ЛитМир - Электронная Библиотека

— Держитесь! — крикнул я. — Помогите! — надеялся, что кто-то услышит.

Девочки обнялись, Эмили начала рыдать.

— Это просто плохой сон. Это просто плохой сон. Проснись! Проснись! — говорила она снова и снова.

— Возьми одну из простыней, Лейни! — сказал Дерек. — Скатай ее и запихни под дверь!

Девушка поползла к простыне со стола. Линдси помогла ей, а затем Лейни отчаянно запихнула ее в щель. Обе отступили, наблюдая за дверью.

— Мы в ловушке, — сказал Тодд Дереку.

У последнего опустились плечи. Лейни подошла к нему, и он коснулся ее грязных щек двумя руками. Они посмотрели друг другу в глаза. Густой черный дым змейкой поднялся из-под двери и скользнул в комнату.

Эмили прыгнула к окну.

— Подними меня, Тодд. Я хочу наружу! Я хочу выйти отсюда!

Парень наблюдал за ее прыжками со смиренным лицом.

— Мама! — крикнула Эмили. — Мамочка, помоги! — Ее глаза замерли на окне, но она все равно смотрела мимо меня.

Линдси потянулась к Эмили, но не коснулась ее.

— Ш-ш-ш… — прошипела она, пытаясь успокоить подругу. Тут девочка прикрыла рот двумя руками и закашлялась. Она посмотрела на Тодда, слезы катились по ее лицу. — Мы умрем.

— Я не хочу умирать! — закричала Эмили, все еще прыгая.

Дым начал заполнять комнату, а я — бить окно снова и снова. Адреналин был невероятным, потому что я даже не чувствовал, как бил кулаком стекло, хоть использовал при этом всю свою силу.

— Помогите мне! Помогите! — кричал я, но никто не пришел.

Дым врезался и кружился у окна, а кашель и крики прекратились.

Мои глаза распахнулись и я оглянулся. Я был в самолете с Эбби, мои руки вцепились в ручки кресла, каждая мышца моего тела сжалась.

— Трэвис? Ты весь мокрый, — сказала Эбби, касаясь моей щеки.

— Сейчас вернусь, — я быстро расстегнул ремень и кинулся взад самолета, открывая дверь в туалет и закрывая ее за собой. Затем включил кран и умыл лицо, уставившись в зеркало и наблюдая за каплями воды, стекающими с него.

Они были там из-за меня. Я знал, что Китон не безопасен, и знал, что в подвале было слишком много людей, но все равно позволил этому случиться. Я способствовал десяткам смертей, а теперь летел в Вегас. Что со мной было не так, черт возьми?!

Я вернулся к своему сидению и устроился рядом с Эбби.

Она уставилась на меня, сразу заметив, что что-то было не так.

— Что?

— Это моя вина.

Она покачала головой и тихо ответила:

— Нет. Не делай этого.

— Я должен был отказаться. Я должен был настоять на более безопасном месте.

— Ты не знал, что произойдет. — Она осмотрелась, убеждаясь, что никто не подслушивал. — Это было ужасно. Жутко. Но мы не могли этому препятствовать. И изменить ничего не можем.

— Что, если меня арестуют, Эбби? Что, если я попаду в тюрьму?

— Ш-ш-ш, — сказала она, напоминая, как Линдси пыталась успокоить Эмили в моем сне. — Этого не произойдет, — прошептала она. Ее глаза были сосредоточены, решительны.

— А может и стоило бы.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Счастливчик

Эбби

Когда шасси самолета коснулись взлетно-посадочной полосы международного аэропорта Маккаррана, Трэвис наконец расслабился и лег мне на плечо. Яркий свет Лас-Вегаса начал виднеться за десять минут до посадки, зазывая нас ко всему, что я ненавидела — и всему, чего хотела.

Трэв медленно поднялся, быстро выглядывая в окно, прежде чем поцеловать мое плечо.

— Мы на месте?

— Виват! Я подумала, что ты снова заснул. День будет долгим.

— Я ни за что не засну после того сна, — сказал он, потягиваясь. — Не уверен, что захочу снова спать.

Я сжала его пальцы. Мне не нравилось видеть его таким взбудораженным. Он не рассказывал о своем сне, но не нужно быть особо умным, чтобы догадаться, что ему снилось. Я гадала, сможет ли кто-либо, сбежавший из Китона, закрыть глаза, не увидев при этом дым и испуганные лица. Самолет подъехал к воротам, значок с ремнем безопасности загорелся и включился свет, сигнализируя всем встать и взять свой ручной багаж. Все спешили, хоть и не могли выбраться, пока люди впереди не выйдут.

Я не двигалась, борясь с нетерпением, наблюдая, как Трэв встает, чтобы достать наши вещи. Его футболка поднялась, когда он потянулся вверх, открывая чудесный вид на его пресс, мышцы которого сжались, когда парень опустил сумки.

— Ты брала с собой платье?

Я покачала головой.

— Думала найти его здесь.

Он кивнул.

— Да, уверен, здесь будет из чего выбрать. Тут нарядов для свадьбы в Вегасе больше, чем дома.

— Читаешь мысли.

Трэвис протянул мне руку и помог сделать два шага в проход.

— Что бы ты ни надела, у тебя будет шикарный вид.

Я поцеловала его в щеку и взяла сумку как раз, когда очередь начала двигаться. Мы последовали за остальными пассажирами через ворота в терминал.

— Дежавю, — прошептал Трэв.

Я понимала его чувства. Игровые автоматы зазывали своими песнями и ярко сияли огнями, якобы обещая удачу и крупный выигрыш. Последний раз, когда мы тут были, выделить парочки, которые собирались пожениться, не составляло труда, и я гадала, были ли мы столь же предсказуемыми.

Трэвис взял меня за руку, когда мы проходили выдачу багажа, а затем мы направились к табличке «ТАКСИ». Автоматические двери раскрылись, и мы вышли в ночной воздух пустыни. Он был душным, жарким и сухим. Я вдохнула тепло, позволяя себе насытиться Вегасом.

Свадьба с Трэвисом будет самым трудным из легких испытаний в моей жизни. Мне нужно было пробудить те части себя, что были скрыты в самых темных уголках этого города, чтобы добиться успеха в своем плане. Если Трэв посчитает, что я делаю это по какой-либо иной причине, кроме как по желанию вверить себя ему, он ни за что не позволит этому свершиться. А его доверчивым назвать было трудно; что еще хуже, он знал меня лучше всех, знал, на что я была способна. Если я смогу добиться брака и спасти Трэвиса от тюрьмы, чтобы он об этом не догадался, это будет моей лучшей аферой.

Хоть мы обогнали толпу, ожидающую свои вещи, у такси все равно стояла длинная очередь. Я вздохнула. К этому времени мы должны были уже пожениться. Было еще темно, но с пожара прошло уже пять часов. Мы не могли позволить себе стоять в очереди.

— Голубка? — Трэв сжал мою руку. — Ты в порядке?

— Да, — ответила я, слегка покачивая головой и улыбаясь. — А что?

— Ты кажешься… немного напряженной.

Я сосредоточилась на своем теле; как я стояла, на выражении лица, на всём, что могло навести его на ненужные мысли. Мои плечи были так напряжены, что поднялись до ушей, но я заставила себя расслабиться.

— Я просто готова.

— Покончить с этим? — спросил он, сводя брови на переносице. Не знай я его так хорошо, ни за что бы не заметила это изменение в его выражении.

— Трэв, — сказала я, обхватывая руками его талию. — Это была моя идея, помнишь?

— Как и в прошлый раз, когда мы полетели в Вегас. Помнишь, чем это кончилось?

Я засмеялась, а затем жутко устыдилась. Складка между его бровями углубилась. Для него все это было так важно. То, как сильно он меня любил, большую часть времени поражало меня, но сегодня все было иначе.

— Я спешу, да. Разве ты нет?

— Да, но что-то не так.

— Ты просто нервничаешь. Прекрати волноваться.

Его черты разгладились, и он обнял меня.

— Ладно. Если ты говоришь, что в порядке, то я тебе верю.

Пятнадцатью долгими минутами спустя мы оказались в начале очереди. Такси подъехало к тротуару и остановилось. Трэвис открыл для меня дверь, и я скользнула на заднее сидение, подвинувшись, чтобы освободить ему место.

Таксист оглянулся через плечо.

— Ненадолго приехали?

Парень поставил нашу единственную сумку перед собой на половицу.

— Мы путешествуем налегке.

— В Белладжио1, пожалуйста, — спокойно сказала я, пытаясь не выдать свое нетерпение.

С текстом, который я не понимала, веселая, детская мелодия полилась из динамиков, пока мы уезжали из аэропорта к бульвару. Огни отеля начали виднеться задолго до того, как мы к нему подъехали.

4
{"b":"596012","o":1}