ЛитМир - Электронная Библиотека

Девушка посмотрела на часы и погрустнела.

— Через пятнадцать минут.

— Мы успеем! — сказала я, хватая сумочку. — Счет, пожалуйста!

Трэвис

— Успокойся, чувак, — сказал Шепли. Он посмотрел на мои пальцы, нервно стучащие по металлическому подлокотнику. Мы благополучно приземлились и подъехали к аэропорту, но, по какой-то причине, нас пока не выпускали. Все тихо сидели и ждали короткого звонка, означающего свободу. Почему-то из-за этого короткого звонка, означающего, что можно расстегнуть ремни безопасности, все подпрыгнули и стали лезть за своими вещами, выстраиваясь в очередь. У меня была настоящая причина для спешки, потому долгое ожидание меня особенно раздражало.

— Какого хрена они так долго? — сказал я слишком громко. Женщина с маленьким ребенком перед нами медленно повернулась и одарила меня сердитым взглядом.

— Простите.

Она гневно отвернулась.

Я опустил глаза на свои часы.

— Мы опоздаем.

— Нет уж, — сказал Шепли своим типичным ровным и успокаивающим голосом. — У нас еще куча времени.

Я потянулся вбок, выглядывая в проход, будто это могло помочь.

— Стюардессы не продвинулись. Погоди, одна из них разговаривает по телефону.

— Это хороший знак.

Я сел ровно и вздохнул.

— Мы опоздаем.

— Вовсе нет. Ты просто скучаешь по Эбби.

— Скучаю, — ответил я. Знаю, у меня был жалкий вид, и я даже не пытался этого скрыть. Мы с Эбби впервые провели ночь раздельно с того момента, как поженились, и это было ужасно. Хоть прошел уже год, я все еще ждал ее утреннего пробуждения. Я скучал по ней даже во сне.

Шепли неодобрительно покачал головой.

— Помнишь, каким дерьмом ты обливал меня за подобное поведение?

— Ты не любил их так, как я люблю ее.

Парень улыбнулся.

— Ты действительно счастлив?

— Сейчас я люблю ее даже больше, чем раньше. Как папа любил маму.

Брат улыбнулся шире и открыл рот, чтобы ответить, но загорелся значок с ремнем безопасности и все спешно встали, потянулись за вещами и вышли в проход.

Мамочка передо мной улыбнулась.

— Поздравляю. Похоже, вы это поняли раньше, чем большинство людей.

Очередь начала продвигаться.

— Не совсем. Нам просто рано пришлось пережить много тяжелых уроков.

— Счастливчики, — сказала она, ведя сына по проходу.

Я рассмеялся, думая обо всех наших лажах и неудачах, но женщина была права. Если бы пришлось все это повторить, я бы лучше пережил ту боль в начале, чем разбирался со всем этим дерьмом сейчас.

Мы с Шепли бросились к выдаче багажа, а затем поспешили наружу, чтобы поймать такси. Я удивился, обнаружив мужчину в черном костюме, держащего табличку «ВЕЧЕРИНКА МЭДДОКСОВ», написанную красным.

— Здравствуйте, — сказал я.

— Мистер Мэддокс? — широко улыбнулся он.

— Это мы.

— Я мистер Гамбс. Вам сюда. — Он взял мою сумку и повел нас к черному «Кадиллаку Эскалейд». — Вы проживаете в Ритц-Карлтон, так?

— Да, — ответил Шеп.

Мы загрузили багаж и сели в средний ряд.

— Шикарно, — сказал братец, оглядываясь.

Водитель отъехал, поднимаясь и опускаясь по холмам, объезжая все изгибы, и все это по неправильной части дороги. Я сначала недоумевал, так как руль был с той же стороны, что и у нас.

— Хорошо, что мы не взяли в аренду машину, — сказал я.

— Да, большинство несчастных случаев здесь спровоцированы туристами.

— Еще бы, — сказал Шеп.

— Это не сложно. Просто помните, что нужно держаться ближе к обочине, — сказал мужчина, рассекая ладонью воздух.

Он продолжал давать нам мини-тур, рассказывая про разные достопримечательности по пути. Пальм было достаточно, чтобы вывести меня из колеи, но машины, припаркованные по левую часть дороги, всерьез меня запутывали. Высокие холмы, казалось, достигали неба, на них виднелись небольшие белые пятна — наверное, построенные на склонах дома.

— Вон магазин «Хевенсайт», - говорил мистер Гамбс. — Там швартуются все круизные суда, видите?

Я видел большие корабли, но не мог перестать глазеть на воду. Никогда не видел такого кристально чистого голубого. Думаю, поэтому его и назвали Карибским. Это было невероятно.

— Сколько нам еще ехать?

— Мы почти на месте, — сказал мужчина со счастливой улыбкой.

В этот момент «Кадиллак» замедлился и остановился, ожидая едущего на встречу потока машин, а затем мы выехали на шоссе. Он снова замедлился у охранной будки, где нам помахали, чтоб проезжали, а затем мы продолжили путь по длинной дороге к входу в отель.

— Спасибо! — сказал Шепли. Он дал водителю чаевые, а затем достал телефон, быстро клацая по экрану. Его мобильный издал звук поцелуя — должно быть, Америка. Парень прочитал сообщение и кивнул. — Судя по всему, мы с тобой идем в номер Мер, а девочки готовятся в твоем.

Я скривился.

— Это… странно.

— Наверное, они пока не хотят, чтобы ты видел Эбби.

Я покачал головой и улыбнулся.

— То же самое было в прошлый раз.

Работник отеля посадил нас в гольф-карт и подвез к нужному зданию. Мы последовали за ним к нашему номеру и зашли внутрь. Он был очень… тропическим, в стиле отеля.

— Подойдет! — сказал Шепли, улыбаясь.

Я нахмурился.

— Церемония через два часа. Мне придется ждать все это время?

Парень поднял палец, напечатал что-то на телефоне и поднял голову.

— Не-а. Можешь увидеть ее, когда она будет готова. От Эбби. Видимо, она тоже соскучилась.

Мое лицо расплылось в широкой улыбке. Ничего не мог поделать. Эбби имела на меня сильное влияние: восемнадцать месяцев назад, год назад, теперь и весь остаток жизни. Я достал телефон.

«Люблю тебя, солнышко»

«О Боже! Ты здесь! И я тебя!»

«Скоро увидимся»

«Еще бы!»

Я рассмеялся. Как я и говорил раньше, Эбби была моим всем. За последние 365 дней она доказала, что это так.

Кто-то постучал в дверь, и я пошел открывать ее.

Лицо Трента загорелось.

— Здорово, придурок!

Я усмехнулся, покачал головой и кивнул братьям, чтобы заходили.

— Тащите сюда свои задницы, гребаные дикари. Меня ждет жена и смокинг с моим именем.

ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ

И жили они долго и счастливо

Трэвис

Ровно год назад я стоял в конце прохода в Вегасе, а теперь мне снова приходилось ждать Эбби, на этот раз в беседке с видом на роскошные голубые воды, окружающие Сент-Томас. Я поправил бабочку на шее, довольный, что был достаточно умным, чтобы не одевать ее в прошлый раз. Но тогда мне и не приходилось иметь дело с видением идеальной свадьбы Америки.

По одну сторону от меня стояли пустые стулья с оранжевыми и фиолетовыми лентами, связанными на спинке, а по другую был океан. Проход, по которому будет шествовать Эбби, был укрыт белой тканью, и куда ни глянь были оранжевые и фиолетовые цветы. Они хорошо смотрелись. Мне все равно больше нравилась наша первая свадьба, но эта больше походила на мечту любой девушки.

А затем мечта любого парня вышла из-за ряда деревьев и кустов. Эбби стояла с пустыми руками, длинная белая вуаль обрамляла ее волосы, раздуваясь под теплым карибским ветерком. Ее белое платье идеально подчеркивало формы девушки и блестело на солнце. Наверное, атласное. Я не знал точно, да и мне было плевать. Я мог сосредоточиться лишь на ней.

Я спрыгнул с четырех ступенек, ведущих в беседку, и кинулся к своей жене, встречая ее у последнего ряда стульев.

— Господи! Я чертовски соскучился! — сказал я, заключая девушку в объятия.

Эбби прижалась пальцами к моей спине. Это было лучшее чувство за последние три дня с момента наших прощальных объятий.

Она не говорила, только нервно хихикала, но я видел, что девушка тоже была рада меня видеть. Последний год очень отличался от первого полугода наших отношений. Она полностью посвятила себя мне, а я посвятил себя тому, чтобы стать мужчиной, которого она заслуживала. Стало лучше, жизнь была прекрасной. Первые шесть месяцев я ждал, когда же случится что-то плохое, что лишит меня ее, но затем мы обустроились.

20
{"b":"596012","o":1}