ЛитМир - Электронная Библиотека

========== 1. Начало ==========

Машина подъехала к самому крыльцу. Открылась дверца, и женщина, сопровождающая нас из приёмника-распределителя, где мы с братом жили последние две недели, выпрыгнула на улицу, звонко цокнув каблуками об асфальт.

- Ждите, - коротко бросила она, прихватила папку с документами и скрылась в здании.

Мы с Егором сидели сзади и разглядывали через опущенное стекло то немногое, что можно было увидеть: металлические решётки забора, огораживающего четырёхэтажное здание детского дома, кусты, растущие вдоль этого забора и несколько скамеек, стоящих по бокам площадки перед крыльцом.

Странно. Я думала, что в детском доме много детей, и мы услышим их голоса и увидим гуляющие фигуры, но вокруг было безлюдно и тихо.

Вскоре на крыльце показались двое: наша сопровождающая и солидная женщина в очках, видимо, работающая здесь. Наша знакомая взмахом руки показала, что мы можем выходить из машины. Я потянулась к ручке, но, дрожащие от волнения руки, будто не слушались. Я дёргала за ручку, но она не поддавалась. Водитель хмуро посмотрел в мою сторону, нервно вздохнул, медленно вывалился из машины и, обогнув её, сам открыл дверь.

Мы с Егором с сумками в руках, в которых лежала наша одежда и кое-какие вещи, поднялись по ступенькам крыльца и встали напротив женщин.

- Знакомьтесь, это Анна Сергеевна – директор детского дома, а это – Катя и Егор, - равнодушно представила нас сопровождающая.

Директриса слегка улыбнулась и кивнула нам головой.

- Идите за мной, - она попрощалась с сопровождающей, развернулась и быстро направилась в здание.

Мы поспешили следом. Внутри было как-то серо: стены кое-где облупились от краски, немногочисленные цветы, стоящие на подоконниках, выглядели сиротливо, даже картины на стенах казались бледными, будто выгорели на солнце.

Анна Сергеевна повела нас по длинному переходу, соединяющему два корпуса, объясняя по дороге, что один из них называется спальный, потому что в нём ребята живут и соответственно спят, а другой – учебный, там располагаются классы, библиотека, спортзал. Пока идут каникулы, он почти пустует.

Рассказала, что в этом детском доме живут те ребята, которые окончили начальную школу. Нам повезло. Если бы это случилось год назад, нас с Егоркой распределили бы по разным местам…

Столовая, в которую мы пришли, находилась на первом этаже спального корпуса.

- Лидочка, накорми, пожалуйста, этих двоих, - обратилась директриса к полной женщине в белой куртке - работнице столовой. – Новенькие, только что поступили.

- Садитесь за стол, кушайте, - строго произнесла Анна Сергеевна. – Скоро за вами придёт воспитательница и покажет ваши комнаты.

Лидочка, это имя ей явно не подходило ни по возрасту, ни по комплекции, принесла нам по тарелке каши, стакану какао и бутерброду с сыром.

Егор сразу взялся за ложку и принялся уплетать кашу, аппетит у него всегда был отменный. Я же вяло ковырялась в тарелке, решая, стоит ли хотя бы попробовать эту размазню.

- Хочешь ещё? – пододвинула я свою кашу Егору, когда он покончил со своей порцией и вылизывал тарелку.

- Ага, - с довольным видом он пододвинул её к себе. – А тут хорошо, лучше, чем в приёмнике.

Я съела бутерброд, запивая его какао, и терпеливо ждала брата. Какой он всё-таки глупый. Разве может быть хорошо там, где нет родителей?

После их смерти Егор плакал три дня, успокаиваясь только на время сна, потом около недели ни с кем не разговаривал, но в приёмнике его направили к психологу, и вскоре мальчишка стал похож на себя прежнего. Сказали, что психика в таком возрасте поддаётся лечению легче…

Послышались шаги, и мы, обернувшись, увидели, что к нам направляется молодая женщина.

- Ну что, давайте знакомиться, - улыбаясь, начала она. – Меня зовут Ольга Юрьевна. Я – ваша воспитательница. Расскажите о себе: кто вы, сколько лет, в какой класс перешли?

Брат ещё допивал какао, поэтому в ожидании его, она присела на рядом стоящий стул. На правах старшей сестры я коротко поведала о нас.

- Я – Катя, мне пока пятнадцать, в конце лета шестнадцать исполнится, буду учиться в десятом классе. Это мой брат – Егор. Он закончил четвёртый, ему одиннадцать… Потаповы мы.

- Замечательно, - снова улыбнулась она, но и её слова, и улыбка почему-то вызвали во мне неприязнь. Чего уж тут замечательного? – Пойдёмте, я покажу ваши комнаты. Хорошо, что сейчас каникулы, успеете попривыкнуть и познакомиться с ребятами. Правда, их сейчас немного.

Мы поднялись по лестнице на второй этаж, прошли по коридору и остановились около двери с номером 28.

- Здесь будешь жить ты, Егор, - Ольга Юрьевна толкнула дверь и пропустила нас вперёд. – Вот эта кровать твоя. Вещи можешь положить в тумбочку или в шкаф.

Кроватей было четыре, на трёх из них покрывала были помяты, видимо, кто-то лежал, но в комнате никого не было.

- А я здесь один жить буду? – испуганно спросил Егор.

- Нет, что ты, - женщина погладила его по голове. – Мальчишки после завтрака ушли со вторым воспитателем в кино. Скоро вернутся, познакомитесь. Ты пока обживайся, а я сестру твою провожу. Она на третьем этаже будет жить.

- Я сейчас вернусь, - пообещала я Егору, печально провожающего меня глазами. – Помогу тебе вещи разобрать.

***

Поднявшись на этаж выше, мы подошли к комнате, где предстояло жить мне. Она была похожа на комнату брата. Такие же четыре кровати, рядом с каждой тумбочка, такой же шкаф, стол у окна и четыре стула. Как под копирку. Но в комнате сидели две девочки, одна красила другой ногти на руках. Они отвлеклись от своего занятия и с любопытством стали разглядывать меня.

- Твоя кровать у окна, - рукой указала Ольга Юрьевна. – Я пойду. Если что-то нужно, девочки покажут мою комнату. Она на первом этаже.

Дверь за ней закрылась, а я продолжала стоять. Всё происходящее казалось сном. Я закрыла на секунду глаза, представив, что сейчас проснусь в своей комнате, и мама позовёт пить чай. Но чуда не произошло.

- Чего встала, как вкопанная? – грубо прозвучал вопрос от одной из девочек. – Проходи. Приземляйся. Как зовут-то тебя?

- Катя, - тихо отозвалась я и прошла к теперь уже своей кровати, всё ещё ощущая на себе взгляды моих соседок.

- Я – Аня, а это – Вика, - снова заговорила одна из них. – Слушай, а у тебя не найдётся что-нибудь пожрать?

- У меня нет еды. Мы с братом только что в столовой были, - робко объяснила я, пожимая плечами.

- Плохо, - вздохнула Аня. - Утром в столовой накормили какой-то дерьмовой кашей, а до обеда ещё долго. А может деньги есть? Мы бы сейчас в магазин сгонзали, - питая надежду на положительный ответ, она пристально смотрела на меня.

- Нет. И денег тоже нет, - мои слова, казалось, разочаровали девочек, и они на короткое время утратили ко мне интерес.

Я вытряхнула на кровать из сумки свои вещи и принялась складывать их в тумбочку.

- А кофточка-то ничего, клеевая, - кивнула Аня на вишнёвый джемпер, который мне на последний день рождения связала мама. – Если что, то дашь поносить?

- Дам, - согласилась я, понимая, что мы теперь, как одна семья, и прослыть жадиной среди девчонок не хотелось.

- Хотя, Олеська, наверно, у тебя эту вещичку заберёт себе, - огорчённо вздохнула Аня. – Её размер.

- Точно, - кивком головы подтвердила до сих пор молчавшая Вика и принялась дуть на невысохший лак.

- Как это заберёт? – я не до конца поняла смысл услышанного.

Посмотрев на моё удивлённое лицо, девчонки громко рассмеялись.

- Как-как? Было - ваше, стало - наше, вот как. Вернее, Олеськино, - сквозь смех пояснила Аня.

- А кто такая Олеська? – я, ещё не познакомившись, начала бояться эту отсутствующую пока соседку.

- Да это подруга Клыка, - махнула рукой Аня, и взглянула так, будто перед ней сидит полная дура и не понимает очевидного. – Она тут правит среди девчонок. Её все слушаются. Так что и ты с ней не спорь, а то тебе же дороже выйдет. А подружишься, вообще - ништяк. Вот мы с ней дружим, - гордо закончила она.

1
{"b":"596814","o":1}