ЛитМир - Электронная Библиотека

Через десять дней New York Times в своей передовице сумела представить эту сделку в еще более выгодном свете, приведя в ее пользу весьма весомые аргументы. «В противном случае, – писала газета, – мы могли бы получить огромное заколоченное здание отеля “Коммодор”, по уши увязшего в долгах городу. Помимо огромных налоговых потерь, это нанесло бы ощутимый урон одному из главных районов города и надолго затормозило бы его реконструкцию и развитие».

Но как это ни удивительно, даже получение освобождения от налогов не смогло убедить банки дать деньги под проект. Это лишний раз доказывает, что дела у города шли из рук вон плохо. В 1974 году стоимость номера в «Коммодоре» в среднем составляла 20,8 долларов за ночь, и, если заполняемость превышала 40 %, отель находился практически на уровне безубыточности. Согласно проекту Трампа стоимость номера в полностью обновленном и перестроенном отеле планировалось повысить до 48 долларов в сутки. Они с партнером также рассчитывали, что постоянный уровень заполняемости будет не ниже 60 %. Вряд ли это были такие уж смелые прогнозы, но банки были убеждены в их излишней оптимистичности. На деле же все оказалось гораздо лучше самых смелых предположений. К тому моменту, когда в сентябре 1980 года возрожденный «Коммодор», уже названный новым именем «Гранд Хайатт», распахнул свои двери, финансовое положение Нью-Йорка настолько улучшилось, что Trump Organization смогла назначить за одноместный номер уже 115 долларов в сутки, а заполняемость отеля перевалила за 80 %. К июлю 1987 года цену повысили до 175 долларов в сутки, а постоянно занято было более 90 % всех номеров.

Как вы уже поняли, Трампу в конце концов удалось получить заем, а точнее, займы у двух организаций. Одной из них была страховая компания Equitable Life Assurance Society, в дополнение к основному бизнесу владевшая крупной недвижимостью. Глава ее отделения, Equitable Real Estate, Джордж Пикок согласился вложить в проект 35 миллионов долларов, руководствуясь соображениями его полезности для города. Другим финансовым институтом, согласившимся одолжить 45 миллионов долларов, был сберегательный банк Bowery Savings Bank, поскольку его штаб-квартира находилась прямо напротив «Коммодора». Ими двигали чисто практические соображения: руководству банка не хотелось быть свидетелями постепенного упадка и гибели этого района.

Благодаря решению облицевать отель с четырех сторон зеркальным стеклом можно было увидеть отражения всех тех прекрасных зданий в округе, которые раньше были не так хорошо заметны. Теперь на зеркальных стенах «Гранд Хайатт» отражались и величественное здание вокзала «Гранд Сентрал», и «Крайслер Билдинг», и многие другие великолепные здания, которыми знаменит Нью-Йорк.

Другим элементом проекта, вызывающим настоящую гордость у Дональда, было оформление вестибюля отеля. В большинстве гостиниц Нью-Йорка унылые и скучные вестибюли. Дональд же хотел добиться того, чтобы вестибюль «Гранд Хайатт» поражал воображение блеском и великолепием, чтобы, побывав там, люди хотели бы вновь и вновь возвращаться туда.

Для отделки полов был выбран роскошный коричневый мрамор «парадизио», несущие колонны, лестничные и балконные перила облицевали листами сияющей меди. Ресторан на первом этаже отгородили высоченными, более 5 метров, стеклянными стенами.

В сентябре 1980 года состоялось официальное открытие отеля «Гранд Хайатт». Сейчас годовая валовая прибыль от его деятельности составляет более 30 миллионов долларов. Как вы помните, управлять отелем должна была компания «Хайатт», так что после его открытия роль Дональда здесь была сыграна. Однако ему принадлежит 50 % акций отеля. Вначале из-за этого даже возникали проблемы. Он часто отправлял кого-нибудь из своих сотрудников или свою жену посмотреть, как там идут дела. Естественно, это не нравилось управляющим отеля. Однажды ему позвонил главный управляющий сети отелей «Хайатт» Патрик Фоули и сказал: «Послушай, Дональд, у нас проблема. Наш главный менеджер на грани помешательства! Твоя жена приходит сюда чуть ли не каждый день и придирается ко всяким мелочам. То она, видите ли, заметила пыль в углу холла и велит швейцару, чтобы он немедленно вытер ее. То ей кажется, что у портье недостаточно отутюжена униформа, и она требует, чтобы он отдал ее отгладить. Это подрывает авторитет нашего менеджера! Правда, к сожалению, у него некоторые трудности в общении с женщинами, но скажу в его защиту, что он управляет коллективом в полторы тысячи сотрудников, и, если не соблюдать иерархию, вся организация бизнеса просто полетит к чертям».

Дональд ответил Пату: «Я понимаю, о чем ты говоришь. Согласен, что это настоящая проблема, но до тех пор, пока я владею половиной доли в этом отеле, я не собираюсь ходить мимо и тешиться надеждой, что там все в полном порядке, не убедившись в этом». Тогда Патрик предложил встретиться, чтобы обсудить это дело. Дональд хотел с самого начала все расставить по своим местам, чтобы в будущем уже не было никаких взаимных обид. При этом Трамп осознавал, что Патрик – очень славный малый и прекрасный управляющий, обладающий истинно ирландскими дружелюбием и приветливостью. Куда бы он ни приехал, будь то «Хайатт Редженси» в Вашингтоне или «Хайатт» в Уэст-Палм-Бич во Флориде, он всегда помнит имена всех сотрудников. Он непременно расцелует шеф-повара, похвалит швейцара, поздоровается с каждой встретившейся ему горничной и с каждым сотрудником службы безопасности.

Когда они встретились, Патрик сразу сказал: «Я вот что придумал: я заменю главного менеджера “Гранд Хайатт”. Вместо него я поставлю одного из моих лучших ребят. Он, как и твоя жена, выходец из Восточной Европы. Это парень покладистый, думаю, что они легко найдут общий язык. Так что Ивана сможет приходить сюда, когда захочет, и разговаривать с любым из служащих. И все будут довольны».

Дональд Трамп. Провокация успеха - i_011.jpg

Отель «Гранд Хайат» на сегодняшний день

(в прошлом «Коммодор»)

Патрик, естественно, сдержал слово, а новый менеджер сделал одну остроумную вещь. Он начал одолевать чету Трамп вопросами по самым тривиальным поводам, сообщать о каждой новой мелочи. Например, он звонил и говорил: «Дональд, мы хотим поменять обои на 14-м этаже. Надо, чтобы ты одобрил те, что мы выбрали на замену». Или: «Мы хотели бы ввести новое меню в одном из наших ресторанов, требуется ваше одобрение». Или: «Мы подумываем о том, чтобы обратиться к другой компании по химической чистке вещей. Что вы думаете об этом?» Он приглашал Трампов на все заседания руководства и так старательно добивался мнения Дональда по любому малейшему вопросу, так старался вовлечь его в повседневные заботы управления отелем, что тот наконец не выдержал: «Ради Бога, оставь меня в покое. Делай, что хочешь, только отвяжись от меня!» Да, это была действительно смелая и остроумная выходка со стороны управляющего. Он добился своего, но не спорами и препирательствами, а дружелюбием и предупредительностью.

Одной из главных причин столь прочного и долгого сотрудничества с «Хайатт», помимо того факта, что отель все время процветает, является то, что Дональд всегда испытывал глубокое уважение и любовь к А.Н. Прицкеру.

Так некогда убыточный отель Commodore прошел стадию превращения в очень дорогой и успешный Grand Hyatt. Таким образом, Дональд заработал к 1979 году на одной только сделке около 500 миллионов долларов.

«Трамп Тауэр» (Trump Tower)

История с «Трамп Тауэр» началась еще в 1971 году, когда Дональд поселился на Манхэттене. Совершая регулярные ознакомительные пешие прогулки по району, он заметил 11-этажное здание на пересечении Пятой авеню и 57-й улицы. Самым ценным в нем было местоположение – в наиболее оживленной части Манхэттена, но кроме того, земельный участок, на котором стояло здание, был необыкновенно велик. Дональд считал, что, благодаря такому сочетанию, это самый ценный кусок недвижимости в Нью-Йорке. Именно здесь, в самом лучшем, самом престижном районе города, можно было бы построить по-настоящему грандиозное сооружение.

9
{"b":"598857","o":1}