розовой занавеской и вправду было ясное голубое небо. Я закопошилась в жарком одеяле и приоткрыла его, надеясь немного остыть. Подняла голову и наткнулась на теплый желтый взгляд Маркуса.

– Доброе утро, – он ласково улыбнулся мне, и я расплылась в глупой счастливой улыбке в ответ.

– Доброе, – я смущенно ткнулась носом ему в грудь.

Это было лучшее утро за всю мою жизнь. Я проснулась вместе с Маркусом, нас больше ничего не разделяло. Мы вместе, вдвоем. Он отпустил меня и сладко потянулся, покряхтывая от напряжения и похрустывая суставами. Еще бы, я просидела на нем всю ночь. Он выгнулся на кресле, с легкостью поднимая меня бедрами, и я захихикала, обхватив его за шею, чтобы не скатиться на пол с его колен. Я почувствовала, что и его главный орган, регулярно вгоняющий меня в краску, тоже напрягся, упираясь мне в бедро. Я отпустила короткий смешок.

– Смотрю, не один ты проснулся. Кстати, разве у тебя не было раньше щитка там, об который я чуть ногу не сломала? Куда он делся?

– Снял давно уже, мешался. И это всего лишь утренний стояк, – выдохнул Маркус, садясь обратно в кресло и обвивая меня руками. – Он не зависит от моего желания, только показывает, что я здоров.

– А им можно пользоваться? – заинтересовалась я.

– Пользоваться? – Маркус звонко рассмеялся. – Вот, значит, как ты ко мне относишься?

– Я просто спросила, – смутилась я.

– Что ж, – уже спокойно ответил мужчина, – если тебе так интересно, им можно “пользоваться”, как ты выразилась. Я люблю утренний секс.

– Ты его любой любишь, без разбора, – буркнула я, отодвигаясь от горячей груди Маркуса.

– Нет, с тобой он совсем не обычный, – улыбнулся мужчина, притягивая меня к себе сквозь мое сопротивление и пытаясь поймать губами мои губы. – Давай я покажу тебе кое-что особенное. Один из видов секса.

Маркус встал с кресла, держа меня на руках, и я решила, что он отнесет меня на кровать, но вместо этого он почему-то усадил меня обратно в кресло.

– Какой? – спросила я, набрасывая на себя одеяло. Быть обнаженной перед Маркусом было для меня еще слишком непривычно.

– Тот, о котором я упоминал вскользь ночью, – усмехнулся он, опускаясь на пол.

Я взволнованно опустила глаза на мужчину, стоящего передо мной на коленях. От столь будоражащего воображение зрелища я начала еще более нервно кутаться в покрывало, но Маркус уверенно ухватил его края и выдернул из-под меня, отбрасывая в сторону и оставляя совершенно безоружной против его пронзительных всепроницаемых глаз. Я неловко попробовала прикрыть полную грудь, обняв себя.

– Что ты надумал делать? – осторожно спросила я. Маркус провел ладонью по моей ноге, от лодыжки до бедра, вызывая мурашки.

– То, чего ты точно не испытывала. Раздвинь ножки.

Я отчаянно замотала головой, сжимая колени.

– Сейчас же светло. Ты все увидишь.

– Конечно, – усмехнулся Маркус, – этого я и хочу.

Он с легкостью оторвал мою ногу от пола и закинул себе на плечо, раскрывая для себя обзор на мое бесстыдство. Я взвизгнула и попыталась прикрыться ладонью в отчаянном жесте смущения.

– Не нужно мне сопротивляться, – проворковал Маркус, покрывая поцелуями внутреннюю сторону моего бедра, что лежало у него на плече.

– Это ужасно пошло! – пискнула я, не решаясь начать его отталкивать от себя. – Я еще и душ не приняла после вчерашнего!

– Я чувствую, – улыбнулся Маркус, внезапно поцеловав тыльную сторону моей ладони, прижатой к лону, – и мне это безумно нравится.

– Отпусти меня хотя бы помыться! – настаивала я, начав все же осторожную попытку отстранить его от себя второй рукой, уже бросив прикрывать грудь.

– Нет, – нагло ухмыльнулся он. Маркус наклонился к самой моей ладони и я увидела, как он не спеша с наслаждением делает глубокий вдох. – Как же головокружительно пахнет твое возбуждение. У меня аж яйца сводит от желания трахнуть тебя.

– Ты просто невыносимый извращенец! – воскликнула я, отчаянно краснея. – Отстань уже от меня и дай сходить в душ! Тогда я подумаю над тем, что ты собирался сделать!

– Во-первых, это не извращение, а мой фетиш, – спокойно ответил Маркус, продолжая ласкать поцелуями мои ноги, – а во-вторых, я не отпущу тебя в душ, пока не закончу с тобой.

Он неспешно снял с себя одну мою ладонь и без особых усилий отнял вторую, положив обе на кресло и наклонившись слишком близко ко мне. Я испуганно уставилась в его глаза сверху-вниз.

– Что ты надумал делать? – спросил я, задыхаясь от его своеволия.

– Ничего такого, что не доставило бы тебе удовольствие, – усмехнулся Маркус, опускаясь к моему лону.

Я почувствовала, как его горячий влажный язык медленно прошелся вдоль всей моей промежности. От этого необычного и постыдного прикосновения и забилась в его руках и начала вырываться.

– Ты с ума сошел! Это неприлично, как так можно! Языком и… и…

– И что? Неужели там, где я побывал членом, я не могу побывать языком? А ведь членом я дорожу поболее, – произнес Маркус, внезапно вновь очутившись у моего лица. – Языком и губами можно сделать очень приятно. Сравни, как отличаются эти ощущения. – Он стиснул ладонью мою левую грудь и зажал пальцами сосок, начав прокручивать его, чем заставил меня возбужденно вздохнуть. Следом за этим он наклонился к моей правой груди и вобрал в рот второй сосок, мягко сжимая его губами и касаясь кончиком языка. Не выдержав наплыва горячих ощущений, я издала тихий стон.

46
{"b":"594656","o":1}