ЛитМир - Электронная Библиотека

Мы сели у одиннадцатых ворот, Трэв взял меня за руку. Его нога дергалась, и он постоянно тянул за губу свободной рукой. Либо он очень нервничал, либо выпил чашку кофе без моего ведома.

— Голубка? — наконец начал он.

Слава Богу. Он собирался поговорить со мной об этом.

— Да?

Он задумался над следующими словами, а затем снова вздохнул.

— Нет, ничего.

Что бы там ни было, я хотела это исправить. Но если он не думал о расследовании или о последствиях пожара, я не хотела поднимать эту тему. Вскоре позвали на посадку пассажиров первого класса. Мы встали с остальными в очередь в эконом.

Парень переминался с ноги на ногу, почесывал затылок и сжимал мою руку. Ему так отчаянно хотелось мне что-то сказать. Это съедало его изнутри, но я не знала, что еще сделать, кроме как сжать руку в ответ.

Когда наша посадочная группа начала формировать очередь, Трэв замешкал.

— Не могу отделаться от этих мыслей.

— Ты о чем? Плохое предчувствие? — Я внезапно занервничала. Не знала, подразумевал ли он полет, Вегас или возвращение домой. Все, что могло пойти не так между следующим шагом и возвращением в кампус, промелькнуло у меня в голове.

— Меня преследует безумное чувство, будто стоит нам добраться домой, как я проснусь. Словно все это было ненастоящим. — Его глаза выражали беспокойство, из-за чего делались стеклянными.

Из всех вариантов, о чем он мог беспокоиться, парень выбрал потерю меня, точно как я боялась потерять его. В тот самый момент я и поняла, что мы правильно поступили. Что да, мы были молоды, безрассудны, но, тем не менее, сильно влюблены. Мы были старше Ромео и Джульетты. Старше моих бабушки с дедушкой. Может, еще не так давно мы были детьми, но есть люди с более богатым опытом, и у них все равно ничего не выходит. У нас не были идеальные отношения, но у меня был он, а я — у него, и этого было более чем достаточно.

Когда мы вернемся, скорее всего, все будут ожидать провала, разрыва пары, поженившейся слишком рано. Только представив, как на нас будут пялиться и шептаться, у меня пошли мурашки по коже. Возможно, понадобится вся жизнь, чтобы доказать остальным, что у нас крепкие отношения. Мы сделали столько ошибок, и наверняка нас ждут сотни в будущем, но удача была на нашей стороне. Мы докажем, что все они были неправы.

После долгого уговаривания, полного волнений и заверений, я, наконец, обняла мужа за шею, слегка касаясь своими губами его.

— Ставлю на кон своего первенца. Настолько я уверенна. — Это пари я не могла проиграть.

— Ты не можешь быть настолько уверенной.

Я приподняла бровь, ухмыляясь.

— Хочешь поспорить?

Трэвис расслабился, забирая свой талон у меня из рук и вручая его проверяющей женщине.

— Спасибо, — сказала она, сканируя его и возвращая назад. Она повторила процедуру с моим билетом, и мы пошли к самолету, держась за руки.

— Ты на что-то намекаешь? — спросил Трэвис. Он остановился. — Ты же не… ты поэтому хотела пожениться?

Я засмеялась, покачала головой и потянула парня за собой.

— Господи, нет. Мне кажется, мы и так сделали огромный шаг в наших отношениях, которого надолго хватит.

Трэвис кивнул.

— Справедливо, миссис Мэддокс. — Он сжал мою руку, и мы сели на самолет домой.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

Годовщина

Эбби

Вода скатывалась по моей коже, смешиваясь с солнцезащитным кремом и подчеркивая текстуру моего загорелого живота. Солнце пригревало нас и всех остальных на пляже, вызывая волны жара над песком между яркими пляжными полотенцами.

— Мэм, — сказал официант, наклоняясь с двумя напитками. На его темной коже выступили капельки пота, но он улыбался. — Записать на счет вашего номера?

— Да, благодарю, — я взяла ледяную клубничную маргариту и выписала чек.

Америка взяла свою и разворошила лед трубочкой.

— Мы. В. Раю.

Мы его заслужили, учитывая события прошлого года. После того, как мы сходили на сотню похорон и помогли Трэвису справиться с чувством вины, нам пришлось отвечать на вопросы следователей. Студенты, присутствующие в ту ночь на бою, не выдавали имя парня в разговоре с властями, но слухи ползли, и ушло немало времени, прежде чем семьи погибших смирились с арестом одного лишь Адама.

Нам пришлось долго убеждать Трэвиса не сдаваться полиции. Единственное, что его сдерживало, были мои мольбы не покидать меня одну и тот факт, что Трента обвинят в даче ложных показаний. Первые полгода нашего брака были далеко не легкими, и мы провели много ночей, споря, как правильно было бы поступить. Может, с моей стороны было неправильно удерживать Трэва от тюрьмы, но мне было плевать. Я не считала, что он был виноват больше, чем любой другой, кто предпочел находиться в подвале Китона той ночью. Я никогда не пожалею о своем решении, как и о том, что смотрела детективу прямо в глаза и нагло врала, чтобы спасти мужа.

— Да, — ответила я, наблюдая, как волны омывают песок, а затем скатываются назад. — Нужно поблагодарить Трэва. Работая в спортзале, он брал на себя столько клиентов, сколько мог, чтобы успевать при этом ходить на пары шесть дней в неделю, с пяти утра до десяти вечера. Это все его заслуга. Моей зарплаты преподавателя точно не хватило бы на такой отдых.

— Поблагодарить его? Когда он обещал мне настоящую свадьбу, я не знала, что он подразумевал это с запозданием на год!

— Америка, — я нахмурилась и повернулась к ней. — Что ж ты такая испорченная? Мы загораем на пляже Сент-Томаса и пьем ледяную маргариту, что еще надо?

— Ну, все же из-за этого у меня было куча времени, чтобы спланировать твой девичник и написать вам новые клятвы, — сказала она, делая глоток.

Я улыбнулась.

— Спасибо. Серьезно. Это лучший девичник в истории!

К нам подошла Хармони и села на лежак по другую сторону от меня. Ее короткие ореховые волосы блестели на солнце. Она струсила с них соль, из-за чего те встали дыбом.

— Вода такая теплая! — девушка надела свои большие солнцезащитные очки. — Там парень учит детей виндсерфингу. Он безумно сексуален.

— Может тебе удастся его уговорить быть нашим стриптизером на вечер? — напрямик спросила Мер.

Кара нахмурилась.

— Нет. Трэвис будет в ярости. Фактически, Эбби не настоящая невеста, помнишь?

Девушка пожала плечами, скрывая глаза за очками. Хоть мы с Карой сблизились с момента моего переезда, они с Америкой все еще не могли найти общий язык. Наверное, это потому, что обе говорили то, что думали.

— А мы обвиним во всем Хармони. Трэвис не может на нее злиться. Он перед ней в вечном долгу за то, что она пустила его в Морган-Холл в ночь вашей ссоры.

— Это не значит, что я хочу оказаться виновницей ярости Мэддокса, — сказала Хармони, вздрогнув.

Я усмехнулась.

— Ты же знаешь, он давно не срывался. Трэв научился совладать со своим гневом.

В этом семестре у нас с ней было два общих предмета, и когда я пригласила девушку домой, чтобы позаниматься, Трэвис узнал в ней ту, что впустила его в нашу общагу. Как и он, ее брат был членом братства Сигма Тау, потому она была одной из немногих красивых девушек кампуса, с которой он не переспал.

— Трэвис и Шепли приедут завтра днем, — сказала Мер. — Поэтому нам нужно устроить вечеринку сегодня. Ты же не думаешь, что он сидит дома без дела? Мы пойдем гулять и отлично проводить время, нравится это тебе или нет.

— Ладно, — ответила я. — Просто обойдемся без стриптизеров. И не стоит засиживаться допоздна. Все-таки, на этой свадьбе у нас будут гости. Я не хочу выглядеть так, будто у меня похмелье.

Хармони махнула флажком, и к ней мгновенно подошел официант.

— Чем могу вам помочь, мисс?

— Можно мне, пожалуйста, пинаколаду?

— Конечно, — кивнул он, пятясь.

— Это место просто шикарно, — сказала Америка.

— А ты еще спрашиваешь, почему у нас ушел год, чтобы накопить на него.

— Твоя правда. Мне не стоило ничего говорить. Трэв хотел для тебя лучшего. Я понимаю. И было мило со стороны родителей оплатить мне дорогу. Иначе я бы точно не смогла приехать.

17
{"b":"596012","o":1}