ЛитМир - Электронная Библиотека

А на светских мероприятиях стараться не "высовываться" (так сказал дядя), а вести себя скромно, следить за своей речью и не поддаваться на провокации (?). Дядя сказал, что я быстро всему обучусь, за Сезон точно, потом буду смеяться над своими страхами. Смеяться - это хорошо, только бы сперва научиться. А насчёт не "высовываться" - это хороший был бы совет леди Камилле. Но и я постараюсь научиться жить по правилам. Дядя Мартин сказал, что люди живут в обществе, и чтобы жизнь проходила без сложностей, лучше следовать тем правилам, которые сложились издавна, когда люди договорились между собой, как надо поступать, чтобы жить вместе в мире и без конфликтов. Ох, до чего же это сложно и трудно!

А ещё дядя Мартин сказал, что не надо переживать из-за того, что я незнакома с молодыми людьми. Познакомлюсь, буду общаться, а если встречу родственную душу, то пойму это (интересно, как?). Только не надо торопиться, у меня вся жизнь впереди, и не каждая девушка встречает своего избранника в первый Сезон. Вот, например, он встретил тётю Эвелин на её третьем Сезоне, зато сразу понял, что она дождалась его. А если бы она поторопилась и вышла замуж после своего первого Сезона? Вот было бы несчастье, если бы они встретились, когда она была бы замужем! Зато теперь они вместе растят детей и вместе проживут всю жизнь. Так что дядя посоветовал мне не волноваться и наслаждаться жизнью. А сердце мне подскажет, когда я встречу того, кто мне предназначен. Хороший у меня дядя!

1 апреля 1816 года.

Самый неприятный для меня день - 1 число каждого месяца. К этому дню управляющий моего поместья присылает очередной отчёт своей деятельности, и дедушка настаивает, чтобы я в тот же день знакомилась с отчётом, а вечером сообщала ему, что я узнала и какие решения приняла. Зачем мне это надо? Всё равно, когда я выйду замуж, поместьем будет заниматься мой муж, а сейчас последнее слово в решениях относительно Краунли (так называется моё поместье) принадлежит дедушке.

Я слышала, как бабушка говорила кому-то, что дедушка отдал управление майоратными поместьями моему папе (наверное, поэтому папа такой серьёзный и деловитый), а себе оставил только управление Линдон-Холлом, а теперь и Краунли.

Линдон-Холл - это поместье лорда Линдона, мужа моей тёти Маргарет. Они давно уже уехали в Индию, и с тех пор делами Линдон-Холла занимается дедушка. А в прошлом году дедушка с папой купили Краунли мне в приданое.

В школе нас учили управлять большим домом и поместьем, так что домашние задания я выполняла на основе отчётов управляющего - тогда это хотя бы вознаграждалось похвалой учительницы и хорошими оценками. А зачем мне сейчас эта головная боль? Но дедушка в этот раз не пошёл на уступки. Единственное, на что он согласился - читать отчёты вместе со мной и тут же обсуждать решения. Ну, это хоть что-то. Сегодня мы вообще за полчаса управились, и мне даже понравилось. Я вообще люблю разговаривать с дедушкой, поэтому ушло уныние, которое охватило меня, когда я представила, что корплю каждый месяц над отчётами, вместо того чтобы наслаждаться взрослой жизнью.

Что меня ещё огорчает - у нас не очень большой дом в Лондоне. Поэтому вряд ли мы сможем пригласить очень много гостей. А так хочется, чтобы мой первый Сезон оставил у меня только приятные воспоминания. Дочь графа Кенрика хвасталась, что у них целых три танцевальных зала, так что они могут принять уйму гостей. А у нас всего один танцевальный зал, правда, он большой и красивый, но недостаточно большой для того, чтобы несколько сотен гостей могли танцевать одновременно.

2 апреля 1816 года.

Как мне сегодня повезло! У меня и платье для представления ко двору будет красивым! Мы сегодня с бабушкой были у модистки, и я увидела у неё такой замечательный материал, что сразу поняла - платье будет изумительным. И мне удалось уговорить бабушку заказать мне новое платье, потому что мне не хотелось идти к королеве в скучном платье, ведь представление ко двору бывает раз в жизни.

От модистки вернулись домой - пошёл дождь и никуда не хотелось ехать, тем более, что ещё не все приехали к началу Сезона в Лондон и ещё мало кто ездил с визитами. Хорошо, что утром я успела покататься в парке. Жалко Моргану, ей здесь меньше свободы, чем в поместье. Дома продолжила читать книгу, которую подарил дядя Мартин к окончанию школы. Он сказал, что эта книга очень поучительна. Она называется "Разум и чувства". Сначала было немного скучновато, а потом я втянулась. Конечно, в книге нет мистики и жутких тайн, но дядя Мартин сказал, что по книгам можно знакомиться и с обычной жизнью. Мне нравится Элинор, что она такая умная и сдержанная. Но у меня сдержанность пока не получается, я часто говорю не задумываясь, а с чужими так нельзя, я уже поняла. И ещё немного страшно - вдруг я влюблюсь, как Марианна, а он меня тоже обманет. Я не хочу.

3 апреля 1816 года.

Погода не очень тёплая, но я всё равно поехала покататься в парке. Дедушка говорит, надо чувствовать ответственность за животных, которые тебе доверены. Потом мы с бабушкой ездили по магазинам. В одной лавке я увидела такую чудесную шляпку, что уговорила бабушку купить её. Бабушка сначала не соглашалась, потому что эта шляпка не подходила к моим нарядам. А я сказала, что купим шляпку и будем подбирать к ней платье. Бабушка засмеялась, сказала, что обычно принято делать наоборот, а потом всё-таки согласилась купить эту замечательную шляпку. Поэтому у меня сегодня такое хорошее настроение.

Хорошо, когда есть деньги! Я вспоминаю книгу, которую читаю, и жалею Дэшвудов, что у них было мало денег. Ужасно, когда платьев мало, и притом они старые. Хотя старшие и говорят, что человека надо ценить не только по одежде, но ведь одежда тоже важна.

Вечером в гостиной говорили о виконте Льюисе. В газете было сказано, что законный виконт - лорд Ирвин Стоун, но уже 36 лет его титулом владеет другой. Как интересно! Лорда Ирвина никто не знает, тут какая-то тайна. А тайна - это так восхитительно!

4 апреля 1816 года.

Ездили на примерку платья для представления ко двору. Оно мне очень идёт, я думаю, что понравлюсь королеве в этом платье. Она скажет: "Кто эта элегантная девушка? У неё такой хороший вкус, надо бы распорядиться, чтобы впредь всех дебютанток представляли ко двору в таких платьях". А если спросит моё мнение, я ей скажу, что надо разрешить дебютанткам вышивать свои платья разными красивыми цветами.

Потом поехали с визитами. Сначала заехали к Кенрикам, повидалась с леди Камиллой. Она выказала такой фальшивый восторг, что мы вместе дебютируем, правда, пожалела, что у нас не такой просторный особняк, как у них. Можно подумать, что её это не радует!

Там сплетничали о предстоящем Сезоне, в каких семьях есть "перспективные" женихи и о других дебютантках. Графиня сказала, что самая богатая невеста, леди Виктория Уэйн, не будет составлять никому конкуренцию, так как в газетах было объявление о её помолвке с герцогом Бьюкаслом.

- Конечно, - едко сказала она, - герцог весь в долгах, поэтому герцогская корона была выставлена на продажу, вот баронесса Чард и отхватила её для своей внучки. Как бы он и её приданое не растратил.

Бабушка осторожно заметила:

- Насколько я слышала, долги были сделаны отцом герцога, а сам нынешний герцог сражался в армии Веллингтона. Да и помолвка у них была заключена ещё в 1803 году, когда Бьюкаслы тоже были богаты.

Леди Камилла пренебрежительно заметила:

- Я бы не хотела, чтобы за меня заключали помолвку. Я хочу выйти замуж только за того, кого сама выберу.

- Так и будет, любовь моя, - ответила её мать. - Но ты же училась вместе с леди Викторией, не так ли?

3
{"b":"596446","o":1}