ЛитМир - Электронная Библиотека

Когда мы с Америкой уехали в колледж, я хотела стать невидимой. До того дня, как повстречала Трэвиса, я получала бесконечное наслаждение от своего статуса инкогнито.

Я опустила взгляд от сотой пары глаз, внимательно наблюдающей за мной, и задумалась, всегда ли я буду чувствовать себя в центре внимания, пока я с Трэвисом.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Живым или мертвым

Трэвис

Дверь лимузина закрылась за мной с громким хлопком.

— Вот черт! Простите, я нервничаю.

Водитель отмахнулся.

— Ничего страшного. С вас двадцать два доллара. Я вернусь сюда же.

Лимузин был новым. Белым. Эбби понравится. Я вручил ему тридцатку.

— Так вы будете на этом же месте через полтора часа, так?

— Да, сэр! Я никогда не опаздываю!

Он уехал, и я повернулся. Церковь освещалась со всех сторон, сияя на фоне утреннего неба. До рассвета оставалось примерно полчаса. Я улыбнулся. Эбби это понравится.

Входная дверь открылась, и оттуда вышла пара. Они были среднего возраста, мужчина — в смокинге, а женщина — в пышном свадебном платье. Низенькая дама в светло-розовом платье махала им на прощание, а затем заметила меня.

— Трэвис?

— Да, — я застегнул пиджак.

— Так бы тебя и съела! Надеюсь, твоя невеста ценит по достоинству твою красоту!

— Она симпатичнее меня.

Женщина хихикнула.

— Шантили. Я здесь главная. — Она уперлась кулаками в бока. Женщина была одинаковой, что в высоту, что в ширину, а ее глаза практически полностью скрывались за густыми, искусственными ресницами. — Пошли, сахарочек! Заходи! Заходи! — сказала она, подгоняя меня.

Администратор за столом улыбнулась и вручила небольшую стопку документов. Да, мы хотим двд. Да, нам нужны цветы. Да, с Элвисом. Я поставил галочку на всех подходящих пунктах, записал наши имена и информацию, а затем вручил документы обратно.

— Спасибо, мистер Мэддокс, — сказала администратор.

Мои ладони вспотели. Я не мог поверить, что был здесь.

Шантили похлопала меня по руке, ну, по запястью, поскольку выше не доставала.

— Сюда, милок. Ты можешь освежиться и дождаться своей невесты здесь. Как ее зовут?

— Э… Эбби… — сказал я, проходя в открытую женщиной комнату. Я осмотрелся, подметив диван и зеркало, окруженное сотней огромных лампочек. Обои были броскими, но симпатичными, и помещение казалось чистым и классическим, как Эбби и хотела.

— Я дам тебе знать, когда она приедет, — сказала Шантили, подмигивая. — Тебе что-нибудь принести? Воды?

— Да, было бы замечательно, — сказал я, садясь на стул.

— Я мигом, — пропела она, пятясь из комнаты и закрывая за собой дверь. Я слышал, как женщина напевала, идя по коридору.

Я откинулся на спинку дивана, пытаясь осмыслить, что только что произошло, и гадая, выпила ли Шантили энергетика или она от природы была такой активной. Даже несмотря на то, что я просто сидел, мое сердце быстро билось в груди. Вот зачем людям свидетели: чтобы те помогали успокоиться перед свадьбой. Впервые с момента, как мы приземлились, я заскучал по Шепли и братьям. Они бы раздражали меня, всячески отвлекая от того факта, что меня тошнило.

Дверь открылась.

— Вот ты где! Что-нибудь еще? Ты, похоже, немного нервничаешь. Ты поел?

— Нет, не было времени.

— О, ну мы же не можем допустить, чтобы ты потерял сознание у алтаря! Я принесу тебе немного сыра с крэкерами. Как на счет фруктов?

— Да, спасибо большое, — сказал я, все еще недоумевая, откуда в Шантили было столько энтузиазма.

Она ушла, закрыв дверь, и я снова остался один. Я опустил голову на диван, замечая разные очертания из узоров на обоях. Я был благодарен всему, что отвлекало меня от постоянных взглядов на часы. Придет ли она? Я крепко закрыл глаза, отказываясь об этом думать. Эбби любила меня. Я доверял ей. Она будет здесь. Черт возьми, как жаль, что здесь нет моих братцев. С такими успехами я потеряю свой облюбованный рассудок.

Эбби

— Ну разве ты не красавица! — сказала водительница, когда я села на заднее сидение такси.

— Спасибо, — поблагодарила я, чувствуя облегчение, выбравшись из казино. — Церковь Грейсленд, пожалуйста.

— Выходишь замуж? Хорошенькое начало дня! — сказала женщина, улыбаясь мне в зеркало заднего вида. У нее были короткие седые волосы, и ее пятая точка выходила за границы сидения.

— Раньше не получилось.

— Ты ужасно молода, чтобы быть в такой спешке.

— Знаю, — сказала я, наблюдая за видами Вегаса, проносящимися в окне.

Она цокнула языком.

— Похоже, ты нервничаешь. Если есть сомнения, дай мне знать. Я могу и развернуться. Все нормально, золотце.

— Я волнуюсь не о свадьбе.

— Нет?

— Мы любим друг друга. Я не об этом волнуюсь. Просто хочу, чтобы с ним все было хорошо.

— Думаешь, у него сомнения?

— Нет, — я коротко рассмеялась и встретилась с ней глазами. — А вы замужем?

— Была дважды, — водительница подмигнула. — Первый раз я вышла замуж в той же церкви, что и ты. Как и Бон Джови.

— Правда?

— Ты его знаешь? «Когда-то Томми работал на пристани!»3 — пропела она, к моему большому удивлению.

— Да! Слышала такого, — ответила я, радуясь отвлечению и посмеиваясь.

— Я обожаю его! Вот! У меня есть диск. — Она вставила его в проигрыватель, и всю оставшуюся поездку мы слушали его величайшие хиты. «Нужен живым или мертвым», «Всегда», «Кровать из роз»; «Я примчусь ради тебя» как раз заканчивалась, когда мы подъехали к тротуару перед церковью.

Я достала пятьдесят долларов.

— Сдачу оставьте. Бон Джови помог.

Она всунула мне деньги.

— Никаких чаевых, дорогуша. Ты позволила мне попеть.

Я закрыла дверь и помахала на прощание. Был ли Трэвис уже здесь? Я зашла внутрь. Меня встретила пожилая дама с пышными волосами и слишком большим количеством блеска на губах.

— Эбби?

— Да, — я поправила платье.

— Ты шикарно выглядишь! Меня зовут Шантили, я буду одной из ваших свидетелей. Позволь забрать твои вещи. Я уберу их в безопасное место, пока мы не закончим.

— Спасибо, — я наблюдала, как она забрала мою сумочку. Что-то свистело, когда она двигалась, хоть я не могла понять, что именно.

— Ой, подождите! — опомнилась я, и женщина вернулась, протягивая мне сумочку. — Там кольцо Трэвиса. Простите.

Ее глаза превращались в мелкие щелочки, когда она улыбалась, из-за чего накладные ресницы становились еще более явными.

— Все нормально, золотце. Просто дыши.

— Я не помню как, — ответила я, надев его кольцо на большой палец.

— Давай, — она протянула ладонь. — Отдай мне ваши кольца. Я верну их, когда придет время. Скоро появится Элвис и поведет тебя к алтарю.

Я посмотрела на нее с ничего не выражающим лицом.

— Элвис?

— Ну, король рок-н-ролла.

— Да, я знаю, кто это такой, но… — Фраза так и повисла в воздухе, когда я сняла кольцо и положила на ее ладонь, рядом с кольцом Трэва.

Шантили улыбнулась.

— Можешь воспользоваться этой комнатой, чтобы освежиться. Трэвис уже ждет, так что Элвис постучится в любую минуту. Увидимся в конце прохода!

Она наблюдала за мной, пока я закрывала дверь. Я повернулась, испугавшись собственного изображения в огромном зеркале позади. Его обрамляли огромные и круглые лампочки, как у актрис в бродвейских шоу. Я села на стул, глядя на себя в зеркале. Вот кем я была? Актрисой?

Он ждал. Трэвис в конце прохода, ждал, чтобы я присоединилась к нему, чтобы мы поклялись в верности друг другу до конца жизни.

Что, если мой план не сработает? Что, если он отправится в тюрьму, и все это бесполезно? Что, если они особо и не искали его, и все это не имеет смысла? У меня больше не будет оправдания, что я вышла замуж до того, как получила право принимать алкоголь, потому что спасала его. Нужен ли мне повод, если я люблю его? Почему вообще люди женились? Ради любви? Этого у нас было в достатке. Я была так уверена в начале. Раньше я во многом была уверена. Но сейчас я чувствовала сомнения. Ко всему.

9
{"b":"596012","o":1}