ЛитМир - Электронная Библиотека

— Как насчет исключительно уставших? — Трэв встал. — Мне нужен гребаный «Ред Булл». Может, стоило оставить наши билеты на завтра, как и планировалось?

Я приподняла бровь.

— У тебя проблемы с моей спешкой, чтобы стать миссис Мэддокс?

Он покачал головой, помогая мне встать.

— Вот уж нет. Я все еще в шоке, если хочешь знать. Просто не хочу, чтобы ты бежала впереди паровоза потому, что боишься передумать.

— Может, я боюсь, что ты передумаешь.

Трэв свел брови вместе и обнял меня.

— Ты же не всерьез? Ты должна знать, нет ничего, чего бы я хотел больше.

Я встала на носочки и чмокнула его в губы.

— Я всерьез думаю, что мы готовы сесть на самолет в Вегас и пожениться.

Трэвис сжал меня и радостно расцеловал от щеки до ключицы. Я хихикнула, когда он защекотал мою шею, и засмеялась еще громче, когда он оторвал меня от земли. Трэвис поцеловал меня в последний раз, прежде чем взять мою сумку с пола, отпустить меня и повести к очереди.

Мы показали наши билеты и прошли по коридору, держась за руки. Стюардессы посмотрели на нас один раз и понимающе улыбнулись. Трэвис прошел чуть дальше, чтобы дать мне сесть, положил нашу ручную кладь наверх и плюхнулся рядом.

— Нам, наверное, стоит поспать, но не уверен, что я смогу. Слишком возбужден.

— Ты только что говорил, что хочешь «Ред Булл».

Он улыбнулся, и проявились его чудесные ямочки.

— Хватит слушать все, что я говорю. Скорее всего, мои слова будут лишены смысла последующие шесть месяцев, пока я буду пытаться переварить тот факт, что у меня есть все, чего я желал.

Я отклонилась, чтобы встретиться с ним глазами.

— Трэв, если ты думал, почему я так спешу выйти за тебя… ты только что назвал одну из многих причин.

— Да?

— Да.

Он опустился в кресле и положил голову мне на плечо, пару раз погладив носом мою шею, прежде чем расслабиться. Я прикоснулась губами к его лбу, а затем посмотрела в окно, ожидая, пока пройдут остальные пассажиры, и молча молясь, чтобы пилот поторопился и увез нас отсюда. Я никогда так не радовалась своему непревзойденному безразличному выражению с покера. Мне хотелось встать и крикнуть, чтобы все расселись и пилот поднял нас с земли, но запрещала себе даже ерзать и пыталась расслабить мышцы.

Трэвис переплелся со мной пальцами. Его дыхание согревало мне плечо, посылая жар по всему телу. Иногда мне просто хотелось утонуть в нем. Я задумалась, что может случиться, если мой план не сработает. Трэвиса арестуют, осудят и, в худшем сценарии, отправят в тюрьму. Зная, что возможность расставания с ним на очень долгое время вполне вероятна, я чувствовала, будто клятвы «быть с ним вечно» было недостаточно. Мои глаза наполнились слезами, и одна стекла по щеке. Я быстро смахнула ее. Чертова усталость всегда делала меня эмоциональной.

Остальные пассажиры прятали свои сумки и застегивали ремни безопасности, проделывая стандартные действия и понятия не имея, что наши жизни вскоре изменятся навсегда.

Я повернулась и выглянула в окно. Все что угодно, лишь бы забыть о желании взлететь.

— Поспешите, — прошептала я.

Трэвис

Было легко расслабиться, когда я устроился головой на плече Эбби, уткнувшись ей в шею. Ее волосы все еще пахли дымом, а руки были розовыми и опухшими от попыток открыть окно в подвале. Я пытался выкинуть эту картинку из головы: пятна сажи на ее лице, испуганные, покрасневшие от дыма глаза, подчеркиваемые размазанной тушью. Если бы я не остался, она могла не выбраться. Жизнь без Эбби и жизнью-то нельзя было бы назвать. Я даже задумываться не хотел, каково было бы ее потерять. Переход от кошмарной ситуации до той, что мне только снилась, был опытом не из приятных, но лежа на Эбби под гудение самолета и стюардессой, рассказывающей о системе безопасности, я почувствовал легкое облегчение.

Я потянулся к пальцам девушки и переплел наши руки. Ее щека прижималась к моей макушке так нежно, что, если бы я в этот момент гадал, за какой шнурок дернуть, чтобы вызвать автоматическую инфляцию моего спасательного жилета, то не заметил бы ее небольшое проявление нежности.

Всего за несколько месяцев эта сексуальная женщина рядом со мной стала для меня целым миром. Я представлял, какой прекрасной она будет в свадебном платье, возвращение домой, где Эбби станет обустраивать нашу квартиру под себя, покупку первой машины, нудные мелочи, присущие каждой паре, как мытье посуды и закупка продуктов — вместе. Я представлял, как буду наблюдать за ее приближением к сцене во время выпускного. Когда мы оба найдем работу, скорее всего, задумаемся и о семье. До этого оставалось годика три-четыре. У нас обоих не было полноценной семьи, но я знал, Эбби будет чертовски хорошей матерью. Я подумал о своей реакции, когда она мне скажет, что беременна, и уже почувствовал легкий наплыв эмоций из-за этого.

Наша жизнь не будет все время сладкой, но лучше всего мы умели справляться с трудностями, которых у нас уже было достаточно.

С мыслями о будущем, в котором Эбби была уже беременна нашим первенцем, мое тело расслабилось в кресле, вызывающем зуд, и я заснул.

Что я здесь делал? Запах дыма обжигал мне нос, из-за криков и плача вдалеке леденела кровь, хоть по моему лицу и стекал пот. Я снова был в недрах Китон-Холла.

— Голубка? — закричал я. Но тут закашлялся и прищурился, будто это поможет мне видеть в темноте. — Голубка!

Я чувствовал это прежде. Панику; чистый адреналин и чистый страх смерти. Та отставала лишь на пару мгновений, но я не думал, каково будет сгореть заживо или задохнуться. В моих мыслях была лишь Эбби. Где она? В порядке ли? Как я спасу ее?

Передо мной появилась дверь, освещенная приближающимся пламенем. Я повернул ручку и пролез в маленькую комнатку. Четыре стены и бетонные блоки. Одно окно. Небольшая группка девушек и пару парней у дальней стены, пытающихся добраться до их единственного выхода.

Дерек, приятель из моего братства, приподнимал одну девушку, отчаянно тянущуюся к окну.

— Ты можешь достать, Линдси? — проворчал он, тяжело дыша.

— Нет! Не могу! — прокричала она, цепляясь руками за стену. На ней была розовая футболка «Сигма Каппа», мокрая от пота.

Дерек кивнул своему другу. Не знаю его имени, но он был в моем классе по истории человечества.

— Подними Эмили, Тодд! Она выше!

Он нагнулся и сомкнул пальцы, но Эмили прилипла к стене, окаменев от ужаса.

— Эмили, иди сюда.

Ее лицо скривилось. Она выглядела, как маленькая девочка.

— Я хочу к маме, — захныкала девушка.

— Иди сюда, черт возьми! — приказал Тодд.

После секунды на то, чтобы собрать всю свою храбрость, Эмили оторвалась от стены и запрыгнула на парня. Он поднял ее, но она тоже не могла достать до окна.

Лейни, наблюдающая, как ее подруга тянулась к окну, заметила приближающееся пламя и сжала кулаки у груди. Она сжала их так сильно, что те задрожали.

— Продолжай пытаться, Эмили!

— Давайте попытаемся найти другой путь! — сказал я, но они не услышали. Может, ребята уже пробовали несколько дорог, и это было единственное окно, которое им удалось найти. Я побежал в темный коридор и оглянулся. Тупик. Нам было некуда бежать.

Я вернулся, пытаясь придумать, как нас спасти. Пыльные простыни накрывали мебель, убранную к стенам, и огонь использовал их, как свою тропинку. К комнате, где мы находились.

Я попятился на пару шагов, затем развернулся к ребятам позади меня. Их глаза расширились, и они убрались к стене. Лейни из чистого ужаса пыталась взобраться по цементным блокам.

— Вы не видели Эбби Абернати? — спросил я. Они не расслышали. — Эй! — снова крикнул я. Никто не признавал моего присутствия. Я подошел к Дереку и закричал на него. — Эй!

Он посмотрел прямо сквозь меня на огонь, на его лице застыло выражение страха. Я посмотрел на остальных. Они тоже меня не видели.

Я, в недоумении, прошел к стене и прыгнул, пытаясь достать до окна, а затем спрыгнул на землю снаружи. Я обернулся, Дерек, Тодд, Лейни, Линдси и Эмили все еще были внутри. Я попытался открыть окно, но оно не дергалось. Но я все равно пытался, надеясь, что то в любой момент распахнется, и я их вытащу.

3
{"b":"596012","o":1}