ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Я стянула с себя курточку и постелила ее на пол. Похоже, сидеть мне еще тут очень и очень долго. Умостившись кое-как на полу, я тяжело вздохнула, глядя в темный дальний угол каменного мешка. Впервые на моей памяти добро вернулось ко мне злом. Никогда не бывало такого, чтобы человек, которому я помогла, в ответ сделал мне подлость. Не то, чтобы я стремилась получать лавры за добрые дела. Но и нож в спину был для меня полнейшей неожиданностью. Хотя, я сама была виновата. Нечего было вываливать незнакомцу все свои секреты. В горле внезапно встал противный ком не то обиды, не то разочарования. Наверно, я просто попала под чары этого человека, и они мгновенно развязали мне язык. Ведь я никогда не встречала ранее столь привлекательного мужчины.

Я нахмурилась. Пошел он, в конце концов! Предатель. Пусть он будет самим божеством, его поступок никогда не будет оправдан в моих глазах. Я попыталась расслабиться и очистить голову от мыслей о нем, чтобы хоть немного поспать и отдохнуть перед тем, что ожидало меня в будущем.

Глава 3. Допрос.

Металлический лязг острыми зубами врезался мне в уши, вырывая из беспокойного сна.

– Подъем! – рявкнул мужской голос. Не проснувшись до конца, я пробормотала:

– Куда подъем?

– К начальству на допрос! – ответил охранник, рывком поднимая меня с пола и ставя на ноги. Я успела впопыхах подхватить куртку и натянуть ее на себя, как на запястьях уже сомкнулись наручники, и меня вытолкнули из камеры в коридор.

Подгоняемая в спину, я сонно зевнула и опустила глаза на свои руки. Между браслетами стального цвета тянулся металлический обманчиво тонкий и гибкий трос сантиметров 10 в длину. Был у меня такой когда-то, я долго носила его с собой, не зная куда приткнуть. Подобная вещь невероятно крепкая, и такой трос невозможно перекусить даже болторезом, потому моя природная бережливость не позволяла его выбросить, пока, в конце концов, я его не продала. Я с сожалением покрутила запястьями, понимая, что без ключей от этого не избавлюсь никак.

Мы прошли несколько коридоров с обшарпанными стенами и потрескавшимся линолеумом. Маленькие лампочки тускло освещали потолки и редко попадавшиеся двери. Конвоир дотолкал меня вверх по какой-то лестнице, и мы вышли в более приемлемую на вид часть здания. Двери внезапно оказались белыми и пластиковыми, а пол был выложен добротным деревянным паркетом.

Пока я крутила головой, охранник распахнул одну из дверей и резко втолкнул меня внутрь, захлопнув ее за моей спиной.

– Грубиян! – крикнула я напоследок просто, чтобы выказать свое негодование по поводу обращения с задержанными.

Я оглянулась на комнату. Похоже, это был чей-то кабинет. Светлые стены, высокий потолок, источающий приятное мягкое свечение, хотя, на мой взгляд, света, льющегося из окна сбоку, было бы достаточно. Рабочий стол у стены был педантично чист, если не считать небольшую трапецию, увенчанную темно-серым шаром. Внезапно этот шар приподнялся со своего насеста и подлетел ко мне, зависнув на уровне лица. Я с любопытством протянула к нему скованные руки, но он увернулся, вспыхнув крошечной маленькой лампочкой красного цвета. Кажется, это был органайзер, записывающий все указания своего владельца и помогающий придерживаться составленного графика. Я слышала о таких, но они были очень дорогостоящими, потому вживую эту технику увидела впервые. Его мерное покачивание в воздухе привело меня в восторг, и я улыбнулась шарику.

– Ну привет, красавчик, – с глупой улыбкой сказала я органайзеру.

– И тебе привет, – внезапно ответил мне мужской голос, от чего я подпрыгнула на месте, поворачиваясь.

В дверях стоял Маркус. По сравнению с предыдущей нашей встречей, он выглядел просто идеально. Гладко выбрит, аккуратно причесан и опрятно одет в форму темного цвета с какими-то нашивками на плечах и груди. Мне внезапно стало стыдно за саму себя, ведь я в своей дорожной одежде выглядела как оборванка, да и моя коса наверняка растрепалась после сна на полу. Я демонстративно отвернулась от его улыбающейся довольной морды и уставилась на противоположную стену, пытаясь изобразить на своем лице презрение.

– На место, – тихо произнес Маркус, и я краем глаза увидела, что шарик полетел обратно на стол и умостился на своей станции. Мужчина вальяжно подошел ко мне. – Взгляни-ка на это.

Я с любопытством повернулась, чтобы увидеть, как он расстегивает черную куртку и тянет вверх темно-серую облегающую футболку, обнажая живот. На мгновение я зачарованно залюбовалась его прессом, особо даже не задумываясь, зачем он это сделал.

– Видишь? – выдернул он меня из размышлений.

– Не замечаю ничего такого, что могло бы вызвать мой интерес, – буркнула я в ответ, начав рассматривать квадратную серую плитку на полу.

– Именно! – воскликнул Маркус, одергивая одежду. – Твое странное смешанное лечение не оставило от раны ни рубца. Так что я смог избежать уродливого шрамы, еще и в такие короткие сроки. Я тебе очень благодарен, – он усмехнулся, и я вскипела от его разъяснений.

– О да, я прямо шкурой прочувствовала твою благодарность, всеми костями прощупав каменный ледяной пол камеры. И мне очень нравятся эти дивные браслеты, что я получила в подарок за свою помощь, – я протянула ему скованные руки, тихо звякнув металлическим тросом и в сердцах добавила: – Сволочь!

Маркус неожиданно сделал резкий шаг навстречу, схватил меня за наручники и дернул их вверх, одновременно толкая меня к стене. Он тянул их все выше, пока мне не пришлось встать на цыпочки. Впервые в жизни я пожалела о том, что у меня грудь третьего размера, поскольку в таком положении она гордо выпятилась вперед, словно я предлагала этому мерзавцу себя облапать.

– Отпусти меня, ублюдок! – прошипела я ему в лицо. – Ты не имеешь права прикасаться к задержанным, физическое воздействие запрещено законодательством!

– У тебя ужасно грязный рот, – ответил Маркус, сверля меня своими цитриновыми глазами.

– Ох, да ладно, когда ты впервые со мной заговорил, я вообще подумала, что задохнусь!

Маркус тихо хмыкнул и наклонился к моему лицу. Я услышала, как он шумно втягивает воздух носом.

– Какого хрена ты все время принюхиваешься ко мне, извращенец? – пискнула я, боясь шелохнуться, чтобы не прикоснуться к его лицу. Он был слишком близко от меня.

– Мир запахов может многое мне рассказать, – ответил Маркус. – Ты постоянно огрызаешься, но я четко ощущаю, что ты меня хочешь.

– Мозгами двинулся, что ли?! – я не выдержала и качнулась вперед, пытаясь оттолкнуть его грудью. Пусть думает, что хочет, в жизни я бы не рассматривала бы его как возможного партнера!

– Значит, ты утверждаешь, что я ошибся? – Маркус склонил голову к плечу, облапывая взглядом мое тело.

– Еще как ошибся!

– Хорошо. Тогда давай заключим маленькое пари. Если ты сейчас сухая внизу, я тебя отпущу и замну твое задержание. Если нет… – его взгляд потемнел, от чего у меня пересохло в горле.

– Я тебе не разрешаю ко мне прикасаться!

Его кулак ударил в стену, прямо рядом с моим лицом. Я не на шутку испугалась и зажмурилась. Кто знает, что сейчас творилось в голове у этого мужчины?

– Да кто ты такая, чтобы запрещать мне что-то в моем же кабинете?! – вскрикнул Маркус. Мне не нужно было его видеть, чтобы понять, что он был в ярости. – Смотри мне в глаза, когда я с тобой разговариваю!

Я упрямо зажмурилась еще крепче. Как он собирался справиться с моим непокорством? Наверно, даст пощечину. На всякий случай я сжала зубы и убрала подальше язык. Мужские удары болезненные, если клацну зубами, могла и чувствительно себе что-нибудь прикусить.

Я ждала, слушая его тяжелое раздраженное дыхание. В сердце зародился страх от собственной беспомощности. Я попробовала повиснуть на скованных руках, надеясь, что Маркус не удержит меня, но в ответ меня просто подбросили вверх за металлический трос, отрывая от пола и демонстрируя превосходящую силу. И ударили спиной об стену.

– Я приказал смотреть мне в глаза, а не трепыхаться в наручниках, – тихо произнес Маркус прямо мне на ухо.

5
{"b":"594656","o":1}