ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 1. Сделка

– Это никакая не шутка. Клиент, интересы которого я представляю, может исполнить ваши заветные мечты. В обмен на одну, вполне определенную, услугу с вашей стороны, – повторил сидевший за моим столиком незнакомец.

Специфические черты его лица, а также некоторые интонации в голосе, заставили меня припомнить героев одесских анекдотов. Поэтому я продолжал думать, что это розыгрыш, хотя человек напротив меня говорил самым серьезным тоном.

– То есть вы что-то вроде поверенного дьявола? Предлагаете выгодную сделку в обмен на мою душу? – решил подыграть я.

Я никуда не торопился. Мой обеденный перерыв начался недавно и у меня еще оставалось достаточно времени, чтобы поучаствовать в этом фарсе.

– Давайте сразу исключим эти глупости про душу и нечистого, – улыбнулся сидящий напротив меня человек. – Хотя по своему опыту догадываюсь, что наш разговор еще не раз свернет на эту тему.

– Ну и кто же вы такой?

– Я – доверенный посредник. Один из многих. Нас называют Брокерами. Это и должность, и отражение нашей сущности. Поэтому с большой буквы «Б». Мы имеем право на заключение контрактов между двумя сторонами. Конечным участникам сделки, при этом не обязательно друг друга знать лично. Им достаточно исполнить определенные обязательства друг перед другом. В итоге все получат безусловную выгоду.

Я хмыкнул. Может сейчас таким образом стали предлагать работу по прямым продажам очередной никому не нужной дряни?

– Для одного из моих заказчиков я искал вас, – продолжал мой собеседник. – Точнее, не совсем вас. Есть и другие кандидаты, но вы подходите идеально. Такой у нас, у Брокеров талант: находить людей с определенными желаниями, которые готовы осуществить другие мои клиенты. Как я уже говорил: не безвозмездно, а в обмен на кое-какие услуги. Мы же, посредники, стараемся выбрать самый лучший для обеих сторон вариант.

Экран моего смартфона снова засветился. Ну вот опять сама включилась передача данных. Да что же это такое! Около недели назад, при очередном обновлении приложений, в устройство загрузилась какая-то дрянь и теперь телефон жил своей жизнью. Даже полный сброс на заводские настройки не помог мне избавиться от вредителя. Я решил, что сегодня точно дойду до ближайшего сервисного центра. Только вот закончу с этим шутником.

– Так вы утверждаете, что ваш клиент может исполнить мои самые заветные мечты?

– Безусловно.

– А откуда он знает, чего мне хочется на самом деле? Об этом трудно догадаться, если не брать в расчет банальности вроде денег, власти и так далее, – я прощупывал этого «посредника», одновременно пытаясь понять, где же все-таки в кафе установлена скрытая камера.

Еще я думал о том, как не ударить в грязь лицом, когда мне наконец объявят, что меня снимали для какой-нибудь дурацкой телепередачи.

– Не сомневайтесь, он точно знает, чего вы хотите и способен выполнить свою часть договора. Заказчик – это не золотая рыбка, не джинн и даже не эксцентричный олигарх, как вы могли подумать. Мой клиент трезво оценивает свои возможности.

– То есть, как я понял, о деньгах можно даже не спрашивать?

– А вы хотели? Тогда о какой сумме идет речь? Странно, но я не припомню среди ваших жизненных приоритетов жажды наживы. Может тогда стоит обновить информацию, которую я передал заказчику ранее? Боюсь, после этого, вы, вероятнее всего, выпадете из списка кандидатов.

Мой телефон опять сам включился.

– Нет, деньги мне не нужны. Я всего лишь уточнял, – пояснил я и полез в настройки, чтобы снова отключить передачу данных на непокорном устройстве связи.

Кафе, в котором мы беседовали, находилось в глубине одного из спальных районов Москвы, недалеко от музыкального салона, места моей основной работы. Днем здесь никогда не толпились посетители, потому я и любил заходить сюда в обеденный перерыв. Почти пустое в это время, заведение идеально подходило для скрытых съемок какого-нибудь странного шоу.

Тематика местного оформления прямо-таки располагала к подобным мероприятиям: на стенах висели молоточки, отвесы, циркули и другие атрибуты братства вольных каменщиков. Их разбавляли известные фотографии и картины, демонстрирующие различные конспирологические теории. Попав сюда в первый раз, я настолько сильно заинтересовался увиденным, что надолго увлекся изучением многочисленных трудов по истории, философии и культуре прошедших лет.

Среди большей части этих изображений присутствовали умело подрисованные мастерами фотошопа инопланетяне. Например, местный вариант батального полотна Шепелюка, изображал Кутузова, принимающего во время Бородинского сражения из рук стоявшего перед ним аннунака некие документы. Стилистика переделанной картины была настолько строго соблюдена, что после ее просмотра было тяжело воспринимать пустое место справа от русского полководца в оригинале.

На другом изображении, известном фотоснимке, среди участников Крымской конференции 1945 года, можно было насчитать сразу трех рептилоидов. Один из которых стоял сзади сидевших на стульях Черчилля и Рузвельта, наклонившись к ним и объясняя что-то. Второй говорил со Сталиным, а третий, с торжественным выражением на серо-зеленой морде, стоял на заднем плане.

Тайные общества тоже не были забыты: дальняя от бара стена была занята целой серией на тему «американцы на Луне». Судя по этим снимкам, астронавты не покидали пределов Земли: расширенные (не обрезанные) кадры, открывали зрителю посторонних людей в специфических фартуках, находившихся на съемочной площадке, имитирующей лунную поверхность. Судя по тому, что один из масонов сидел в кресле режиссера – вольные каменщики явно заведовали всем съемочным процессом этой фальсификации.

Привлекал к себе внимание и потолок в этом заведении – он был пирамидальным, сложенным из множества зеркальных плит. Возможно, так было задумано, чтобы охраннику или бармену было легче следить за подозрительными посетителями, но лично мне казалось, что смысл этой странной конструкции был в чем-то другом. К сожалению, копаясь в исторических и научных источниках, я так и не нашел параллелей, способных дать мне ключ к разгадке.

Бросая взгляды по сторонам, я отвлекся, начал снова думать о розыгрыше, в который меня втянули. В том числе, о том, как назовут видеоролик в интернете, для съемок которого было выбрано подобное место. Нет, нельзя просто взять и уйти, оставив тут этого «сумасшедшего»! Мне стало слишком интересно, чем все закончится и какая роль отведена для меня в данном шоу.

Мой собеседник тем временем не спеша прихлебывал свой кофе.

– Ладно, давайте уже выслушаем вашу версию о том, чего я так сильно хочу. Хотя сам я, честно говоря, затрудняюсь взять и с ходу назвать свои заветные желания. Но вы утверждаете, что у вас такая информация есть, и вы можете ее озвучить.

Брокер кивнул и поставил чашку на стол.

– Сразу появляется и вопрос о стоимости исполнения всех этих моих «хотелок», раз уж вы как-то смогли определить им цену. В общем, начинайте, я вас внимательно слушаю, – сказал я и откинулся на спинку стула, скрестив руки на груди.

Мой собеседник достал из нагрудного кармана небольшой сложенный листок, расправил, посмотрел на него и виноватым тоном сообщил:

– Вы уж извините, что я по бумажке. Последние пару сотен лет память подводит, не получается, как раньше, запомнить все подробности по каждому клиенту.

Эта «пара сотен лет» меня сильно развеселила.

– Ничего-ничего, я все понимаю, – мне с трудом удалось подавить готовый вырваться смешок.

– Возможно, кое-что было упущено, ведь я выбрал и распечатал только самое основное.

– Начинайте уже. Я весь во внимании.

– Итак, здесь у меня по пунктам расписаны ваши мысли, с которыми вы засыпаете последние годы. Переживания, о том, что вы не смогли реализоваться, как музыкант и как композитор. Сожаления о том, как много бездарностей обретают славу, а настоящая музыка, которую вы творите, никому не интересна, кроме пары ваших друзей. Впрочем, вы их подозреваете в жалости к себе. Сомневаетесь, что они действительно понимают ваши творения… Что с вами? Вы сильно побледнели. Вам плохо?

1
{"b":"598230","o":1}