ЛитМир - Электронная Библиотека

Казарина Диана Юрьевна

Когда падали листья

Пролог

Он смотрел на свои творения, на результаты давнего эксперимента и не понимал - зачем. Зачем он сделал это? Зачем создал все эти миры и населил их?

Сейчас перед ним было свыше двадцати различных реальностей, и в каждой жизнь текла своим чередом. Вот люди, самые слабые, но самые не предсказуемые и от этого очень интересные создания вновь затеяли войну из-за ресурсов. Вот орки придумали себе новое божество, пытаясь объяснить этим разверзшийся вулкан рядом с их поселением. А вон в том зеленом, полном летающих водопадов мире, эльфы с помощью своей магии все пытаются открыть проход в другое измерение.

Глупые. Не понимают, что все это тщетно. Что все они лишь пешки, подопытные зверушки в руках кукловода. Так смешно наблюдать за их жалкими потугами объяснить непонятное и доказать самим себе, что они единственные и неповторимые, всесильные.

Он тяжело вздохнул и обратил свой взор на маленькую голубую планету - Землю. Самая первая созданная в рамках эксперимента и самая нелюбимая. Ни какая другая раса, кроме человеческой, на ней не прижилась. Несколько попыток подселить гномов, гоблинов и даже драконов провалились с треском. Люди безжалостно истребляли всех, кто хоть немного был на них не похож.

Устал. Как же он устал. Пора прекращать все это. Пора уходить на покой, вслед за остальными. Нужно только попрощаться со своими созданиями.

И, пожалуй, начать следует именно с Земли.

Глава 1

Мерный гул компьютеров, тихие переговоры сотрудников, жужжание факсов, щелканье по клавиатуре пальцами. Так теперь проходит каждый мой день на протяжении полугода. Именно столько я работаю в небольшой фирме, занимающейся поставками офисного оборудования. Фирмочка можно сказать новая, совсем не раскрученная, поэтому меня, имеющую лишь трехмесячный опыт работы в магазине канцтоваров, взяли без проблем. Правда и зарплата не высокая, но на жизнь хватает.

Тяжело вздохнула и покосилась на симпатичные, аккуратные наручные часики, купленные с первой получки. Эх, до конца рабочего дня еще целый час. Перевела взгляд на большое окно, у которого находился мой стол. Дождь. Опять. Начало осени выдалось слишком сырым и промозглым. Еще только сентябрь, а по ощущениям конец октября - льет не переставая уже целую неделю.

Опять вздохнула и посмотрела на монитор, поморщилась - высветившееся гневное сообщение от начальника и гласившее какие мы все бездельники не выполнили планы, настроения не добавляло. Хорошо, что сегодня пятница, и он уехал на переговоры, а то стояли бы всем коллективом и слушали отповедь. А так может до понедельника остынет.

- Лизок, пошли чайку, попьем.

Это Вера Анатольевна, а для всех нас просто Вера, Верунчик или Веруся - она бухгалтер. Вечно веселая и не унывающая душа нашей компании. Хоть и перевалило Вере за пятьдесят, но на вид ей больше сорока не дашь, а в душе так вообще двадцать максимум.

- Нет, Вер. Нужно до конца дня доделать кое-что. Александр Витальевич обещал проверить в понедельник, а у меня почти ни чего не готово. Не хочется выволочку от него получить. - Скривилась я, вспомнив разгневанное, всегда неприятно краснеющее при крике лицо начальника.

- Хорошо. Передумаешь, заходи.

Вера, не смотря на свои не очень худые формы, легко соскочила со стола, на котором вольготно разместилась, и, потрепав меня по коротко стриженным темным волосам, направилась в свой кабинет.

А я, буркнув на всяких укладку порчащих, приступила к работе.

Закончить успела во время и, выключив компьютер, сладко потянулась. Хорошо. Какая же тяжелая неделя выдалась. Сняла очки и положила в очечник - пусть глаза отдохнут. Все, пора домой. Я уже с нетерпением предвкушала вечер за чашечкой ароматного чая, тарелочкой вкусных эклерчиков и каким-нибудь романтичным фильмом. Улыбнулась своим мыслями, быстро покидав в сумку вещи, направилась на выход.

Улица встретила меня промозглой сыростью, гомоном и гулом спешащих по своим делам людей и автомобилей и ароматом опавших, спревших листьев. Холодно и не уютно. Поплотнее запахнула плащ, посильнее натянула капюшон и быстрым шагом потопала в строну остановки.

Уже через минуту ноги промокли, а от проливного дождя даже глубокий капюшон не спасал. Не люблю осень, за исключением короткого бабьего лета. В это время года меня всегда одолевает меланхолия, а желание тепла, уюта и комфорта зашкаливает. Хочется завернуться в мягкое одеяло и просидеть в нем до самой весны.

- Привет Лиз. - Прервал мои мысли преградивший путь силуэт.

Вскинула голову:

- Макс...

Суржев Максим Александрович - сын моего начальника и заноза в моей зад... пятой точке. Рыжий, голубоглазый, всегда стильно одетый красавец и мечта если не всей, то половины женского населения нашего города точно. И я бы с радостью вручила его какой-нибудь симпатичной, амбициозной девушке и даже с удовольствием станцевала бы на их свадьбе. Вот только он почему-то ко мне прилип и отчаянно не желает отлипать.

- Пошли, подброшу тебя до дома.

Макс протянул руку и, ухватив меня за ладонь, потянул в сторону припаркованного у обочины БМВ.

- Нет, Макс, - вырвалась из крепкого захвата, - я лучше на маршрутке.

- Опять капризничаешь милая? - Голубые глаза недобро сузились, а на губах заиграла холодная улыбка.

Ну, вот чего он ко мне прицепился, ведь не модель с ногами от ушей, да и красотой особой не блещу, к тому же очки с детства ношу.

- Макс не начинай заново. Мы уже говорили с тобой на эту тему.

И действительно говорили. И разговор был не из приятных. Тогда он меня достал с нежелательными знаками внимания и беспрестанными приглашениями в ресторан. Пришлось доходчиво объяснить, что встречаться с ним я не буду, что он мне совершенно не нравится. Да, грубовато, но по-иному избалованный женским вниманием сын шефа понимать не хотел. И я даже поверила, что мои доводы и увещевания дошли до Макса - его некоторое время было не видно и не слышно. И вот объявился, и мы вернулись вновь к нашим баранам.

- Лиз, я всего лишь хочу подвезти тебя до дома. Погода отвратительная, дождь льет, ты промокнешь и простынешь.

В голосе Макса слышалась неподдельная забота, а вот глаза так и оставались холодными, голубыми ледышками. Я бросила быстрый взгляд на стоящую неподалеку машину. Соглашаться было нельзя, ведь стоит дать хоть малюсенькую надежду и рыжий любимец женщин вновь ринется в бой. Но усиливающийся дождь и только что проехавшая мимо моя маршрутка выбора мне не дали.

- Хорошо, поехали. Но... - прервала я ухмыльнувшегося Макса открывшего было рот для какой-нибудь самодовольной фразочки, - это в первый и в последний раз.

- Как скажешь милая. - Поднял руки мужчина, давая понять, что на большее не претендует и вообще он пай-мальчик.

Однако это меня совершенно не успокоило. Сын шефа всегда вызывал во мне неоднозначные эмоции: вроде симпатичный мужчина, неизменно хорошо одетый, обходительный, не грубиян, а начнешь говорить с ним, и ощущение возникает, будто с куском льда беседу ведешь. И совершенно не ясно, что у него на уме - ни одна эмоция не отражается на вечно спокойном, красивом лице.

Мы прошли к автомобилю, и Макс открыл передо мной дверцу, помогая сесть. Мило конечно, но проходя мимо него, я почувствовала, как по спине побежали мурашки. И отнюдь не приятные. А еще появилось ощущение какой-то катастрофы, чего-то неправильного.

Оказавшись в теплом салоне авто, я смогла немного расслабиться и согреть озябшие руки. Вскоре и Максим присоединился ко мне и плавно повел машину по мокрой, освещенной фонарями и фарами других автомобилей дороге.

Из магнитолы лилась весьма известная песня не менее известной музыкальной группы, мимо проносились подмигивающие разноцветными огоньками здания, темные парки, машины, слившиеся в один неразличимый поток. А я смотрела на все это сквозь залитое дождем окно и молчала. Макс тоже не торопился начинать разговор. И это, без сомнения, было прекрасно - я не знала о чем с ним разговаривать, а болтать о всякой ерунде смысла не видела.

1
{"b":"596353","o":1}