ЛитМир - Электронная Библиотека

Трэвис схватил меня двумя руками и крепко обнял, сперва целуя меня восхищенно и страстно, а затем медленно, с большей нежностью.

Шантили захлопала в свои пухлые ладошки.

— Как прекрасно! Лучшая свадьба за неделю! Люблю, когда все идет не по плану.

Священник сказал:

— Хочу представить вам, госпожа Шантили и господин Король, мистера и миссис Трэвис Мэддокс.

Элвис тоже захлопал, и Трэв поднял меня на руки. Я взяла его лицо и наклонилась, чтобы поцеловать.

— Я тут пытаюсь не спародировать Тома Круза, — сказал он, улыбаясь всем в комнате. — Теперь я понимаю всю эту фишку с прыганьем на диване и избиением пола. Не знаю, как выразить свои чувства! Где Опра?

Я издала нехарактерный хохот. На его лице была широкая улыбка, и я уверена, что выглядела так же раздражающе счастливо. Трэвис отпустил меня и осмотрел всех присутствующих в зале.

Он казался слегка шокированным.

— Ву-у-у-у! — закричал парень, тряся перед собой кулаками. Он очень пародировал Тома Круза в тот момент. Трэв рассмеялся и снова меня поцеловал. — Мы это сделали!

Я тоже засмеялась. Он взял меня в свои руки, и я заметила, что его глаза заблестели.

— Она вышла за меня! — сказал он Элвису. — Я чертовски люблю тебя, детка! — снова закричал парень, обнимая и целуя меня.

Не знаю, чего я ожидала, но определенно не этого. Шантили, священник и даже Элвис смеялись: отчасти от веселья, отчасти от восхищения. Вспышки фотографа мигали с такой скоростью, будто нас окружали папарацци.

— Осталось подписать пару бумаг, сделать несколько фотографий, а затем сможете начать свою долгую и счастливую жизнь, — сказала женщина. Она повернулась, а затем посмотрела на нас с широкой улыбкой во все зубы, протягивая бумагу и ручку.

— О! — вскрикнула она. — Твой букет! Он понадобится для фотографии.

Шантили вручила мне цветы, и мы с Трэвисом начали позировать. Мы стояли вместе. Показывали наши кольца. Бок о бок, лицом к лицу, в прыжке, обнимаясь, целуясь… в какой-то момент Трэвис поднял меня на руки. Быстро расписавшись на свидетельстве о браке, Трэв повел меня за руку к лимузину, ожидающему нас снаружи.

— Это действительно произошло? — спросила я.

— Да, черт возьми!

— Мне показалось, или я видела слезы у тебя на глазах?

— Голубка, ты теперь миссис Трэвис Мэддокс. Я в жизни не был так счастлив, как сейчас!

По моему лицу расползлась улыбка, я засмеялась и покачала головой. Никогда не видела такого милого психа. Я кинулась на него, прижимаясь своими губами к его. С момента, как его язык побывал в моем рту в церкви, я могла думать только о том, как вернуть его обратно.

Трэвис запустил руку в мои волосы, и я запрыгнула на него, вжавшись коленями в кожаные сидения. Мои руки лихорадочно возились с его поясом, пока парень наклонился, чтобы нажать на кнопку и поднять перегородку в машине, чтобы мы остались наедине.

Я ворчала из-за его рубашки на пуговицах, которую так долго расстегивать, а затем нетерпеливо взялась за его ширинку. Губы Трэвиса были повсюду; он целовал чувствительную кожу за моим ухом, проводил языком вдоль моей шеи, покусывал за ключицу. Одним движением он перевернул меня на спину, мгновенно проведя рукой по моей ноге и поддевая пальцем мои трусики. В долю секунды они уже висели на моем каблуке, и рука Трэва поглаживала мои бедра, пока не остановилась на нежной коже между моих ног.

— Малыш, — прошептала я, прежде чем он заставил меня замолчать, прижавшись своими губами к моим. Его дыхание участилось, парень держал меня так крепко, будто это был наш первый и последний раз.

Трэв опустился на колени, его точеные кубики, грудь и татуировка предстали моему взору. Мои бедра инстинктивно напряглись, но он взялся двумя руками за мою правую ногу, плавно раздвигая их. Я наблюдала, как его рот с голодом накинулся на мои пальцы, пятку, икру, колено и внутреннюю часть ноги. Я приподняла бедра к его рту, но парень задержался на моих ногах на пару мгновений, будучи более терпеливым, чем я.

Стоило его языку прикоснуться к самой чувствительной части меня, как он скользнул пальцами под платье, хватая мои ягодицы и слегка подтягивая к себе. Каждый нерв моего тела одновременно напрягся и расслабился. Трэвис и раньше находился в подобном положении, но тогда он определенно сдерживался для нашей брачной ночи. Мои колени подкосились, затряслись, и я схватилась за его уши.

Парень замер лишь на мгновение, чтобы прошептать мое имя у влажной кожи, и я вздрогнула, закрывая глаза, чувствуя, будто они закатывались назад от чистого экстаза. Я застонала, из-за чего он зацеловал меня с новой страстью, а затем напрягся, поднимая мое тело ближе к своему рту.

Каждая проходящая секунда становилась все более накаленной, словно кирпичная стена между желанием сдаться и нуждой остаться в этом моменте. Наконец, когда я больше не могла ждать, я потянулась и притянула к себе лицо Трэвиса. Я закричала, чувствуя его улыбку, преодолевая мощные удары тока по своему телу.

Со всеми отвлечениями Мэддокса, я не заметила, что мы приехали к «Белладжио», пока не услышала голос по динамику:

— Простите, мистер и миссис Мэддокс, но мы приехали к вашему отелю. Хотите, чтобы я сделал еще один круг по бульвару?

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Наконец

Трэвис

— Не нужно, только дайте нам минутку, — сказал я.

Эбби наполовину лежала, наполовину сидела на черном кожаном сидении лимузина, ее щеки были красными, дыхание — учащенным. Я поцеловал ее лодыжку и снял трусики с ее каблука, протягивая их ей.

Господи, какой же красивой она была. Я не мог отвести от нее глаз, застегивая свою рубашку. Эбби сверкнула широкой улыбкой, натягивая трусики себе на бедра. Водитель постучал в дверь. Девушка кивнула, и я позволил ему открыть ее. Затем вручил ему огромные чаевые и поднял свою жену на руки. За пару минут мы прошли вестибюль и казино. Можно сказать, у меня была хорошая мотивация, чтобы вернуться в номер — к счастью, Эбби на моих руках прикрывала мой выступающий член.

Она игнорировала людей, пялящихся на нас, пока мы входили в лифт, а затем прикоснулась своими губами к моим. Когда я попытался сказать забавляющейся парочке рядом наш этаж, то число вышло приглушенным, но уголком глаза я увидел, что они нажали правильно.

Как только мы вышли в коридор, мое сердцебиение ускорилось. Когда мы дошли до двери, я попытался достать карточку из кармана, при этом держа Эбби на руках, но не вышло.

— Я достану, малыш, — сказала она, целуя меня и открывая дверь.

— Спасибо, миссис Мэддокс.

Эбби улыбнулась у моих губ.

— Обращайся.

Я занес ее в комнату и опустил у кровати. Эбби наблюдала за мной с мгновение, снимая свои туфли.

— Давайте-ка уберем их с дороги, миссис Мэддокс. Эту часть вашего наряда я не хочу испортить.

Я повернул ее и медленно расстегнул платье, целуя каждый открытый участок кожи. Каждый дюйм Эбби уже укоренился в моем сознании, но касаясь и пробуя кожу женщины, которая теперь была моей женой, я почувствовал, будто все ощущения были новыми. Я чувствовал такую радость, которой не знал раньше.

Платье упало на пол, и я поднял его, оставляя на спинке стула. Эбби расстегнула лифчик, позволяя ему упасть, и я пролез пальцами под тонкую ткань ее трусиков. Затем усмехнулся. Мне их снимать не впервой.

Я наклонился, чтобы поцеловать кожу за ее ухом.

— Я так тебя люблю, — прошептал я, медленно опуская трусики с ее бедер. Они упали к ее лодыжкам, и она отбросила их босыми ногами. Я обнял девушку, делая глубокий вдох через нос, прижимая ее голую спину к своей груди. Мне нужно было оказаться внутри нее, мой член практически тянулся к ней, но растягивать удовольствие тоже было важно. Брачная ночь бывает лишь однажды, и я хотел, чтобы она была идеальной.

Эбби

Все мое тело покрылось гусиной кожей. Четырьмя месяцами ранее Трэвис забрал у меня кое-что, что я никогда не давала другому мужчине. Я так чертовски хотела отдаться ему, что у меня не было времени на нервотрепку. Теперь, в нашу брачную ночь, зная, чего ожидать и как сильно он меня любил, я нервничала больше, чем в свою первую.

12
{"b":"596012","o":1}